Революционные события 1918-1919 годов в Восточной Пруссии

История, памятники, памятные места.

Революционные события 1918-1919 годов в Восточной Пруссии

Сообщение Альберт » 24-03-2012 18:14:04

Малоизученная тема - революционные события 1918-1919 годов в Восточной Пруссии. Автор предлагаемого фрагмента - Винценц Мюллер (1894-1961) германский военачальник, участник Первой и Второй мировых войн, генерал-лейтенант вермахта (1943), генерал-лейтенант ННА ГДР (1952).
О нём: http://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%FE%EB% ... 6%E5%ED%F6
Текст воспроизводится по изданию: Мюллер В. Я нашёл подлинную родину. Записки немецкого генерала. М., 1974, с.с. 66-69 и 71-72 (глава "В пограничной страже "Восток"). Фото автора (в должности командира роты в Первую мировую войну) - из восточногерманского издания этих мемуаров 1963 года.

В пограничной страже «Восток»
В январе 1919 года в «Сборнике военных распоряжений» появилось воззвание имперского правительства о создании Пограничной стражи и территориальных войск, в котором, между прочим, говорилось:
«Германия в большой опасности!.. Вступайте добровольно в Пограничную стражу... До сих пор каждая революция, как французская, так и русская, вызывала к жизни добровольческие армии под знаменем своих новых идеалов. Следуйте призыву германской революции. Без вашей помощи она не может достичь своих целей. Покажите, что революция уничтожила милитаризм, но не добровольную готовность ее свободных граждан к самообороне. Республика зовет вас; она заботится о вас, но она и нуждается в вас! Добровольцы, вперед!»
К этому времени я уже находился при расформированном штабе 10-й армии в Лётцёне. (Восточная Пруссия) в качестве адъютанта генерала инженерных войск Кана. 10-я армия, в ноябре — декабре 1918 года отведенная из Литвы в Лётцен, весной 1918 года, после заключения Брестского мира с Советской Россией, продвинулась далеко в глубь Белоруссии, до линии Могилев — Орша. Затем, после перемирия в ноябре 1918 года, этот фронт постепенно распался. Солдаты возвратились на родину. Для охраны границы остались в добровольном порядке только потрепанные войсковые части. Такое же положение сложилось и в Прибалтике, где после Брестского мира немецкие войска наступали из Литвы через Латвию и Лифляндию до Эстонии и вышли к Финскому заливу близ Нарвы. Этот фронт также распался в ноябре 1918 года. Довольно крупные немецкие части, оставшиеся добровольно, так называемые «балтийцы», все еще стояли значительно дальше северной границы Восточной Пруссии — в Литве и Курляндии.
С такими «балтийцами», офицерами, унтер-офицерами и солдатами, я познакомился еще 4 или 5 января 1919 года, во время переезда по железной дороге из Берлина в Кенигсберг. Я ехал тогда в штаб 10-й армии, «балтийцы» направлялись в Тильзит и дальше. В моем купе сидели несколько фельдфебелей. Почти всю дорогу они рассказывали друг другу о случаях, якобы приключившихся с ними в боях с большевиками. Часто слышалось: «Рублики звенят!» Имелись в виду сделки, совершенные ими в еще оккупированной Курляндии и во время отпуска в Германии, например продажа гусей, масла, сала и т. д. Они говорили, что собираются остаться в Прибалтике и поселиться там. Это были современные ландскнехты, которые воевали ради добычи. Хотя я почти не чувствовал себя солдатом германской революции, о котором говорилось в «Сборнике военных распоряжений», я все же считал, что не имею ничего общего с подобными бродягами-ландскнехтами. Я не понимал тогда, насколько непоследовательной была моя позиция. К счастью, я находился в штабе армии и не соприкасался с таким сбродом.
В Лётцене 19 января состоялись выборы в Национальное собрание. Я очень серьезно отнесся к выборам, в которых тогда могли участвовать и военные, и долго размышлял, за какую партию голосовать. Социал-демократов и членов Немецкой национальной партии я сразу же отверг. Первые были слишком далеки мне, вторые являлись наследниками бывших прусских консерваторов, а от отца мне передалось отрицательное отношение к ним. Кроме того, во время войны они выступали против введения всеобщего и равного избирательного права. Я отказался от своего первоначального намерения голосовать за партию Центра, ибо неоднократно слышал, что голосовать в Восточной Пруссии за Центр — это все равно что голосовать за Польшу. Поэтому я решил голосовать за демократов, тем более что кенигсбергская «Хартунгше цейтунг» нравилась мне больше других газет. И вдруг эта газета перед самыми выборами помещает большую статью какого-то пацифиста! Так в конце концов я отдал свой голос Немецкой народной партии — бывшим национал-либералам.
В феврале 1919 года штаб в Лётцене был распущен. Офицеры, не желавшие отправиться по домам, в том числе и я, были переведены в штаб командования Пограничной стражи «Север».
Новое командование было сформировано в небольшом восточнопрусском городке Бартенштейне. Командующим был генерал от инфантерии фон Кваст, начальником штаба — генерал-майор фон Сект. Командование подчинялось бывшему верховному командованию во главе с Гинденбургом и Тренером, которое называлось теперь «Штаб в Кольберге», где и было его местопребывание. В штабе я встретился с двумя моими товарищами по службе в немецком саперном отряде в Турции. Это были командир баталь.она майор Циппер, которого я высоко ценил, и мой приятель капитан Хильдеман. По нашей военно-инженерной специальности работы было немного. Фронт хотя и существовал, но это была «неорганизованная война» — большей частью самовольные боевые действия локального значения.
Как я узнал, наша задача заключалась в охране временной западнопрусской границы, возникшей в результате польского восстания в ноябре-декабре в Познаньской провинции, а также южной, восточной и северной границ Восточной Пруссии — на бывшей русской территории в Западной Литве и Курляндии.
Однако нам приходилось выполнять и другие задачи. В начале марта в штаб Пограничной стражи «Север» в Бартенштейне пришло приказание выделить молодых офицеров для операции против остатков революционной народной морской дивизии в Кенигсберге. Операцией руководил командующий войсками в Кенигсберге, действовавший в тесном сотрудничестве с обер-президентом Восточной Пруссии социал-демократом Августом Виннигом. По моей просьбе меня послали в один из фортов крепости в северо-западной части города, которым командовал полковник фон Лукк, как мне впоследствии стало известно — друг балтийского генерала графа фон дер Гольца. Там я нашел боевую группу численностью двести человек, причем офицеры составляли треть группы. 3 марта на рассвете началось концентрированное наступление на город. Мы двигались беспрепятственно через большое дачное предместье Марауненгоф и кварталы, в которых рабочие не жили. Войскам же, входившим в город с юга и юго-востока, пришлось вести серьезные, хотя и короткие бои. До полудня остатки Кенигсбергской народной морской дивизии прекратили сопротивление…
…Летом 1919 года в занятой немецким фрейкором Латвии появился авантюрист, называвший себя князем Аваловым-Бермонтом и сформировавший из русских контрреволюционеров крупные воинские соединения. Когда западные державы потребовали отвода немецких войск из Прибалтики, несколько тысяч «балтийцев» перешли под командование Авалова-Бермонта, так что германское правительство как будто лишилось всякого влияния на них. Граф фон дер Гольц и не думал об отводе войск. У него были далеко идущие планы. В своих докладных записках он нередко говорил о «будущей России», которая возникнет после свержения советского режима. Разумеется, он понимал, что одним «балтийцам» решить такую задачу не под силу, но полагал, что они могут создать предпосылки для этого, пусть даже, весьма ограниченные. После новых поражений немецкие отряды в ноябре 1919 года перешли под немецкое командование и были вынуждены начать отход в Германию.
Однако они отказывались отойти на территорию Восточной Пруссии, пока им не будет выдано все, что положено, а главное — продовольствие. Чтобы переправить через границу один или два поезда с грузом, надо было «подмазать» нескольких таможенных чиновников. Поэтому обер-лейтенант Винценц Мюллер, теперь офицер «для поручений» начальника штаба командования Пограничной стражи «Север» полковника фон Тэра, был послан в Тильзит, чтобы передать некоему железнодорожному чиновнику небольшой чемодан, набитый пачками бумажных денег. Если мне память не изменяет, там было 100 тысяч марок в тогдашней валюте.
В декабре последние «балтийцы» перешли восточно-прусскую границу. Одни из них были размещены в померанских и мекленбургских помещичьих имениях и позднее составили часть вооруженных сил, участвовавших в путче Каппа. Другие присоединились к фрейкору в рейхе, в основном к верхнесилезскому…
Вложения
DSC_5628.JPG
Аватара пользователя
Альберт
Архивариус
 
Сообщения: 1284
Зарегистрирован: 17-03-2012 09:27:12


Вернуться в Прошлое, настоящее, будущее

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 1



При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.

ООО "Портал" - создание и продвижение сайтов.