Вот так воевали!

Юмор, поздравления и прочий флуд.

22 июня 1941 года.

Сообщение uran238 » 22-06-2007 07:55:12

66 лет назад началась Великая Отечественная Война. Наши деды и прадеды встали на зашиту своей Родины. Помянем всех тех, кто не вернулся с той войны, преклоним головы перед теми, кто принял первый удар на себя.

http://www.webpark.ru/comments.php?id=24685
«Не согласен - критикуй, критикуешь - предлагай, предлагаешь - делай, делаешь - отвечай!» Сергей Павлович Королёв.
Аватара пользователя
uran238
физик-ядерщик
 
Сообщения: 7690
Зарегистрирован: 14-03-2005 10:52:54
Откуда: Калининград


Вот так воевали!

Сообщение wurzel » 19-12-2011 21:51:34

Не знаю куда, решил сюда поместить. Вехи истории: Огненный экипаж Солнечным днём 3-го июля 1941-го года в город Минск, уже неделю как захваченный фашистами, неторопливо въехал советский танк. Одинокие, уже запуганные немцами прохожие торопливо жались к домам – по улицам города ползла огромная трёхбашенная бронированная машина, ощётинившаяся четырьмя пулемётами, неторопливо поводя дулом короткой пушки Гитлеровские солдаты совершенно не боялись советского танка – в те дни в верхмахте было уже немало трофейной бронетехники. Весёлый немецкий велосипедист даже некоторое время ехал перед танком, неторопливо нажимая на педали. Механик-водитель нажал на газ посильнее, танк дёрнулся вперёд и размазал незадачливого велосипедиста по мостовой – видать, тот просто надоел танкистам. А вот нескольких немцев, куривших на крыльце, они не тронули – не хотели вскрываться раньше времени.

Наконец подъехали к ликёроводочному заводу. Не в том смысле «наконец», что бы выпить, а в том смысле, что нашли цель. Неторопливые, обстоятельные немцы грузили в грузовик ящики со спиртным. Рядом скучал бронеавтомобиль. Первым не выдержал Николай в правой башне – метров с пятидесяти вжарил по грузовику из пулемёта. Серёга в левой тоже нажал на гашетку. Майор закусил губу - первым же точным выстрелом превратил броневик в груду металла и перевёл огонь на пехоту. Через несколько минут всё было кончено. Завершая картину разгрома сержант Малько провёл танк по остаткам грузовика.

Судя по всему – немцы ещё не понимали, что происходит в городе. Никем не преследуемый танк аккуратно переехал речку Свислочь по деревянному мостику – почти 30 тонн это не шутка – и пополз к рынку. На встречу Т-28 пошла колонна мотоциклистов – точно таких же, какими их покажут в фильмах лет через 20 – весёлые, форсистые, уверенные в себе. Серая змея обтекала танк слева. Пропустив несколько экипажей за корпус танка, майор резко ударил мехвода по левому плечу, и тот бросил танк прямо в колонну. Послышался страшный скрежет и крики. Тыльный пулемёт из головной башни ударил в затылок успевшим проскочить мотоциклистам, на дороге началась паника. Башенные ДТ поливали огнём гитлеровцев в середине и конце колонны, побледневший Малько жал и жал на рычаги, перемалывая железной громадой людей и мотоциклы. Пот тёк из под шлема и заливал ему глаза – ещё двумя неделями раньше он, прошедший Испанию, Халхин-Гол, Польшу и Финляндию, даже представить себе не мог, что попадёт в такую мясорубку.

Патронов танкисты не жалели – ещё с утра они в брошенном военном городке набили танк патронами и снарядами под завязку. Правда, впопыхах взяли половину снарядов для дивизионных пушек – а те, хоть и были того же калибра, не лезли в танковую пушку. Зато пулемёты били не смолкая. Выезжая на центральную улицу Минска – Советскую – танк, походя, обстрелял немцев толпившихся в сквере у театра. Потом, свернул на Пролетарскую и там остановился. Лица бойцов растянулись в волчьих улыбках. Улица была просто забита врагами и техников – машины с оружием, машины с боеприпасами, цистерны с горючим, полевые кухни. И солдаты, солдаты в серой форме кругом.

Выдержав мхатовскую паузу Т-28 взорвался смерчем огня. Пушка и три фронтальных пулемёта превратили улицу в кромешный ад. Почти сразу же загорелись цистерны, горящий бензин потёк по улицам, огонь перекинулся на машины с боеприпасами, потом на дома и деревья. Шансов укрыться от кинжального огня не было ни у кого. Оставив после себя филиал чистилища, танкисты решили посетить парк Горького. Правда, по дороге они попали под огонь 37-ми миллиметровой противотанковой пушки. Тремя выстрелами майор успокоил дебошира. В парке танкистов опять ждали гитлеровцы. Эти уже слышали выстрелы и разрывы рвущихся боеприпасов – но задирали головы и выглядывали сталинских соколов. Думали, что окромя авиации им в Минске ничего не угрожает. Краснозвёздный Т-28 поспешил их в этом разубедить. Всё пошло по накатанной – лающая пушка, захлёбывающиеся пулемёты, подожжённая цистерна, чёрный дым и разбросанные трупы вражеских солдат.

Боезапас пушки почти иссяк и для танкистов подошло самое время делать ноги из Минска, тем более что теперь он перестал быть для немцев райским местом. Они двинули на Комаровку – там и до выезда недалеко, а дальше – на Московское шоссе – и к своим. Не получилось. Уже на выезде из города, у старого кладбища, Т-28 попал под огонь хорошо замаскированной противотанковой батареи. Первые снаряды рикошетили от башни, но шансов не было – фрицы были прицельно и в борт, отвечать было практически нечем. На полном газу мехвод гнал и гнал танк к окраине. Им не хватило всего минуты – снаряд попал в мотор, танк загорелся и окончательно остановился после следующего попадания. Впрочем, экипаж был ещё жив и майор Васечкин скомандовал покинуть машину.

Уйти удалось не всем. После боя местная жительница Любовь Киреева похоронила двоих человек – майора, который до последнего отстреливался от фашистов из нагана и одного из курсантов. Второй курсант, видимо, либо сгорел в танке, либо был убит, пытаясь выбраться из него. Судьбы выживших - различны.

Огромный боевой опыт механика-водителя, старшего сержанта Малько помог ему и здесь – он выбрался из города, встретил выходящих из окружения красноармейцев, перешёл линию фронта, вернулся в танковые части, и с честью прошёл всю войну до конца. Заряжающий Фёдор Наумов был укрыт местными жителями, ушёл в лес, воевал в партизанском отряде, в 1943-м году был ранен и вывезен из оккупированной Белоруссии в тыл. Николай Педан был взят фашистами в плен, провел четыре года в концлагерях, был спасён в 45-м году, вернулся на службу в армию и демобилизовался в 1946-м году.

Подбитый Т-28 простоял в Минске всю окупацию, напоминая и немцам и минчанам о подвиге наших солдат.

Именно благодаря таким людям как эти танкисты, осенью 1941-го года гитлеровские армии не вошли в Москву. Именно такие люди заложили фундамент Победы. Экипаж танка Т-28:

Командир танка/башенный стрелок Майор Васечкин;

Механик-водитель Старший сержант Дмитрий Малько;

Заряжающий Курсант Фёдор Наумов;

Пулемётчик правой башни Курсант Николай Педан;

Пулемётчик левой башни Курсант Сергей (фамилия неизвестна);

Пулемётчик тыльного пулемёта головной башни Курсант Александр Рачицкий

видео-реконструкция:

Подправил немного ссылку на видео. Serg.
Аватара пользователя
wurzel
Краевед
 
Сообщения: 1081
Зарегистрирован: 11-07-2010 23:49:45
Откуда: Ostpreussen

Re: Вот так воевали!

Сообщение uran238 » 05-02-2012 23:12:20

«Не согласен - критикуй, критикуешь - предлагай, предлагаешь - делай, делаешь - отвечай!» Сергей Павлович Королёв.
Аватара пользователя
uran238
физик-ядерщик
 
Сообщения: 7690
Зарегистрирован: 14-03-2005 10:52:54
Откуда: Калининград

Re: Вот так воевали!

Сообщение Zorro30 » 24-02-2012 22:22:15

http://www.pobediteli.ru/flash.html
Более подходящей темы не придумал куды поместить :oops: =)
-Миссис Хадсон, подайте виски!
-Бог подаст, мистер Холмс!
-Бога нет,миссис Хадсон!
-нет Бога- нет виски!
Аватара пользователя
Zorro30
гуру фотожеппы 85lvl
 
Сообщения: 301
Зарегистрирован: 21-07-2008 21:20:03

Re: Вот так воевали!

Сообщение wurzel » 24-02-2012 22:47:58

Интересно! Хорошо придумано!
Аватара пользователя
wurzel
Краевед
 
Сообщения: 1081
Зарегистрирован: 11-07-2010 23:49:45
Откуда: Ostpreussen

Re: Вот так воевали!

Сообщение logo » 28-03-2012 16:00:28

http://warhistory.livejournal.com/2159589.html

Лето 1941 года. 130 снимков.

На интернет-аукционе eBay сейчас торгуется альбом немецкого солдата из роты Fla-MG-Bataillon (schw.) mot. Z 55 (зенитный батальон на самоходных установках) приданной 10 танковой дивизии. Большинство снимков сделано во время боя или спустя короткое время.Благодаря коллегам с форума РККА и МВФ ( в первую очередь хочу отметить камрада zhur_from_rkka) удалось привязать ряд снимков. Большинство снимков сделано в Белоруссии и Смоленской области России летом 1941 года. Оставленная советская авиатехника находилась на аэродроме Шаталово. БТ-7М скорее всего из 1 Московской Пролетарской мотодивизии в районе г.Толочин. Переправа скорее всего на реке Березина.
Снимки не купированы, отличаются крайней натуралистичностью , поэтому не рекомендую смотреть особо впечатлительным лицам.
Вложения
1.jpg
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5632
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

Re: Вот так воевали!

Сообщение wurzel » 23-09-2012 15:04:02

Речь ветерана на встрече с немецкими студентами
Аватара пользователя
wurzel
Краевед
 
Сообщения: 1081
Зарегистрирован: 11-07-2010 23:49:45
Откуда: Ostpreussen

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 30-11-2012 13:06:39

«Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т–26, мы тут же его подбили из 37–миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!»
(Артиллерист противотанкового орудия)
«Мы почти не брали пленных, потому что русские всегда дрались до последнего солдата. Они не сдавались. Их закалку с нашей не сравнить…»
(Танкист группы армий «Центр»)
После успешного прорыва приграничной обороны, 3–й батальон 18–го пехотного полка группы армий «Центр», насчитывавший 800 человек, был обстрелян подразделением из 5 солдат. «Я не ожидал ничего подобного, – признавался командир батальона майор Нойхоф своему батальонному врачу. – Это же чистейшее самоубийство атаковать силы батальона пятеркой бойцов».
«На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть».
(Танкист 12–й танковой дивизии Ганс Беккер)
«В такое просто не поверишь, пока своими глазами не увидишь. Солдаты Красной Армии, даже заживо сгорая, продолжали стрелять из полыхавших домов».
(Офицер 7–й танковой дивизии)
«Качественный уровень советских летчиков куда выше ожидаемого… Ожесточенное сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям»
(Генерал–майор Гофман фон Вальдау)
«Никого еще не видел злее этих русских. Настоящие цепные псы! Никогда не знаешь, что от них ожидать. И откуда у них только берутся танки и все остальное?!»
(Солдат группы армий «Центр»)
«Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись».
(Генерал Гюнтер Блюментритт, начальник штаба 4–й армии)
Взято из книги Роберта Кершоу «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных»
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 06-12-2012 12:04:37

Старший сержант Николай Владимирович Сиротинин

Шел 26-й день войны... До конца войны оставалось 1392 дня... 70 лет назад в этот день 17 июля 1941 года: Старший сержант Николай Владимирович Сиротинин
1921 - 17.07.1941
Пал смертью храбрых в боях за Советскую Родину. Ему было 20 лет. Вечная память...

Коле Сиротинину выпало в 19 лет оспорить поговорку «Один в поле не воин». Но он не стал легендой Великой Отечественной, как Александр Матросов или Николай Гастелло.

Летом 1941 года к белорусскому городку Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия Хайнца Гудериана, одного из самых талантливых немецких генералов-танкистов. Части 13-й советской армии отступали. Не отступал только наводчик Коля Сиротинин - совсем мальчишка, невысокий, тихий, щупленький.

Если верить очерку в орловском сборнике «Доброе имя», нужно было прикрыть отход войск. «Здесь останутся два человека с пушкой», - сказал командир батареи. Николай вызвался добровольцем. Вторым остался сам командир.

Утром 17 июля на шоссе показалась колонна немецких танков.

- Коля занял позицию на холме прямо на колхозном поле. Пушка тонула в высокой ржи, зато ему хорошо видны были шоссе и мост через речушку Добрость, - рассказывает Наталья Морозова, директор Кричевского краеведческого музея.

Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, замыкавший колонну.

Здесь надо остановиться. Потому что не совсем ясно до сих пор, почему Коля остался в поле один. Но версии есть. У него, видимо, как раз и была задача - создать на мосту «пробку», подбив головную машину гитлеровцев. Лейтенант у моста и корректировал огонь, а потом, видимо, вызвал на затор из немецких танков огонь другой нашей артиллерии. Из-за реки. Достоверно известно, что лейтенанта ранили и потом он ушел в сторону наших позиций. Есть предположение, что и Коля должен был отойти к своим, выполнив задачу. Но... у него было 60 снарядов. И он остался!

Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и ее нашел очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком...

Танки Гудериана уперлись в Колю Сиротинина, как в Брестскую крепость. Уже горели 11 танков и 6 бронетранспортеров! То, что больше половины из них сжег один Сиротинин, - точно (какие-то достала и артиллерия из-за реки). Почти два часа этого странного боя немцы не могли понять, где окопалась русская батарея. А когда вышли на Колину позицию, у того осталось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Коля ответил пальбой по ним из карабина.

Этот, последний, бой был недолгим...

«Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»

Эти слова обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости... Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»

- Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей, - вспоминает Вержбицкая. - Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину - фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать... Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.

Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.

Как Коля Сиротинин оказался в братской могиле

Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Колю, нет. Через три года после войны останки Коли перенесли в братскую могилу, поле распахали и засеяли, пушку сдали в утильсырье. Да и героем его назвали лишь через 19 лет после подвига. Причем даже не Героем Советского Союза - он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

Лишь в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской армии разведали все подробности подвига. Памятник герою тоже поставили, но нескладный, с фальшивой пушкой и просто где-то в стороне.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Старший сержант Николай СИРОТИНИН родом из Орла. Призван в армию в 1940 году. 22 июня 1941 г. при авианалете был ранен. Ранение было легкое, и через несколько дней его направили на фронт - в район Кричева, в состав 6-й стрелковой дивизии наводчиком орудия. Награжден орденом Отечественной войны I степени посмертно.

Вадим ТАБАКОВ, Виктор МАЛИШЕВСКИЙ. («КП» - Минск»).

КСТАТИ

Почему ему не дали Героя?

Мы нашли в Орле родную сестру Николая - 80-летнюю Таисию ШЕСТАКОВУ. Таисия Владимировна извлекла из шкафа папку со старыми семейными фотографиями - увы, ничего...

- У нас была единственная его карточка с паспорта. Но в эвакуации в Мордовии мама отдала ее увеличить. А мастер ее потерял! Всем нашим соседям принес выполненные заказы, а нам нет. Мы очень горевали.

- Вы знали, что Коля один остановил танковую дивизию? И почему он не получил Героя?

- Мы узнали в 61-м году, когда кричевские краеведы отыскали могилу Коли. Съездили в Белоруссию всей семьей. Кричевцы хлопотали, чтобы представить Колю к званию Героя Советского Союза. Только напрасно: для оформления документов обязательно была нужна его фотография, хоть какая-то. А у нас же ее нет! Так и не дали Коле Героя. В Белоруссии его подвиг известен. И очень обидно, что в родном Орле о нем мало кто знает. Даже маленького переулка его именем не назвали.

На наш вопрос, почему именно Коля вызвался прикрывать отступление нашей армии, Таисия Владимировна удивленно вскинула брови: «Мой брат не мог поступить иначе».
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59

Re: Вот так воевали!

Сообщение DiVo » 06-12-2012 22:10:16

Семейная история на похожую тему.
Мой дед осенью 1941-го был капитаном, командиром отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона. 7 октября 1941 года в 50 км западнее уже занятого немцами Брянска с двумя 37-мм оставшимися от дивизиона пушками прикрывал отход штаба дивизии. Расстреляли весь боезапас, подбив 4 бронетранспортера, несколько мотоциклов, 2 самолета и уничтожив сколько-то живой силы. За бой был представлен к ордену Красной Звезды, но награжден не был. Из 10,5 тыс. личного состава дивизии из окружения к Туле вышли 400 человек, где приняли непосредственное участие в ее обороне. Дед вышел из того окружения, не последнего для него за войну. Уже в 1944-м, будучи командиром полка, за что-то, по его понятиям совсем несоизмеримое с боем 07.10.1941, получил Красную Звезду. Никогда ее не носил.
Закон суров, но он - закон!
Аватара пользователя
DiVo
Интересующийся
 
Сообщения: 248
Зарегистрирован: 20-06-2012 20:13:08

Re: Вот так воевали!

Сообщение Хахол » 07-12-2012 13:42:18

Работая по своей теме попался Вот этот материал.
Из" Воспоминаний" замполита 42 ОМИБ ст.политрука Есина В.В.

"В это же самое время, в полукилометре за мостом разыгрался другой эпизод, показавший великолепный пример беззаветного героизма советских воинов.
Сержанту орденоносцу Федорову было приказано взорвать мощный фугас, заложенный нами на перекрестке шоссе с железной дорогой, по которой курсировал бронепоезд противника. Немцы были уже в Деньково и обстреливали переезд. Федоров включил ток, взрыва не последовало. Зажег бикфордов шнур, заранее заложенный в качестве резерва. Опять отказ.
Враг наседал. Герой знал, что приказ должен быть выполнен во что бы то ни стало. Пришло новое решение. Положив поверх фугаса несколько противотанковых мин с расстояния в десять метров, он метнул туда противотанковую гранату … Полтонны взрывчатки сделали свое дело: огромная воронка разорвала перекресток. Федоров, контуженный, лежал вдалеке, но он был жив, и срочно доставлен бойцами отделения в санчасть батальона. Подвиг Федорова всегда был примером того, как ценой жизни нужно выполнять приказ Родины."

Так описан этот эпизод в "ВОСПОМИНАНИЯХ" командира взвода 42 ОМИБ мл.мейтенанта Давидсона В.Е.

"В конце октября моей группе бойцов было приказано установить фугас с электродетонатором на железнодорожном переезде, кажется, на Варшавском шоссе, и взорвать его в случае отхода через переезд нашей артиллерии. Выкопали яму под рельсом, заложили большой заряд взрывчатки, протянули провода от заряда к окопу, где установили подрывную машинку. Ночевали на переезде. Утром бой приблизился к нам, Машины с орудиями отошли через переезд. Мы вставили детонатор в заряд, залегли в окоп, крутанули ручку подрывной машинки - заряд не взорвался. Видимо, отказал детонатор. Отказал и детонирующий шнур. Положение казалось безвыходным. сержант Федоров предложил: давайте я кину в заряд гранату. Отбросали с заряда землю, положили на заряд несколько гранат и противотанковую мину, залегли в окоп, а Федоров поднялся, кинул гранату в заряд и упал в окопчик, вырытый для него на расстоянии броска гранаты. Детонаторы от взрыва гранаты сработали и взрывом заряда переезд разнесло. Федорова засыпало землей, но он, к счастью, не пострадал. Федоров за этот взрыв был награжден орденом. "

ПОСМОТРИМ НАГРАДНОЙ ЛИСТ

А так он погиб.Обратите внимание на № 245.

Если материал не в тему,администратора сайта, прошу его тогда удалить
Вложения
Flash.jpg
Flash.jpg
Продолжение наградного листа
Flash.jpg
Окончание наградного листа
getimage.jpg
Обратите внимание на №245.
Безвозвратные потери батальона
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 653
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 12-12-2012 10:48:22

Этот бой произошёл 26 марта 1944 г. В нём принял участие наш лёгкий танк времён Великой Отечественной – Т-70.

Что Т-70, что БТ, и что Т-26 были вооружены одинаковыми 45 мм пушками. Да и бронирование у этих танков было, в общем то, аналогичным. То есть, против стрелкового вооружения.
В этом бою танком Т-70 командовал лейтенант А.Пегов. И ему не удалось, как Колобанову в 1941, наколотить целую кучу танков. Танк лейтенанта А.Пегова подбил всего два немецких танка. Но зато каких! Это были танки PzKpfw V «Пантера». Я думаю, все знают что в 1941 году ни чем подобным Вермахт не обладал. И немецкие танки 1941 году были, просто, на порядок менее защищённые чем Пантеры.
Что касается самого боя, то, у лейтенанта Пегова, получилось всё просто (на первый взгляд). Ему удалось заметить немецкие танки раньше чем они его, тогда, когда они двигались на марше. После чего, Т-70 замаскировался в кустарнике, и после того как Пантеры подставили свои борта, открыл по ним огонь с дистанции 150-200 метров. Оба немецких танка были уничтожены ещё до того как сумели обнаружить наглый Советский Т-70.

За этот бой лейтенант А.Пегов был удостоен звания героя Советского Союза.

090711_tanki-680x440.jpg
Пантеры Пегова


PS. Лично я, бы ему дал сразу две Звезды Героя. По одной за каждую Пантеру.
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59

Re: Вот так воевали!

Сообщение Хахол » 22-12-2012 19:46:59

Егоров А.В. ("С верой в победу (Записки командира танкового полка)")

. . .

Утро 9 июля выдалось очень туманным. Исходная позиция полка в роще, что с километр южнее деревни Жеребки. Отсюда мы должны атаковать вражеский полк мотопехоты с танками, изготовившийся к наступлению в районе сахарного завода юго-западнее Янушполя. Это часть сил 48-го немецкого мотокорпуса, который рвется к Киеву. Нашей дивизии приказано любой ценой остановить этот корпус. Легко сказать — любой ценой. В полку не осталось и трех десятков боевых машин. Просил обеспечить огневую поддержку. Пушкин только посочувствовал. А вот наша авиация должна штурмовать колонны фашистских танков и пехоты.

Густой утренний туман нам сегодня союзник. Вражеская авиация нас пока не обнаружила. Учитывая это, я принял решение подойти поближе к гитлеровцам и внезапно атаковать их в исходном положении.

С наблюдательного пункта вижу, как по полю, стараясь скрываться за пригорками, идет небольшая группа танков, за ней автомашины с пехотой. Это, конечно, авангард. Наперерез ей Дорожков посылает три танка под командованием лейтенанта И. Т. Богатырева. Наши экипажи из-за высоты выходят прямо во фланг немцам. Прогремели первые выстрелы, и головной фашистский танк замер на месте. Вот вспыхнули еще два. Пехота разбегается по полю.

Теперь пора ударить по основным силам. Передаю команду Дорожкову.

— Родионов, вперед! Бесчетнов, вперед! — слышу его голос в наушниках.

Не отрываю глаз от рубежа, на котором должны появиться роты. Томительно долго тянутся минуты. Наконец слышу выстрелы наших танковых пушек, потом вижу, как роты Родионова и Бесчетнова стремительно идут в атаку. Немцы не принимают боя и меняют направление движения. В это время майор Колхидашвили докладывает:

— Перед батальоном развертывается до 30 танков... В батальоне у Колхидашвили чуть больше десятка машин, и справиться с тридцатью вражескими ему будет нелегко. Выход один — прицельный залповый огонь с места.

— Не торопитесь, подпускайте ближе, — передаю Колхидашвили.

Обычно гитлеровцы поступали так: нарвавшись на наши танковые засады, они откатывались назад, вызывали авиацию и после интенсивной бомбежки наших боевых порядков возобновляли атаку. Такая тактика нередко обеспечивала им успех. Но на этот раз они поступили иначе. Когда батальоны Дорожкова и Колхидашвили сковали значительную часть танков и пехоты противника у деревни Жеребки, двадцать вражеских танков и до батальона пехоты с артиллерией начали обходить нас с фланга. Это создавало реальную угрозу нашему тылу. Более того, нас могли отрезать.

Как остановить немецкую колонну? В моем резерве только рота КВ, в которой всего несколько машин. Ввести ее в бой — риск немалый. Противник может и дальше наращивать силу удара. Чем тогда парировать его действия? А медлить больше нельзя. Бросить резерв в бой с опозданием — значит, погубить его и других. Такова логика большого и малого боя...

Рота КВ старшего лейтенанта Хорина быстро приближается к моему наблюдательному пункту. В бой веду ее сам. На предельной скорости идем наперерез той группе танков и пехоты, что обходит батальон Дорожкова. Восемь машин против двадцати! Но ведь это КВ, которые наши танкисты любовно называли наземными линкорами, а немцы — стальными крепостями.

Главное — не дать гитлеровцам развернуть танки и артиллерию для отражения нашего удара. И этого мы достигли. Экипажи рот успели занять выгодные позиции, с разных направлений открыли по наступающим точный огонь с коротких дистанций...

Три с половиной часа мы вели тяжелый напряженный бой. Бывали моменты, когда врагу удавалось добиться перевеса, на отдельных участках теснить нас, создавать «вмятины» в наших боевых порядках. Однако роты, напрягая все силы, используя все возможности КВ и тридцатьчетверок, восстанавливали положение, отбрасывали танки и пехоту противника, нанося ему немалые потери. Бушующий вокруг огонь, стелющийся над полем дым затрудняли наблюдение. Но и в таких условиях экипажи поражали цели с двух-трех выстрелов.

К середине дня натиск гитлеровцев явно ослабел. Они уже только отбивались от наших контратак. И наконец, не выдержав их, стали отходить. Танки, артиллерия и пехота двинулись по шоссе. На дороге около Янушполя образовалась большая пробка. Тут-то мы и увидели шестерку наших истребителей. Они пронеслись над нами, развернулись и обрушили пулеметный огонь на вражеские колонны. Фашистские танки и машины замерли на месте, их экипажи начали разбегаться по полю, спасаясь от пулеметного огня с воздуха.

Вслед за истребителями над Янушполем появилась девятка наших бомбардировщиков Пе-2. Всего девятка, но как поддержала она нас! Бомбовый удар окончательно деморализовал врага, и мы немедленно воспользовались этим. Как только самолеты повернули на восток, стремительной контратакой полк завершил разгром колонны противника.

Из боя мы вышли только вечером. Сосредоточились в районе сахарного завода, где утром находились немцы. Политработники со свежими газетами направились в батальоны, чтобы поговорить с людьми. К сожалению, воодушевляющих вестей не было: на всех фронтах шли упорные бои, и нашим войскам приходилось отходить.

Приехал командир дивизии. Докладываю ему об итогах дня: полк подбил и сжег 23 вражеских танка, основательно потрепал подразделения 6-й моторизованной и 18-й пехотной немецких дивизий, сорвал их наступление в направлении Казатина. У нас осталось 30 боевых машин. Ждем горючее и боеприпасы.

Высоко оценив действия танкистов в сегодняшнем бою, Пушкин отметил, что мы своевременно нанесли контрудар полковым резервом — ротой КВ. Я это понимал и сам. Промедление с вводом ее в бой в такой решающий момент могло бы дать противнику возможность изменить положение в свою пользу.

. . .

9 июля 1941г
__________________




Рябышев Д.И. ("Первый год войны")

. . .

наши стрелки, хотя и понесли серьезные потери, отбили атаку фашистской пехоты. Танки же немцев (до 40 машин) прорвались в глубь нашей обороны. Они с ходу раздавили одну нашу батарею и ринулись к командному пункту 12-й танковой дивизии. Положение сложилось серьезное. Генерал Т. А. Мишанин быстро выделил из своего резерва три танка КВ , четыре танка Т-34 и приказал танкистам уничтожить прорвавшегося врага. На помощь этой семерке я направил три танка КВ , находившиеся на командном пункте корпуса. В тылу нашей обороны завязался танковый бой. Я наблюдал, как фашистские танки с черными крестами метались между нашими громадными КВ , ища спасения. Они пытались маневрировать, чтобы получить возможность стрелять в слабую боковую броню. Но и это не помогло: КВ и Т-34 сноровисто расстреливали из своих 76-мм пушек вражеские танки.

Среди многих героев этого боя запомнился механик-водитель танка Т-34 сержант М. А. Шмаков. Я знал его с довоенного времени. На танкодроме он старательно изучал искусство вождения танка в сложных условиях пересеченной местности, стрельбу с ходу и с коротких остановок. Все это пригодилось. В бою сержант Шмаков действовал бесстрашно и тактически грамотно, экипаж танка уничтожил благодаря этому около десятка вражеских танков. Так же смело и умело действовал Михаил Александрович Шмаков и в других боях. За героические подвиги он был представлен к званию Героя Советского Союза.

Таким образом, шесть КВ и четыре Т-34 уничтожили все 40 немецких танков, а сами не понесли потерь. Атака врага на этом участке была отражена.

. . .

конец июня 1941г .

Попель Н.К. ("В тяжкую пору")

. . .

До этой минуты мы думали только о Лешневе, о его южной и восточной окраинах, откуда подожгли догорающую у всех на глазах "тридцатьчетверку". Я случайно глянул в сторону злополучного леса. Из него, по дороге, один за другим выскакивали танки врага.

Так вот он, ответ фашистского командования на наш бросок через Слоновку. Эти машины должны с ходу атаковать нас, раздавить и остатки сбросить в реку.

На нашей стороне лишь одно преимущество: мы видим танки противника, а они нас, укрытых рожью, не замечают. Как же лучше использовать это преимущество?

И тут Волков, которому доводилось водить на действительного противника лишь кавалерийский взвод (да и то в далекие годы гражданской войны), не оплошал.

— Атаку на Лешнев отставить, — услышал я в шлемофоне ставший снова ровным и спокойным голос командира полка. — Наблюдать за танками противника. Огонь без команды не открывать.

Я еще раз посмотрел на небо. Вдруг бы сейчас появились наши тупоносые "ястребки". Но где там!..

Немецких танков перед нами что-то около пятидесяти. У Волкова и комбатов получается примерно такая же цифра. Танки (это теперь видно) средние — Рz.III и Рz.IV.

Хочется сразу собрать воедино все, что читал и слышал об этих системах. Каковы-то на деле их боевые свойства?

В первую минуту интерес к малознакомым машинам сильнее других чувств. Но танки сами напоминают, что мы не на учениях. С дальней дистанции, с коротких остановок они открывают беглый огонь по берегу.

Зачем это?

Видимо, опять все та же ставка на испуг, тактика мотоцикла без глушителя и ночного марша с включенными фарами.

— Не стрелять, себя не обнаруживать, — приказывает Волков.

Не дождавшись нашего ответа, немцы продолжают марш. Потом снова останавливаются и снова бьют. Мы уже различаем поворот башни, обращенные в нашу сторону стволы. Врагу не откажешь в слаженности, четкости. Команды исполняются быстро, единообразно.

Расстояние между нами и танками противника метров восемьсот. Гитлеровцы разворачиваются в боевые порядки и устремляются по полю на наш левый фланг. Кажется, именно на нашу "тридцатьчетверку" наползает лавина. От Головкина и Шевченко немецкие машины скрыты высокой рожью. Они ничего не видят, но чувствуют недоброе и волнуются. Коровкину, наоборот, все открыто. Он вопрошающе смотрит на меня, хватает за руку. В наушниках звучат обращенные к Волкову голоса комбатов:

— Разрешите огонь!

— Чего ждем? Волков неумолим:

— Без приказа не стрелять!

Я делаю запрещающий знак Коровкину. Вдруг в шлемофоне чей-то незнакомый голос с начальственно недовольной интонацией:

— Волков! Почему застряли? Доложите обстановку.

Догадываюсь, это генерал Мишанин. Ведь никто, кроме нас, не знает о немецких танках, не видит их. Зато мы уже ясно различаем черно-белые кресты и мелькающие траки движущихся гусениц.

В перекрестье ловлю одну из вражеских машин и не выпускаю ее.

Команда Волкова и грохот выстрелов сливаются воедино. Коровкин, не ожидая приказа, загоняет новый снаряд.

Немецкие машины остановились. Мы бьем опять и опять. Но явственно, совершенно явственно я вижу, как наш снаряд чиркнул по лобовому щиту, подобно спичке об отсыревший коробок, высек искру, и только.

Значит, и наши пушки бессильны против лобовой брони.

— Бить по бортам, двигателю, корме! — кричу я в микрофон и слышу в наушники, как Волков дублирует меня.

В этот момент противник как раз подставил борта под стволы наших правофланговых рот. И вот уже горит одна машина, другая... В раскаленном безветренном воздухе отвесно поднимаются столбы дыма и обесцвеченного солнцем пламени.

Гитлеровцы меняют направление своей атаки. Но теперь мы, левофланговые, легко ловим на перекрестье телескопического прицела меченые крестами борта их танков.

— Давай, Павел!

Коровкин меня не слышит, его нет нужды подгонять. Но я не могу сдержаться:

— Давай, Павел!

Среди горящего впереди десятка ненавистных машин есть наверняка и подбитая нами. Ненавистны именно машины. Каждая из них воспринимается как нечто живое, индивидуальное. О людях, укрывшихся за броней, мы сейчас не думаем.

Надо, чтобы горело не десять, а двадцать, тридцать машин.

Меняем позицию и снова бьем.

Немцы немного оправились от первых наших внезапных залпов. Им на помощь пришли орудия, стоящие на закрытых позициях где-то за лесом, а также противотанковые пушки с окраин Лешнева. Сотни черных султанов взмывают и исчезают над ржаным полем.

Вдруг перехватило дыхание. Заложило уши. Так случается, когда самолет попадает в воздушную яму. "Тридцатьчетверка" словно поднялась на крыльях и плавно опустилась на землю. Чуть рассеялось облако, и на месте стоявшего рядом танка я увидел дымящийся корпус. Вражеский снаряд угодил в боекомплект...

Нам помогает наша артиллерия. Наблюдатели из танков корректируют огонь гаубиц. Мишанин понял, где решается исход сегодняшнего боя. На нас работает целый гаубичный полк.

И нет уже ни поля, ни земли, ни леса, ни неба. Только грохот и огонь, дым и пыль.

Пытаюсь понять, у кого больше потерь. Пробую считать подбитые и горящие машины Не могу, сбиваюсь. Не вижу правого фланга. Нельзя оторваться от прицела.

Ориентиром мне твердый голос Волкова.

— Никитин! Жердева — вперед!

То была минута равновесия. Рывок КВ нарушил его. Немцы дрогнули. Мы это поняли прежде, чем они развернулись и под прикрытием взвода Рz.IV пустились наутек. Когда рота Жердева, маневрируя, обходя подбитые машины, пошла вперед, сразу же спала активность фашистских танков. А еще через полминуты они бежали. Бежали откровенно, беспомощно, трусливо.

Мы в азарте бросились было вслед. Но в наушниках снова зазвучал спокойный и властный голос Волкова:

— Отставить! Преследует только Жердев. Остальным на Лешнев. Жердеву не зарываться, в лес не идти.

. . .

конец июня 1941г
__________________

Попель Н.К. ("В тяжкую пору")

. . .

Удивительное зрелище открывается мне, когда танк выходит на плато. В первый момент кажется, будто справа и слева горит лес. Черный дым обволакивает деревья, кусты, задевая за ветки, медленно ползет в небо.

Останавливаемся у подбитой "тридцатьчетверки". Бледный худой лейтенант с лицом и руками, перепачканными маслом, объясняет:

— То горят танки. Шестнадцатая непромокаемая. Машины стояли на опушке, а экипажи дрыхнули в лесу. Мы били с короткой дистанции. Снаряд — танк, снаряд — танк... Майор Сытник пошел вперед.

Связываюсь по рации с Сытником. В наушниках знакомый голос:

— Дали Гитлеру. Нехай посчитает, скильки танков в лесу горят.

— Где Васильев?

— Не знаю. Небось с Волковым.

На открытом поросшем густой травой поле все чаще встают черные фонтаны.

КВ по диагонали пересекает поле и нагоняет колонну Волкова.

Но Волков тоже не знает, где Васильев и Немцев. Он видел, как танк комдива пошел в атаку, как взял правее, в сторону Сытника. Сначала слышал по радио Васильева, но потом голос комдива умолк.

Тем временем из лесу появляются фашистские машины. Значит, враг уже сориентировался и вводит в бой резервы. Теперь нас может выручить только скорость. Но не бросать же на произвол судьбы машины Петрова!

В небе проплывает "костыль". За ним спустя минут пять — эскадрилья бомбардировщиков. Она еще не отбомбилась, когда из-за леса вышла вторая, потом третья... шестая... Мы потеряли счет. Исчезла граница между полем и лесом. Исчезла дорога. Исчез горизонт...

Но связь с Сытником и Волковым работала. Прямой наводкой бил по немецким танкам гаубичный дивизион, которым командовал Новиков.

Курепин вовремя подтянул командный пункт вперед, поближе к своим танкам. У него осталась одна санитарная машина и три штабные.

Полковые и дивизионные штабники осаждают меня — что делать с документами?

Подбегает Оксен:

— Сзади, на опушке, наши танки.

Я поднимаю к глазам бинокль. Неужели возможно такое? Неужели наконец-то Рябышев прорвался к нам?

Но почему танки не устремляются на помощь, почему медлят, неторопливо разворачиваются перед лесом?

И прежде, чем я увидел кресты, понял, это немцы. Они не спешат атаковать, ждут основные силы. К чему спешить, куда мы денемся?

Командный пункт переходит к лесу, под защиту дивизиона Новикова. Туда же постепенно стягиваются танки Петрова, изуродованные, с израсходованными моторесурсами.

Еще часа два назад, когда я говорил с Сытником, фашистские машины не охватывали нас железной клешней, не зажимали мертвой хваткой, и небо еще было чисто. Горели на опушках десятки немецких машин и, возможно, мы могли вырваться. Но для этого надо было пожертвовать тихоходной группой Петрова. Иными словами: ради возможного собственного спасения и спасения части сил предать товарищей, бросить их на верную гибель... Нет, на такой шаг я не мог пойти и поныне считаю, что поступил правильно.

...Когда очередная бомбежка кончилась, со всех сторон на нас рванулись в атаку Рz.III и Рz.IV. Сосчитать их было нельзя. Может быть, две сотни, может быть — три.

Факелом заметалась по полю одна наша "тридцатьчетверка". На КВ навалилось сразу десятка полтора Рz.IV.

Расстреливаем немецкие машины в упор. Кончились снаряды, пошли на таран.

Запылала, как костер, машина Волкова. Он с трудом выбрался из нее. Раненая нога отказывалась служить, Волков упал и потерял сознание. Вслед за ним из открытого люка горящего танка не появился никто.

Сытник в горячке боя вырвался на КВ вперед. Протаранил несколько Рz.III. Машина превратилась в бесформенную груду металла. Он стал отходить с экипажем в чащу кустарника.

Сочная трава вокруг пожелтела. Дым цепляется за нее. Несмолкаемый грохот наполняет воздух, перекатывается по лесу. Не разберешь, где наши танки, где фашистские. Кругом черные стальные коробки, из которых вырываются языки пламени.

Спасибо Новикову и его пушкарям. Они как могли прикрывали КП и подтянувшиеся горе-машины Петрова.

Но гитлеровцы уже дали знать своей авиации, что артдивизион в руках у русских. И вот завыли, падая на огневые позиции, пикирующие бомбардировщики. Десятка полтора артиллеристов убито и ранено. Три гаубицы изуродованы.

Я подбежал к оглушенному Новикову, крикнул на ухо что есть силы:

— Прикрывай наш отход, потом — орудия в воздух и отходи с людьми к месту сбора. Понял?

Новиков кивнул головой. Расслышал или сам догадался — не знаю. Больше я его не видел...

Солнце, огромное, красное, не спеша клонилось к западу. Неужели уже закат! Мы деремся с предрассветного часа. У людей как бы атрофировались нервы, заглушен инстинкт самосохранения. Иные совсем не реагируют ни на бомбы, ни на снаряды. Вылезают из танков, выпрыгивают из окопов, не склоняя голову, идут вперед, пока не свалит пуля или осколок...

Окрашенные алым цветом — то ли от пожаров, то ли от заходящего солнца — мы двинулись дальше. Горстка покореженных, еле тянущихся танков, санитарка, три штабные машины. На танках и рядом с ними — остатки десанта и лишившиеся машин танкисты.

До леса нас преследовали пули и снаряды. Но как только вошли в чащу, огонь стал слабее. Фашистские танки не увязались за нами. И при очевидном многократном превосходстве гитлеровцы остерегались нас.

. . .

конец июня 1941г

С уважением Виктор
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 653
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Вот так воевали!

Сообщение Хахол » 23-12-2012 08:20:28

Драгунский Д. А. ("Годы в броне")

. . .

...Затишье на нашем участке длилось недолго. Над лесом со стороны деревни Жидки показались клубы синего дыма. Послышался шум танковых моторов. Потом над верхушками деревьев взвились сотни белых ракет, от опушки оторвались десятки черных паучков и поползли на нашу высоту. Я посмотрел на командира артполка. Семашко понял меня без слов.
— Рано открывать огонь, — сказал он.

За вражескими танками шли бронетранспортеры с пехотой. С каждой минутой они приближались к нам. Семашко теперь уже сам поглядывал на меня:

— Начнем?

— Давай подпустим еще немного, вон до тех трех сосен.

Взмахом руки я подал сигнал. И сразу ожила наша притихшая было высота. Ударили батальонные пушки и минометы. Открыли огонь тридцатьчетверки. В лесу заговорили дивизионы Семашко.

Вражеская пехота, застигнутая врасплох нашим огнем, рассыпалась веером и залегла.

Загорелись два фашистских танка и бронетранспортер. В стане неприятеля произошла заминка, правда, длилась она недолго. Гитлеровцы опомнились, вызвали авиацию, снова двинулись вперед их танки. Наш огонь опять заставил врага остановиться. Он подтянул пехоту и бросил ее в новую атаку.

Два часа длилось это методичное наступление.

Солнце постепенно уходило на запад, прячась за лесом.

Запылал еще один вражеский бронетранспортер, нам удалось подбить немецкий танк, но гитлеровцев это не остановило.

Снаряды у нас были на исходе. Орудия прямой наводки вышли из строя. Вся надежда была на наши уцелевшие четыре танка и артиллерию Семашко.

— Давай, друг, пропустим немецкие танки и весь огонь обрушим на пехоту, отрежем ее от танков, — говорю я Семашко. — А ночью будем с бутылками охотиться за прорвавшимися машинами.

Так и сделали. Весь огонь направили на пехоту. И она не выдержала, залегла. Но опять появились над нами проклятые «мессершмитты». С полчаса безнаказанно утюжили высоту. А когда они улетели, на наши траншеи и блиндажи, как по команде, ринулись десять немецких танков, следовавшая за ними пехота вскоре очутилась в наших окопах. Разгорелся рукопашный бой.

Смертельная схватка шла в траншеях, в блиндажах, на обратных скатах высоты. Отходить к лесу не было смысла. Казалось, все пропало. Единственную надежду мы возлагали на наступление ночи, но солнце, как назло, никак не скрывалось за горизонтом.

Уцелевшие орудия Семашко работали в невиданном темпе.

И вдруг все изменилось, будто кто-то шутя передвинул кинокадры. Шум боя ослабел. Что произошло? Я выскочил из блиндажа и увидел, что вражеские солдаты бегут к лесу.

И тут все прояснилось. Ткачев, видя безвыходность положения, все свои оставшиеся танки направил на фланг противника. Наши машины смяли часть пехоты, подбили два немецких танка. Тут-то и побежала вражеская пехота, а за ней устремились фашистские танкисты: они боялись действовать изолированно в условиях надвигавшейся ночи.

Я успел добежать по траншее до Москалева. Он поднял роту и с криком «ура!» бросился преследовать гитлеровцев. Высоту быстро очистили от врага. Удачный маневр Ткачева спас весь батальон. Но комиссар батальона продолжал преследовать фашистов.

Наконец солнце сжалилось над нами и скрылось за горизонтом. В темноте ярко пылали танки в бронетранспортеры.

. . .

1941г
С уважением Виктор.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 653
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Вот так воевали!

Сообщение Хахол » 23-12-2012 17:44:09

Ивановский Е.Ф. ("Атаку начинали танкисты")

. . .

Капитан Купернюк, батальонный комиссар Козинский и я, советуясь, еще раз уяснили обстановку, изучили по карте. Решили вызвать и командиров рот, послушать их мнение.

Командир роты тяжелых танков КВ капитан Юрченко, склонившись над картой, будто бы вслух рассуждая, говорил:

— Сил у нас, конечно, мало. Во встречном бою на победу рассчитывать трудно — в поле весь твой боевой порядок на виду. А вот если организовать танковую засаду, можно здорово дать фрицам по мозгам...

— По-моему, дело говорит наш Петр Фомич, — заметил комиссар.

Я тоже поддержал предложение ротного.

— Хорошо, — согласился комбат. — Только давайте конкретнее уясним, как и где организовать засаду, какие силы иметь в глубине, после чего я смогу доложить комдиву.

Вновь назначенный командир, понятно, рассчитывал на нашу помощь, видя в нас подготовленных, боевых офицеров. И когда он попросил капитана Юрченко еще раз доложить свои соображения, тот встал, сверкнув Золотой Звездой на груди, сказал:

— Действуя способом засады на танкоопасном направлении, батальон в состоянии противостоять превосходящим силам противника и нанести ему серьезный урон.

— Так... Согласен, — подтвердил комбат.

Я счел необходимым подчеркнуть, на мой взгляд, важное условие:

— Засаду необходимо расположить как можно ближе к магистральному шоссе. Хотя бы вот здесь, товарищ командир, — показал я точку на карте. — Лес тут подступает к автостраде вплотную. Танки надо эшелонировать по глубине и хорошо замаскировать. Жизненно важно соблюдать скрытность засады.

— Жизненно важно! Точно сформулировано, — отозвался батальонный комиссар Козинский.

Командир 82-й мотострелковой дивизии генерал-майор Н. И. Орлов, выслушав доклад капитана Купернюка, одобрил наш план. Утвердил его и тут же распорядился усилить танковую засаду ротой автоматчиков 210-го стрелкового полка, а для поддержки выделить артиллерийскую батарею.

Ночью танки выдвинулись к месту засады. Боевые машины были окопаны и замаскированы в каких-нибудь двухстах метрах от Минской автострады. Артиллеристы устроили НП на ветвях высокой сосны, заняли удобные, скрытые позиции автоматчики.

Затишья на нашем участке не было ни минуты. Противник вел орудийный и минометный обстрел по площадям. Разрывы приближались к месту засады, и вот уж вздыбилась земля между танками. За броней танкисты чувствовали себя надежно, пехотинцам же в окопчиках крепко доставалось. Над нами появилась группа бомбардировщиков «Юнкерс-87». Бесконечно крутили они свою смертоносную карусель: один выходил из атаки, другой заходил, надсадно завывали включенные на пикировании сирены. Грохот, огонь, столбы дыма и пыли. Крики и стоны раненых.

Неужели обнаружили засаду?

Бомбили и обстреливали долго. Потом как-то внезапно наступила тишина. Можно было подумать, что снаряды у немцев кончились. Мы понимали, что это зловещая тишина.

— Внимание! Усилить наблюдение! — последовала команда по радио.

И своевременно. Послышались шум, треск, на Минской автостраде показалась колонна мотоциклистов и бронетранспортеров с пехотой. Явно разведка. И попытка вызвать огонь с нашей стороны, чтобы обнаружить нас.

Капитан Купернюк приказал:

— Пропустить.

Его команду продублировали артиллеристам и автоматчикам.

Мотоциклисты и солдаты мотопехоты проследовали мимо наших наведенных стволов, не подозревая, что почти каждый из них — на прицеле. А у наших огневиков нервы оказались крепкими, ни один ничем себя не обнаружил.

Колонна прошла несколько сот метров по автостраде и вернулась назад.

Над деревней Ляхово описал несколько кругов и ушел на запад разведывательный самолет «Фокке-Вульф-189», прозванный нашими бойцами «рамой».

И опять все затихло.

Двадцать, тридцать, сорок минут тягучей, изнурительной тишины. А потом послышался мощный гул. Большая вражеская колонна, готовая ежеминутно развернуться в боевой порядок, двигалась по автостраде — около 30 танков, десяток грузовиков с автоматчиками.

Капитан Юрченко, прильнув к прицелу, передал по радио политруку роты Бойкову:

— Мой — головной, твой — замыкающий. Голос ротного прозвучал хрипло.

— Понял... — почти шепотом отозвался Бойков.

Еще несколько мгновений выдержки, когда слезятся глаза от напряжения и трудно сохранить недвижимыми пальцы на педали спуска.

Наконец-то:

— Огонь!!!

Прогремели выстрелы танкистов и артиллеристов. Почти одновременно запылали передний и замыкающий танки. Артиллеристы били по другим машинам колонны, автоматчики расстреливали спешившихся и бросившихся врассыпную гитлеровцев.

Автострада оказалась закупоренной.

Тяжелые танки КВ роты капитана Юрченко вышли из капониров и, маневрируя, вели огонь с коротких остановок. Цели были настолько близко, что почти каждый снаряд — прямое попадание.

Ни одна вражеская машина не прошла по Минской автостраде.

В своем боевом донесении (оно поныне хранится и архиве) мы с комбатом писали:

«В районе д. Ляхово уничтожено до 20 танков. Все атаки противника отбиты. Три уничтоженных танка на счету политрука роты А. Бойкова.

Командир 27 ОТБ майор М. Купернюк.

Начальник штаба капитан Е. Ивановский».

Налицо был явный успех. Батальон выдержал испытание.

Главный же результат этого скоротечного боя выражался, пожалуй, не столько числом подбитых и уничтоженных вражеских танков, сколько моральным подъемом, который охватил личный состав батальона. Всюду, где собирались танкисты — у подоспевшей полевой кухни, на лесной опушке у машины с боеприпасами, — можно было услышать одну и ту же фразу: «Оказывается, можно их бить!»

. . .

1941г
__________________

С уважением Виктор
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 653
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Вот так воевали!

Сообщение Хахол » 24-12-2012 11:13:24

Батальон Славы

В Советской Армии было подразделение, все бойцы которого (кроме офицеров) были удостоены ордена Славы. Речь идет о 1-м батальоне 215-го Краснознаменного полка 77-й гвардейской Черниговской Краснознаменной орденов Ленина и Суворова стрелковой дивизии 69-й армии 1-го Белорусского фронта. При освобождении Польши во время прорыва глубоко эшелонированной обороны немцев на левом берегу Вислы 14 января 1945 года воины этого батальона стремительной атакой овладели тремя линиями траншей противника и удерживали позицию до подхода основных сил. Боец батальона гвардии старший сержант Перов И.Е. закрыл грудью амбразуру вражеского ДОТа, повторив подвиг Александра Матросова. Все солдаты, сержанты и старшины батальона стали кавалерами ордена Славы. Командиры взводов были награждены орденами Александра Невского, командиры рот - орденами Красного Знамени. Командир батальона 23-х летний гвардии майор Емельянов Б.Н. и Перов И.Е. (посмертно) стали Героями Советского Союза.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 653
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Вот так воевали!

Сообщение Хахол » 18-01-2013 11:04:52

Последний бой сержанта Мартыненко

Война неохотно расстается со своей кровавой добычей и крайне редко приоткрывает завесу многолетних тайн, но чудеса иногда случаются и подтверждением этому явилось событие, имевшее место в прошлом году…

17 ноября 2011 года в немецком городе Росток, во время проведения ремонта дороги в районе моста Мюлендамм, рабочие обнаружили в песчаной почве странную металлическую конструкцию, которая, при более тщательном осмотре, оказалась башней (!) советского танка, времен Великой Отечественной Т-34-85. На место незамедлительно прибыли местные власти и специалисты по разминированию, которые извлекли из башни боеприпасы и человеческие останки. Башню, погрузив на трейлер, увезли, снаряды уничтожили, останки передали на экспертизу, а на месте раскопок появился скромный букетик гербер…

Дальше началась рутинная работа поисковиков с архивными документами, к которой подключились российское посольство и немецкие общественные организации; событие широко освещалось в российских и немецких СМИ. В результате длительных поисков, основанных также и на воспоминаниях очевидцев-немцев, были установлены обстоятельства гибели «тридцатьчетверки», а также имена пятерых погибших членов экипажа, среди которых значится фамилия нашего земляка, сержанта МАРТЫНЕНКО Николая Викторовича, командира орудия, 1925 г.р., уроженца г. Вознесенска, который проживал в Натягайловке.

1 мая 1945 года танк под командованием лейтенанта Кривенцова, действуя в авангарде 3-й гвардейской танковой бригады, достиг деревни Кассебом (западнее Ростока), где, перерезав путь немецкому эшелону с военной техникой, разбил паровоз и уничтожил около 20 солдат и офицеров противника. После этого геройский танк с десантом на борту, уничтожая все на своем пути, первым ворвался на окраину портового города Росток и, при пересечении моста через реку Варнов, был взорван морской миной, которую привел в действие полицейский. Искореженный чудовищным взрывом танк вместе с трупами механика-водителя, стрелка-радиста и обломками моста выбросило в канал, оторванная башня с телами командира танка, командира орудия и заряжающего слетела с моста, со временем вросла в грунт и пролежала под дорогой 66 лет.

После боя родным полетели похоронки, а тела героев остались лежать на поле брани. Благодаря трудоемкой и бескорыстной работе поисковиков, во взаимодействии с немецкими властями и российским МИД, найденные останки танкистов в мае 2012 года обрели вечный покой на воинском кладбище Ростока. А мы получили возможность узнать подробности еще одного славного подвига, совершенного вознесенцем, отдавшего свою 20-ти летнюю жизнь в последние дни войны во имя победы над фашизмом.

25 мая 1945 года сержант Мартыненко посмертно удостоен ордена Отечественной войны II cт.
Список экипажа танка Т-34-85 3-й гвардейской танковой бригады, погибшего в Ростоке 1 мая 1945 года.

Кривенцев Василий Тимофеевич, гвардии лейтенант, командир танкового взвода, 2 ТБ, 3 гв. тбр, член ВКПб, 1914 г. р., уроженец: с. Губари Байчуровского р-на Воронежской обл., призван Хабаровским ГВК г. Хабаровск с 1941 г. Мать: Кривенцева Пелагея Ивановна, с. Губари Байчуровского р-на Воронежской обл.

Посмертно награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Клещов Василий Афанасьевич, старший сержант, механик-водитель, 2 ТБ, член ВЛКСМ, 1924 г. р., уроженец: Свердловская область, Алапаевский р-н, д. Клеваки (ныне Клевакино), призван: Алапаевский РВК Свердловской обл. с 1942 г. Мать: Клещова Александра Ивановна, Свердловская область, Алапаевский р-н, д. Клеваки (Клевакино).

Посмертно награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Липеев Пантелей (Пантелеймон) Алексеевич, сержант, радиотелеграфист 2 ТБ, член ВЛКСМ, 1924 г. р., уроженец: Орловская обл., Стародубский район, с. Картушино. Призван: Дзержинским РВК гор. Новосибирск с 1944 г. Мать: Липеева Ефросинья Дмитриевна, Орловская обл. (ныне - Брянская), Стародубский район, с. Картушино.

Посмертно награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Мартыненко Николай Викторович, сержант, командир орудия, 2 ТБ, член ВЛКСМ, 1925 г. р., уроженец: Николаевская обл., г. Вознесенск, село Николаевка. Призван: Сталинским ГВК Кемеровской обл. с 1944 г. Отец: Мартыненко Виктор Романович, Николаевская обл., г. Вознесенск, с. Натягайловка. П

осмертно награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Гусев Андрей Касьянович, сержант, заряжающий, 2 ТБ, член ВЛКСМ, 1918 г. р., уроженец Алма-Атинская обл. Талдыкурганский р-н, село Троицкое. Призван Талдыкурганским РВК Алма-Атинской области с 1941 г. Отец: Ефременко Степан Яковлевич, Алма-Атинская обл., Талдыкурганский р-н, с. Троицкое.

C уважением Виктор
Вложения
Kleshev.JPG
Клещов Василий Афанасьевич
101qEK9.jpg
101qEKb.jpg
201qEKp.jpg
301qEKm.jpg
101qEKt.jpg
201qEKI.jpg
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 653
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 07-05-2013 07:12:43

Старший сержант Роза Шанина

Старший сержант Роза Шанина до войны работала воспитателем в детском саду. После начала Великой Отечественной войны была одиночным снайпером отдельного взвода снайперов–девушек 2–го стрелкового батальона 1138–го стрелкового полка 184–й Духовщинской Краснознамённой стрелковой дивизии, кавалер Орденов Славы II и III степеней — первая женщина–снайпер и первый военнослужащий 3–го Белорусского фронта, удостоенный этой награды. На ее личном счету не менее 54 подтвержденных ликвидаций немецких солдат и офицеров, в т.ч. двенадцати снайперов противника. 28 января 1945 года во время Восточно–Прусской операции, защищая тяжелораненого командира артиллерийского подразделения, погибла. Розе Шаниной было на тот момент 21 год.
Вечная Память Героям!
РОЗА.jpg

РОЗА1.jpg
РОЗА1.jpg (96.88 КБ) Просмотров: 15659

РОЗА3.jpg


Красивая....
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59

Re: Вот так воевали!

Сообщение МёбиуС » 07-05-2013 07:29:46

ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР писал(а):Старший сержант Роза Шанина


Нахуй тема создавалась, хз - viewtopic.php?f=9&t=2003
пыщ-пыщ трололо, я тут быдло и фуйло!
Аватара пользователя
МёбиуС
Дитя Роминты
 
Сообщения: 6224
Зарегистрирован: 17-03-2006 13:33:04
Откуда: Gumbinnen, Ostpreussen

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 07-05-2013 08:01:29

А чтоб помнили
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 02-09-2013 16:40:08

"Однажды, в зимние дни конца 1943 года, когда холод сковал тундру и скалы Кольского полуострова, а австрийские горные егери генерала Дитла, воевавшие здесь, замерзали в своих каменных убежищах, русские разведчики притащили из вражеского тыла здоровенного рыжего верзилу — майора. Фамилия его начиналась с приставки «фон». На допросах он молчал, презрительно глядя на своих противников с высоты своего двухметрового роста. Можно предположить, о чем он думал: «Ничего не скажу этим варварам Востока! Что за наглые рожи! И по–немецки как следует говорить не умеют! И воняет от них перегаром! Троглодиты!!! Ничего им не скажу!». Его допрашивали много раз, лупили, но безуспешно. Наконец, кто–то из переводчиков, устав, решил обратиться к Дьяконову, которого недолюбливали: пусть этот «штатский интеллигент» попробует, но наверняка немец ничего ему не скажет, если уж нам не сказал …. Игорь Михайлович предложил немцу закурить и, помолчав, спросил его: «Кем Вы были до войны?». Тот удивился: немецкий язык этого русского был безупречен… Он процедил сквозь зубы, совсем не уверенный, что этот варвар поймет: «Филологом». — «Да? А чем же Вы конкретно занимались?» — «Языком времен готов». Дьяконов был взволнован. Давно–давно, в детстве, ему с братом попалась рукопись стихотворения готских времен из библиотеки отца. Это стихотворение не было опубликовано, о нем знали только узкие специалисты, человек восемь–десять на всем земном шаре. С трудом вспоминая, Дьяконов стал декламировать готские стихи. Вот уже иссякает то, что он помнил, вот уже приходит к концу последняя строфа …. И вдруг верзила–немец словно сломался, согнулся, опустил голову, и крупные слезы покатились из его глаз. — Как! Здесь, в этой ледяной стране, среди этих скал, среди диких варваров, и Вы это знаете? Это невозможно! Совсем невозможно! Он обнял Дьяконова, несколько минут приходил в себя, переживая крушение своих представлений о русских, о мире, а потом заговорил, заговорил и заговорил… Оказалось, он был специальным посланником Верховного командования немецкой армии, командированным в штаб генерала Дигла с важными приказами. Тотчас же, на самолете, его отправили в Москву. Переводчики пристали к Дьяконову с расспросами, как сумел он добиться такого успеха? Но понять это им было не дано, так же, как многие не понимают, почему русские победили немцев в этой страшной войне."
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59

Re: Вот так воевали!

Сообщение Privatier » 11-09-2013 08:16:56

Расейняй всёж ближе к Восточной Пруссии...

Расейняйский КВ


На протяжении четырёх дней 1941 года – с 23 по 26 июня – в окрестностях Расяйняй, Кяльме и Кальтиненай гремели орудия. Три советские танковые дивизии (и одна моторизованная) – всего около 1000 боевых машин – подстерегали здесь стремительно несущегося противника.
По идее, как планировали советские военачальники, первый день войны (22 июня) должен был завершиться чуть ли не полным разгромом врага в районе Шяуляй. По крайней мере, такие победные реляции сообщало своим слушателям советское «Информбюро» 23 июня.
Предлагаем нашему читателю наполовину легендарную историю «расяйнского танка», ставшую одним из подвигов Второй мировой войны.
В июне 1941 года в Литве около города Расяйняй один танк КВ на сутки задержал наступление немецкой 4-й танковой группы.
Как же всё это было? Забегая вперёд, скажем: это был бой танка из советской 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса и боевой группы Рауса (Kampfgruppe Raus) из 6-й танковой дивизии 41-го моторизованного армейского корпуса вермахта.
Итак, столкновение советской 2-й танковой дивизии и боевой группы «Зекендорф» немецкой 6-й танковой дивизии началось 23 июня примерно в 15 часов на восточном берегу Дубисы северо-восточнее Расейняя. Не будем подробно анализировать его ход. Обратим внимание только на то, что как писал Е. Дриг, вместо контрудара советам пришлось вступить во встречный бой. Для немцев в этом бою оказалась очень неожиданной встреча с тяжелыми советскими КВ. Выяснилось, что ни немецкие 37-мм противотанковые пушки, ни пушки немецких танков не способны нанести этим монстрам ущерба.
Утром 24 июня 1941 года танковая группа Эриха фон Зекендорфа под натиском советской танковой армады изо всех сил старалась укрепиться в районе Расяйняй, имея своими соседями группу полковника Эрхарда Рауса.
Во время боя боевой группы «Зекендорф» 6-й немецкой танковой дивизии и советской 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса северо-восточнее Расейняй на дорогу Расейняй-Шилува недалеко от поворота на Дайняй прибыл один советский танк.
Боевая группа Раус из 6-й танковой дивизии заняла мост через Дубису и плацдарм на восточном берегу. Примерно в 14 часов этого дня из месторасположения группы Э.Рауса в город отправилась колонна автомашин с советскими военнопленными и ранеными немецкими солдатами.
Проехав всего полтора километра от месторасположения группы в Беданчяй, грузовики неожиданно столкнулись с одиночным советским танком (по мнению историков, это был КВ-2), стоявшим около самого перекрёстка дороги на Дайняй.
Танк сразу же открыл по приближающейся колонне огонь. Колонна была вынуждена отправиться назад, а в штабе Э.Рауса объявили тревогу, немцы стали лихорадочно готовиться к обороне, минировать подступы к своим позициям, поскольку думали, что на них идёт вся 2-я советская танковая дивизия.
Литовская "Крестьянская газета" ("Валстечю лайкраштис", 1965, от 8 октября): "Можно предположить, что этот танк был из подразделения, накануне войны получившего приказ сосредоточиться в окрестностях Расейняй. Это подтверждают и военные архивы. Собравшись в указанном районе, подразделение тяжёлых танков во второй день войны атаковало немецкую механизированную колонну в направлении Крижкалнис – Скаудвиле. Советские танкисты уничтожили около 80 фашистских боевых машин. В битве, надо полагать, участвовал и упомянутый нами танк, а после боя он возвращался обратно". На снимке - красноармейцы осмаривают подбитый немецкий танк Pz 35 (t) (LT vz.35) чешского производства из состава 6-й танковой дивизии вермахта. Окрестности города Расейняй, июнь 1941.
Точных данных о положении у группы Э.Рауса не было, поскольку отсутствовала связь со штабом обосновавшейся в Расяйняй 6-й дивизии. Телефонные провода оборвал упомянутый танк, который заблокировал и единственную порядочную дорогу в город.
Между тем на дороге в Расяйняй с обеих сторон стали образовываться пробки. Из города по направлению к группе Э.Рауса двигались автомашины с горючим и боеприпасами, которые тоже наткнулись на тяжёлую боевую машину.
Полковник Э.Раус возмущается: «Проходили часы, а вражеский танк, блокируя дорогу, едва ли двигался, хотя и стрелял время от времени в направлении Расяйняй. Его стрельба подожгла 12 грузовиков, следовавших к нам из Расяйняй с необходимейшими запасами…»
Похоже, что этот танк КВ из дивизии Е.Солянкина каким-то образом оторвался от основных сил и оказался в стороне от боя, нечаянно заблокировав при этом чуть ли не половину немецкой танковой дивизии – всю группу Э.Рауса.
Имеются данные, что советские танкисты в окрестностях Расяйняй искали бывший склад горючего, о чём одному из авторов поведали местные жители. Тот факт, что такой склад там действительно имелся, подтверждается недавно обнаруженными документами военных лет.
Как бы там ни было, но, скорее всего, у советского танка кончилось горючее, однако танкисты, слышавшие раздававшиеся со стороны Расяйняй звуки сражения, не думали бросать свою боевую машину.
Практически невозможно предположить, что танкисты имели специальное задание перекрыть единственный путь снабжения группы Рауса. Разведка у нас в тот момент просто отсутствовала. Значит, танк оказался на дороге случайно. Командир танка сам понял, какую важнейшую позицию он занял. И сознательно стал ее удерживать. Вряд ли стояние танка на одном месте можно трактовать как отсутствие инициативы, слишком умело действовал экипаж. Наоборот, стояние и было инициативой.
Безвылазно просидеть в тесной железной коробке два дня, причем в июньскую жару, — само по себе пытка. Если эта коробка к тому же окружена противником, цель которого — уничтожить танк вместе с экипажем (вдобавок танк — не одна из целей врага, как в «нормальном» бою, а единственная цель), для экипажа это уже совершенно невероятное физическое и психологическое напряжение. Причем почти все это время танкисты провели не в бою, а в ожидании боя, что в моральном плане несравненно тяжелее.
Спустя какое-то время сообразив, что это – не атака советской дивизии, а всего лишь один-единственный, хоть и огромных размеров заблудившийся танк, немцы решили его как можно быстрее уничтожить. Надо было во чтобы то ни стало восстановить связь с Расяйняй – в Беданчяй в расположении группы Э.Рауса накапливалось всё больше автомашин, и не все раненые, которых требовалось срочно доставить в госпиталь, могли до этого дожить.
«Хотя, казалось, нет опасности немедленной атаки, следовало сразу принять меры, чтобы уничтожить докучливый танк или, по крайней мере, прогнать его. Невозможно было эвакуировать солдат, раненных в бою за предмостное укрепление. В результате несколько тяжелораненых умерли… Все попытки объехать танк оказывались бесполезными: грузовики или вязли в болотной грязи, или, избирая более далёкий окольный путь, натыкались на рассеянные русские части, оставшиеся в лесах незамеченными», - отмечает Э.Раус.
Полковник решил против этого танка применить новейшее противотанковое орудие – полученную перед самой войной 50-миллиметровую пушку «PaK 38». Артиллеристы, по словам Э.Рауса, «просияли от радости, получив такое почётное задание…»
Под прикрытием кустарников, небольших холмов и прилеска немцы потащили в сторону танка четыре (по другим данным – всего два) «PaK 38».
Место будущего сражения тотчас усеяли зрители: «Десятки солдат карабкались на крыши, забирались на вершины деревьев или усаживались на ветвях, увлечённо ожидая, чем кончится это рискованное предприятие». Экипаж КВ спокойно стоял посреди дороги, казалось, не замечая приближающуюся угрозу – его ствол по-прежнему был направлен в сторону Расяйняй. Зрители стали ворчать, кто-то предположил, что танк, возможно, повреждён и покинут экипажем, так как иначе трудно было объяснить, почему он неподвижно стоит посреди дороги, образуя прекрасную цель… Немецкие артиллеристы подобрались ближе и стали готовить орудия к бою всего в паре сотен метров от танка. Внезапно сверкнул первый выстрел одной из противотанковых пушек, затем второй, третий.
Что произошло позже, лучше других, наверное, описал сам Э.Раус: «Офицеры и солдаты, подобно зрителям на стадионе, приветствовали криками стрелявших: «Ура! Браво! С танком покончено!»
Танк не двигался, пока в него не попало, по меньшей мере, восемь снарядов. Затем его башня повернулась, тщательно выбрала цель и несколькими 80-миллиметровыми снарядами заставила замолчать нашу батарею. Два из наших 50-миллиметровых орудий были разнесены в клочья, два оставшихся серьёзно повреждены».
Общее чувство разочарования охватило всю боевую группу Э.Рауса. Они ещё попытались уничтожить танк 105-миллиметровой гаубицей, но уже не осмеливались выкатить её перед танком и стреляли из-за прикрытия, причём корректировщиком огня был сам Э.Раус. Это не принесло результата – надо было хорошо попасть, а осколки взрывавшихся вокруг танка снарядов не могли причинить экипажу вреда.
Неповреждённый русский танк всё еще командовал дорогой, и Раус обратился в Расяйняй с просьбой оказать помощь 88-миллиметровыми зенитными орудиями, поскольку «только 88-миллиметровая зенитка с её тяжёлым бронебойным снарядом способна разрушить бегемота».
Танковое сражение у Расяйняй уже подходило к концу, и генерал Франц Ландграф любезно выделил одно такое орудие для уничтожения танка близ Дайняй.
Прибывшие со стороны Расейняй артиллеристы снова стали подбираться к танку и на этот раз остановились на более приличном расстоянии – за 2 км от КВ.
КВ-1 всё ещё стоял, словно не видя приближающихся немцев – его орудийная башня была развёрнута в противоположном направлении, в сторону деревушки Беданчяй.
Немцы, осмелев, решили подобраться поближе. Под прикрытием дымящихся остовов грузовиков они уменьшили расстояние до танка до 800 метров и открыли огонь.
Дадим опять слово Э.Раусу, отметившему, что экипаж танка «…был настороже, а командир имел крепкие нервы. Он следил за приближением пушки, но не препятствовал этому, так как зенитка, пока находилась в движении, была неопасна. Кроме того, чем ближе она подходила, тем больше шансов было её уничтожить. Критический момент в этом поединке наступил, когда зенитчики начали готовиться к стрельбе... Пока стрелки в сильнейшем нервном напряжении торопливо готовились к выстрелу, танк развернул башню и открыл огонь первым. Каждый выстрел поражал цель. Тяжело повреждённая зенитка была отброшена в канаву, где её пришлось бросить. Среди зенитчиков были жертвы».
Видя, что советский монстр расправился и с этим орудием, оптимизм солдат группы Э.Рауса упал совсем. Кроме того, лишённые свежей пищи, солдаты уныло провели день, потребляя консервы.
Но около 120 солдат – сапёры (мостостроители и минёры) втайне были рады неудаче артиллеристов.
Двенадцать из них собирались с приближением сумерек своими, минёрскими, действиями уничтожить танк-чудовище. Смельчаки взяли с собой тяжёлые пакеты со взрывчаткой, надеясь в темноте просто обложить ими танк и взорвать. Примерно в полночь, приблизившись к танку, немцы увидели, что его экипажу кто-то передаёт какие-то свёртки, очевидно, продукты.
Э.Раус: "Бледного света звезд, мерцающих в небе, было вполне достаточно, чтобы обрисовать контуры ближайших деревьев, дорогу и танк. Стараясь не производить никакого шума, чтобы не выдать себя, разувшиеся солдаты выбрались на обочину и стали с близкого расстояния рассматривать танк, чтобы наметить наиболее удобный путь. Русский гигант стоял на том же самом месте, его башня замерла. Повсюду царили тишина и покой, лишь изредка в воздухе мелькала вспышка, за которой следовал глухой раскат. Иногда с шипением пролетал вражеский снаряд и рвался возле перекрестка дорог к северу от Расейная. Это были последние отзвуки тяжелого боя, шедшего на юге целый день. К полу¬ночи артиллерийская стрельба с обеих сторон окончательно прекратилась.
Внезапно в лесу на другой стороне дороги послышались треск и шаги. Похожие на призраки фигуры бросились к танку, что-то выкрикивая на бегу. Неужели это экипаж? Затем раздались удары по башне, с лязгом откинулся люк и кто-то выбрался наружу. Судя по приглушенному звяканью, это принесли еду. Разведчики немедленно доложили об этом лейтенанту Гебхардту, которому начали досаждать вопросами: «Может, броситься на них и захватить в плен? Это, похоже, гражданские». Соблазн был велик, так как сделать это казалось очень просто. Однако экипаж танка оставался в башне и бодрствовал. Такая атака встревожила бы танкистов и могла поставить под угрозу успех всей операции. Лейтенант Гебхардт неохотно отверг предложение. В результате саперам пришлось прождать еще час, пока гражданские (или это были партизаны?) уйдут.
За это время была проведена тщательная разведка местности. В 01.00 саперы начали действовать, так как экипаж танка уснул в башне, не подозревая об опасности. После того как на гусенице и толстой бортовой броне были установлены подрывные заряды, саперы подожгли бикфордов шнур и отбежали. Через несколько секунд гулкий взрыв разорвал ночную тишину. Задача была выполнена, и саперы решили, что добились решительного успеха. Однако не успело эхо взрыва умолкнуть среди деревьев, ожил пулемет танка, и вокруг засвистели пули. Сам танк не двигался. Вероятно, его гусеница была перебита, но выяснить это не удалось, так как пулемет бешено обстреливал все вокруг. Лейтенант Гебхардт и его патруль вернулись на плацдарм заметно приунывшие. Теперь они уже не были уверены в успехе, к тому же оказалось, что один человек пропал без вести. Попытки найти его в темноте ни к чему не привели".
Немцы с разочарованием отступили, но, как оказалось, один из них при отходе нашёл ещё неразорвавшиеся пакеты, вернулся и заложил их под ствол.
Э.Раус: "Я не мог удовлетворить это любопытство, пока не был отдан приказ по бригаде на текущий день с отчетом молодого сапера: «Я прислушивался к часовым и лежал в канаве рядом с русским танком. Когда все было готово, я вместе с командиром роты подвесил подрывной заряд, который был вдвое тяжелее, чем требовали наставления, к гусенице танка, и поджег фитиль. Так как канава была достаточно глубокой, чтобы обеспечить укрытие от осколков, я ожидал результатов взрыва. Однако после взрыва танк продолжал осыпать опушку леса и кювет пулями. Прошло более часа, прежде чем противник успокоился. Тогда я подобрался к танку и осмотрел гусеницу в том месте, где был установлен заряд. Было уничтожено не более половины ее ширины. Других повреждений я не заметил. Когда я вернулся к точке сбора диверсионной группы, она уже ушла. Разыскивая свои ботинки, которые я оставил там, я обнаружил еще один забытый подрывной заряд. Я забрал его и вернулся к танку, взобрался на корпус и подвесил заряд к дулу пушки в надежде повредить его. Заряд был слишком мал, чтобы причинить серьезные повреждения самой машине. Я заполз под танк и подорвал его. После взрыва танк немедленно обстрелял опушку леса и кювет из пулемета. Стрельба не прекращалась до рассвета, лишь тогда я сумел выползти из-под танка. Я с грустью обнаружил, что мой заряд все-таки был слишком мал»."
Кстати, именно этот момент, по мнению многих исследователей, свидетельствует о том, что близ Дайняй был танк модели КВ-2, поскольку ствол его орудия был оснащён дополнительной бронёй, а потому он вполне мог выдержать такой взрыв.
Если в первый день экипаж КВ еще мог надеяться на приход своих, то на второй, когда свои не пришли и даже шум боя у Расейняя затих, стало яснее ясного: железная коробка, в которой они жарятся второй день, достаточно скоро превратится в их общий гроб. Они приняли это как данность и продолжали воевать.
В архиве 6-й танковой дивизии удалось найти радиограмму, в которой говорится, что на Расейняйский аэродром в ночь на 25 июня самолётом (!) были доставлены боеприпасы для зенитного орудия. Возможно, что они предназначались именно для уничтожения танка.
На рассвете 25 июня полковник Э.Раус всё ещё ломал голову, как ему справиться с советским КВ.
В конце концов он решил рискнуть – по его указанию к советскому монстру были направлены маленькие чешские «PzKw. 38(t)». Они осыпали танк своими снарядами и, хотя не причинили ему никакого вреда, советские танкисты принялись с азартом охотиться за снующими вокруг машинами.
Тем временем со стороны Расяйняй к танку стали выдвигаться немецкие «восемьдесят восьмёрки».
На сей раз артиллеристам удалось выстрелить первыми и попасть в танк. Лишь сейчас заметив опасность, его экипаж ещё попытался повернуть пушку в сторону немцев, но в это время в него попали ещё два снаряда калибра 88, и танк замер.
Всё же артиллеристы для большей уверенности выпустили по нему ещё четыре снаряда, и лишь после этого вокруг него стали собираться любопытствующие солдаты. Они с удивлением увидели, что танковую броню пробили только два 88-миллиметровых снаряда, а выстрелы 50-миллиметровых орудий оставили на его корпусе только вмятины…
Но и это ещё не было концом. Как впоследствии писал Э.Раус, немецкие солдаты возле танка чувствовали себя, как маленькие Давиды возле павшего Голиафа – пытались открыть люк, дёргали за рукоятки, стучали…
И достучались. Танк внезапно ожил, его ствол опять двинулся вбок, а перепуганные немцы дали дёру. Не смешались только минёры. Схватив связку гранат, они забросили её в пробоину от снаряда. Внутри танка раздался взрыв, башенный люк открылся. Внутри немцы увидели тела шестерых танкистов.
Э.Раус утверждает, что немцы погибших захоронили на обочине дороги со всеми воинскими почестями.
Самый первый раз этот эпизод начала войны был упомянут ещё в годы немецкой оккупации. В 1942 году журнал «Карис» («Воин») напечатал перевод статьи военного корреспондента Курта Г. Шлоценберга (Kurt G. Slozenberg) «Битвы стальных слонов», опубликованной в издаваемой в Вильнюсе на немецком языке газеты «Вильнер цайтунг» (Wilnaer Zeitung).
Наиболее подробно история танка описана в историческом исследовании «Действия малых подразделений во время германской кампании в России» (далее мы будем называть ее сокращенно «Действия малых подразделений»), изданной в США в июле 1953 года. В одной из статей («Бронетанковая блокада перекрестка») этого издания описывается ход боя. Надо сказать, что и в некоторых других текстах есть утверждения, что бой длился двое суток. Как бы там не было, эта статья стала первоисточником для многих авторов, пишущих о «расейняйском танке». Между прочим, в этой брошюре впервые напечатана позднее хорошо известная фотография - немецкий солдат фотографирует подбитый советский КВ-2.
Наиболее полное описание боя представлено в книге Э. Рауса «Танковые сражения на Восточном фронте». Автор подробно описывает ход всего сражения, которым он сам руководил. Однако воспоминания, в отличие он дневников или боевых документов, пишутся по прошествии сравнительно немалого времени, когда забывается множество деталей. Не исключением является и книга воспоминаний Рауса. Более того. Как пишет во введении переводчик книги на русский язык, эта книга написана не по рукописи Рауса, так как рукопись пропала при неясных обстоятельствах. Текст рукописи восстанавливался на основе статей в различных сборниках и периодике, а также по неопубликованных примечаний. Сравнивая текст из раздела «Отрезаны одним танком» в книге Рауса с текстом из «Действий малых подразделений», нетрудно убедиться, что мемуары просто вставлен мало переработанный текст «Бронетанковой блокады перекрестка». Это позволяет считать, что он также принадлежит перу Э. Рауса.
В советское время история одиночного танка в Литве была мало известна. Официально об этом эпизоде вспомнили лишь в 1965 году, когда наконец собрались останки воинов из мест их захоронения перенести на воинское кладбище в Расейняй. "Крестьянская газета" ("Валстечю лайкраштис", 1965, от 8 октября): "Заговорила могила у деревни Дайняй. Откопав, нашли личные вещи танкистов. Но они говорят очень мало. Две баклажки и три авторучки без надписей или знаков. Два ремня показывают, что в танке было два офицера. Более красноречивыми оказались ложки. На одной из них вырезана фамилия: Смирнов В.А. На второй – три буквы: Ш.Н.А. Видимо, это первые буквы фамилии, имени и отчества солдата. Самая ценная находка, устанавливающая личность героев - портсигар и в нем комсомольский билет, временем порядочно испорченный. Внутренние листки билета склеились с каким-то другим документом. На первой странице можно прочитать только последние цифры номера билета - ...1573. Ясная фамилия и неполное имя: Ершов Пав... Самой информативной оказалась квитанция. На ней можно прочесть все записи. Из нее узнаем фамлию одного из танкистов, место его жительства. Квитанция говорит: Паспорт, серия ЛУ 289759, выдан 8 октября 1935 г. Псковским отделом милиции Ершову Павлу Егоровичу, сдан 11 февраля 1940 г."
Сегодня останки этих танкистов покоятся в братской могиле советских воинов в Расяйняй, куда они были перезахоронены в 1965 году. Имена двоих из них удалось установить по найденным при них документам, остальные так и остались неизвестными.
Летом 2007 года, когда на средства Посольства России в Литве приводили в порядок это воинское кладбище, в память танкистов была установлена мемориальная доска. Три года она никому не мешала, но в прошлом и в нынешнем году в прессе появились сообщения о том, что якобы кое-кто возмущён текстом выбитой на доске надписи, в которой сказано, что здесь покоятся останки героически погибших возле деревни Дайняй советских воинов. Возмущённым «литовским патриотам» пришлось не по душе слово «героически».
Что ж, каждому вольно интерпретировать это определение сообразно степени собственного «геройства». Одни предпочитают гибель внутри железного монстра, другие выбирают борьбу с мёртвыми, которые не могут защитить себя.
Танковая битва при Расяйняй не стала костью в горле для вермахта, и немецкие танки покатили вперёд, предоставив местным жителям хоронить тела погибших.
Сегодня кладбище советских воинов в Расяйняй – место вечного упокоения многих участников тех событий. Сюда в 1965 году были перенесены останки воинов из мест их захоронения, в том числе и отважного экипажа славного советского танка КВ. Здесь же установлено и надгробие самому командующему 2-й танковой дивизией генерал-майору танковых войск Егору Николаевичу Солянкину. Возможно, только надгробие, потому что (ещё одна загадка сражения при Расяйняй) среди выживших ветеранов дивизии до сих пор говорят, что эта могила – пустая. Что впопыхах закопанные останки Солянкина всё ещё покоятся где-то в лесу… Вместе с сейфом, в котором лежат и все документы павшей близ Расяйняй советской 2-й танковой дивизии.


Перевод с литовского языка Владимира Вахмана.
Арвидас ЖАРДИНСКАС, Гядиминас КУЛИКАУСКАС,, «Verslo klasė»
Взято здесь http://anton-dudaro.livejournal.com/58397.html

ЗЫ. Жду книгу Коломийца, там про этот бой подробней...
Волк - это ушедшая в партизаны собака...

Up your eyes, and look at north...
Аватара пользователя
Privatier
Military Police
 
Сообщения: 552
Зарегистрирован: 02-04-2009 07:47:05
Откуда: Калининград

Re: Вот так воевали!

Сообщение Родион » 08-10-2013 09:26:33

http://u-96.livejournal.com/1179464.html
Дед, бритва и фриц.
…Рано утром третьего или четвёртого дня после захвата нашими Кенигсберга, т.е. 12-13 апреля 45-го, бравый старлей-гвардеец 2-ой Гвардейской армии 3-го Белорусского фронта Лёнька решил побриться.
Сказано-сделано.
Дед приготовил полотенце, стаканчик, помазок, найденную на днях в сгоревшем фольварке бритву и... тут понял, что воды-то под рукой и нет.
Нет - так будет.
Как был - в галифе и майке - старлей прихватил бритву (чтоб находчивые соседи не "экспроприировали" в отсутствие хозяина) и, весело помахивая котелком, зашагал к Прегелю. Надо заметить, что дедов автобат в этот момент квартировал рядом с разрушенным ж/д вокзалом, так что до реки было - два плевка. Вокруг советских войск наблюдалось просто битком и дед даже не озаботился прихватить положенный ему наган.
Руины, руины, воронки, руины...
Наконец, вот и берег реки с перманентно бомбами разнесённой вдрызг каменной облицовкой. Дед наклонился, черпанул котелком воду, выпрямился и... остолбенел. В трёх шагах от него, косясь совершенно заросшим и грязным лицом, стоял здоровенный фриц…

P.S. Там про второго деда тоже интересно
Аватара пользователя
Родион
Интересующийся
 
Сообщения: 287
Зарегистрирован: 17-11-2010 21:40:52
Откуда: Калининград

Re: Вот так воевали!

Сообщение uran238 » 08-10-2013 09:44:16

Поржал))))
«Не согласен - критикуй, критикуешь - предлагай, предлагаешь - делай, делаешь - отвечай!» Сергей Павлович Королёв.
Аватара пользователя
uran238
физик-ядерщик
 
Сообщения: 7690
Зарегистрирован: 14-03-2005 10:52:54
Откуда: Калининград

Re: Вот так воевали!

Сообщение Privatier » 15-10-2013 08:25:44

И так тоже воевали...
Достаточно необычная и интересная статья попалась...

Мифы второй мировой: старинные артиллерийские орудия против немецких танков

В грандиозной по героизму и исторической значимости Битве за Москву в ноябре-начале декабря 1941 г. на одном из участков фронта решающую роль сыграли старинные русские пушки, изготовленные на Императорском орудийном заводе в Перми в 1877 году. Было это в районе Солнечногорск – Красная Поляна, где сражалась обескровленная долгими оборонительными боями 16-я армия под командованием генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского. Последний обратился к командующему Западным фронтом генералу армии Г. К. Жукову с просьбой о срочной помощи противотанковой артиллерией. Однако таких резервов уже не было. Просьба дошел до Верховного Главнокомандующего – И. В. Сталина, на что он ответил: «У меня тоже нет резервов противотанковой артиллерии. Но в Москве есть Военная артиллерийская академия имени Ф. Э. Дзержинского. Там много опытных артиллеристов. Пусть они подумают и в течение суток доложат о возможном решении проблемы».
В 1938 г. академия была переведена из Ленинграда в Москву, а в октябре 1941 г. большая её часть с учебной артиллерией была эвакуирована в Самарканд. В Москве осталось около ста офицеров и служащих академии. Выполнению приказа помог случай. В академии работал пожилой человек, который хорошо знал местоположения и содержимое артиллерийских арсеналов Москве и ближайшего Подмосковья, где были законсервированы изношенные и старые артиллерийские системы, снаряды и снаряжение к ним. К сожалению, время не сохранило имя этого замечательного человека, а также имена всех тех сотрудников академии, которые в течение суток выполнили приказ и сформировали несколько артиллерийских батарей противотанковой обороны большой мощности.

Для борьбы с германскими танками подобрали старые осадные орудия калибра 6 дюймов (152,4 мм), которые использовались еще в Русско-турецкой войне (1877-1878 гг.) и позже – в Русско-японской войне (1904-1905 гг.). Потом, по причине сильной изношенности стволов, эти орудия доставили на Мытищинский арсенал, где они хранились в законсервированном виде. Стрельба из них была не безопасна, но несколько выстрелов они еще могли выдержать. В то же время на Сокольническом артиллерийском складе в большом количестве имелись трофейные английские осколочно-фугасные снаряды фирмы «Виккерс», также калибра 6 дюймов (152,4 мм) и массой 100 футов (47,7 кг). Там же хранились капсюли и пороховые заряды, отбитые в гражданскую войну у американских интервентов. Все это имущество аккуратно хранилось с 1919 г и вполне могло использоваться в бою.

Используя данное вооружение, было сформировано несколько батарей тяжелой противотанковой артиллерии, которые разместили на танкоопасном направлении. Командирами стали слушатели академии и офицеры, присланные из военкоматов, а прислугой – красноармейцы и ученики старших классов московских артиллерийских школ. Орудия не имели прицелов, а потому было решено стрелять только прямой наводкой, наводя их на цель через ствол. Для удобства стрельбы (и, видимо, в целях безопасности) орудия врыли в землю по ступицы деревянных колес. ....

Продолжение http://istkniga.ru/club/forum/forum29/topic193/
Волк - это ушедшая в партизаны собака...

Up your eyes, and look at north...
Аватара пользователя
Privatier
Military Police
 
Сообщения: 552
Зарегистрирован: 02-04-2009 07:47:05
Откуда: Калининград

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 17-01-2014 08:42:38

Т60 vs TVI
Во время осуществления этой операции 16 января 1943 года и произошел знаменитый бой легкого танка Т-60 с тактическим номером «164» против двух тяжелых «Тигров».
Экипаж машины состоял из командира роты Т-60 лейтенанта Дмитрия Осатюка и механика-водителя старшины Ивана Макаренкова. Еще во время учебы танкисты поняли важнейшее свойство «малютки» — ее великолепную подвижность. Лейтенант требовал, чтобы в бою машина «танцевала», и механик, ценой упорнейшего труда, в совершенстве достиг этого.

В тот день на поляну, где шел бой, выползли из леса два тяжелых немецких танка. Передний намеревался, очевидно, ударить во фланг пехотной цепи, поблизости которой находилась «малютка».
Первое, что мелькнуло в уме Осатюка: «Спасти пехоту». Но как? Идти на таран? Это было бы заведомым самоубийством. Завязать огневую дуэль? Снаряды 20-мм скорострельной пушки отскакивали от брони германского танка, как горох от стенки. Оставалось одно — отвлечь внимание на себя.

Герой Советского Союза
Осатюк Дмитрий Иванович

Герой Советского Союза
Макаренков Иван Михайлович
— Ваня, танцуй! — крикнул Осатюк.
Сначала машина рванулась вперед и быстро приблизилась к немецкому танку. Тот остановился, оценивая добычу. Разбить маленький танк крупнокалиберной пушкой, казалось, не составляло никакого труда. Немцы ринулись в атаку. «Малютка» ловко уклонилась. Началась погоня. Танки противника шли один за другим. Повинуясь команде Осатюка, Макаренков кидал машину из стороны в сторону, выписывал замысловатые вензеля, но не уходил от немцев за пределы видимости. Осатюк вел огонь из пушки с единственной целью ослепить вражеский экипаж, не дать ему вести прицельный ответный огонь.
— Держи вдоль леса, к круглой опушке! — приказал лейтенант.
Никогда еще Макаренков не орудовал рычагами управления так быстро, действуя на пределе человеческих возможностей. Казалось, танк, совершая неожиданные повороты, вот-вот перевернется.
Чем ближе к круглой полянке, тем больше росло напряжение. Но вот танк выскочил на поляну. Осатюк коснулся плеча механика. Макаренков сразу понял команду — такие сигналы подавались еще во время учений. Он мгновенно выключил левый фрикцион. Машина, послушная своему хозяину, взревела и, поднимая снежное облако, развернулась. Казалось, не было более удобной мишени для противника, чем танк, повернувшийся к нему бортом. Но Осатюк внезапно повернул башню и мгновенно открыл слепящий огонь в упор по смотровым щелям тяжелого германского танка.
Мощным рывком Макаренков увел «малютку» вперед. Немецкий танк со скрежетом повернул вслед за нашей машиной. Борт тяжелого танка теперь был обращен к роще.
В это время из-за деревьев вырвалась острая сверкающая полоска. Грянул орудийный выстрел. Потом второй… Через мгновение сильный взрыв внутри вражеского танка сотряс воздух.
— Ваня! Заманили дуру! Готово! — со вздохом облегчения вырвалось у Осатюка.
Обтирая рукавом пот, сбегавший крупными каплями со лба, Макаренков ответил так, будто участниками события были не он и не Осатюк:
— Не подвела наша «малютка».
Не прошло и трех минут, как у круглой поляны появился второй тяжелый танк. В считаные секунды скрытая за деревьями батарея 61 лтбр расправилась и с другой вражеской машиной.
Скорее всего, это были «Тигры» из 502-го тяжелого батальона танков вермахта за номерами «250005» и «250006». По немецким данным, в первой машине снаряд пушки попал в моторное отделение, и танк сгорел, а во второй машине артснаряд попал в башню; кроме того, у этой машины сломалась трансмиссия, и немцы подорвали ее сами 17 января.
Осатюку повезло еще тем, что свидетелем его боя с «Тиграми» было командование бригады, которое находилось вблизи злополучного поселка.
Как раз в то время, когда наши артиллеристы поразили второй тяжелый танк, комбриг с замполитом подскочили на «малютке» к огневой позиции батареи. У орудия, которое только что выручило Осатюка, стояли возбужденные артиллеристы, громко обсуждая подробности боя.
— Обработали на славу, — заметил Хрустицкий, показывая рукой в сторону нацистского танка.
Артиллеристы, почерневшие от копоти, в изодранной, перемазанной торфяной грязью одежде, не скрывали радости.
Этот бой с «Тиграми» стал основной составляющей в присвоении экипажу легкого танка Т-60 (для всего экипажа это, скорее всего, единственный случай) с номером «164» званий Героев Советского Союза.
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 12-09-2014 07:11:22

Константин Недорубов.
Уникальный дядька, вобщем почитайте...источник не ахти, но интересно...
Единственный в России потомственный донской казак, имевший высшие награды и царской, и советской России.
Константин Недорубов родился 21 мая (2 июня) 1889 года, а 1-ю Мировую Недорубов встретил как разведчик 15-го казачьего полка. От рядового казака-разведчика вырос до начальника разведывательной группы.
Хорошо воевал.
Как раз в одиночку захватил в плен 52(!) австрийских солдата во главе с офицером. Впрочем австийцев тоже можно было понять - двухметрового роста казак, в плечах косая сажень, в одной руке шашка, в другой - граната, и скалится страшно. Монстр, а не человек!
Были и другие подвиги.....
http://fishki.net/1303527-geroj-tryoh-v ... genda.html
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59

Re: Вот так воевали!

Сообщение ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР » 03-06-2015 15:25:24

Каааааак? ( в восхищении)

БАЙДА.jpg


И не фейк: https://www.google.ru/?gws_rd=cr,ssl&ei ... 0%BD%D0%B0
ЛЕТЧИК-ИНЖЕНЕР
Краевед
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 21-05-2010 13:24:59


Вернуться в Общение и флуд.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2



При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.

ООО "Портал" - создание и продвижение сайтов.