Бедствия беженцев

Боевые действия на территории Восточной Пруссии, рассказы, исследования, фото

Сообщение logo » 10-03-2006 20:50:54

Просто вспомним наши фотки 1941 с беженцами, толпы людей, крики, стоны, вой бомбардировщиков и кровь смешанная с землёй - это наши беженцы. Тут всё организовано, всё понятно и разумно, эмоции есть, но они внутри........
Короче, мы очень разные................ :roll:
Изображение

Изображение
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5510
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН


Сообщение logo » 25-01-2007 08:45:04

Вот фото с беженцами, подписано так:
"Беженцы из Кёнигсберга. 10 апреля 1945 года."
Изображение

Беженцы Восточной Пруссии возвращаются домой. Весна 1945г.
Изображение

Вот немцы...
Подпись такая: "Беженцы. Восточная Пруссиия 1945 год".
Изображение

"Беженцы из Кёнигсберга 1945 год".....
Мне кажется, что это остарбайтеры и иностранные рабочие..... :roll:
Изображение
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5510
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

Re: Военное фото Пруссии 1944-1945

Сообщение preussen » 17-06-2008 09:20:34

беженцы
Вложения
flucht treck.jpg
"Калининград - это продолжение города другими средствами" (Карл Шлёгель)
Аватара пользователя
preussen
Краевед
 
Сообщения: 1072
Зарегистрирован: 15-11-2005 12:28:59
Откуда: Koenigsberg

Re: Военное фото Пруссии 1944-1945

Сообщение gsm_689 » 21-07-2008 23:06:07

Колонна беженцев, окрестности Хайлигенбайля, 1945г.
Колонна беженцев, окрестности Хайлигенбайля, 1945г..jpg
Аватара пользователя
gsm_689
Рисователь полосок
 
Сообщения: 4328
Зарегистрирован: 21-07-2008 22:05:11
Откуда: Metgethen (поселок Александра Космодемьянского)

Re: Военное фото Пруссии 1944-1945

Сообщение logo » 17-08-2009 21:30:16

фото из Бундесархива - вроде Пиллау 45... :roll:
Вложения
Bundesarchiv_Bild_146-1972-093-65%2C_Fl%C3%BCchtlinge_auf_Schiff.jpg
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5510
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

Бедствия беженцев

Сообщение amos » 16-01-2010 13:51:15

Vertreibung der deutschen Bevölkerung aus den Gebieten östlich der Oder-Neiße
Verlag: DTV, München, Mai 1984 (Unveränderter Nachdruck der Ausgabe von 1954)
ISBN 3-423-03270-7
стр 159-162
Документ 182
Сообщение пережитого фрау М. из Гросс-Оттенхаген, округ Замланд в Остпройсен.
Оригинал: 5 апреля 1951 года
Преступное насилие русских солдат; условия жизни населения в северно-восточной Остпройсен в период 1945-1948
Мы поспешно 24 января 1945 года покинули нашу Родину Гросс-Оттенхагген, округ Замланд, Остпройсен. Вместе с нашими сотрудниками мы выехали в направлении к Виттенберг гужевым транспортом, четырьмя упряжками. В следствии пробок на дорогах, нам было не проехать и мы взяли окольный путь, направление Крёйцберг. В Мансмюйле перед Мансфельдом мы пережили 27 и 28 января налёты русской авиции, в бомбардировке были убиты четыре лошади.
29 января в 4 часа утра, как только мы отправлись в дорогу, неожиданно появились восемь русских. Офицер нас девять человек запер, а другие русские в это время разграбили багаж. Потом отняли сапоги у мужчин, деньги, часы и документы; с оставшимися лошадьми и повозками мы пытались пробраться дальше.
Дороги оказались заперты грузовиками расформированного немецкого войска, во всяком случае за Мансфельд мы попали уже в колонны русских, которые сразу обменяли наши хорошие лошади. Всё-таки шаг за шагом мы продвигались и блуждали дальше вплоть до вечера. В рощщице мы пробывали переночевать, встретили укрывшиеся там херр Рееберг с его близкими.
Среди глубокого снеге и при жёстоком морозе, теперь мы вместе заблудились, нас обгоняли небольшие военные части русских, останавливались, заставляли отдать им часы и сапоги. При этом 80-ти летний херр Б., Мансмюйле, оттойдя в лес, был застрелян.
В страхе и безспокойстве мы дошли до одного большого поместья, русскими уже занятый, там мы должны были оставить наши повозки. Теперь пешком так шло дальше, пока мы не встретили другую телегу, мы к ним присоединились, нас вместе стало 19 человек и 4 ребёнка. Непристанно появлялись русские, теребовали часы и тому подбное. Неожиданно нагнали две легковые машины с русскими, мгновенно они отобрали у нас всё, что увидели ценным: дамские сумочки, чемоданы, багаж, меха. Потом - быстро выстроиться для расстрела. Нападение оказалось так внезапным, что никто не решился ничего сказать. Мой муж, один из первых, был застрелен в затылок на моих глазах. Потому что мы стояли в самом начале, я слышала только выстрелы и крики, боль лишила меня сознание, я упала. Среди 19 человек оказалась я одна из всех не пострадав, херр Реефельд и депутант Вагнер были тяжёло ранены пятью выстрелами, у трех человек ранения лёгкие. Даже наполовину парализованную фрау Рееберг русские сняли с повозки и застрелели. ----- С последними силами мы собрались, отправились опять в дорогу, но опять были остановлены русскими, отвезли нас в лагерь Шёнмор, в общий концентрационный лагерь. Заботился кто-нибудь о раненных сказать я не могу, потому что сама с некоторыми другими женщинами бежала от туда из-за страха изнасиловний русскими.
Завязывая в глубокий снег, мы добрались пешком до Фуксберг, там происходило как везде, почти все женщины были изнасилованы, особенно - юнные. На следующий день нас повели колонами на Лёвенхаген, разместили в селе, поляки тоже были там. Самым ранним утром нас повели через Хоенхаген на Гросс-Бартен, от туда повезли мужчин на Прегель (примечание переводчика: река течёт через Кёнигсберг во Фришесс Хафф), прочих препроводили через Гросс-Оттенхаген в лагерь Зеевальде.
В Зеевальде произвели личные досмотры, и что ещё нами утаивалось, было найдено, мы сохранили на нас одни платья. Храбрые старухи, некоторые из них знали русский язык, хлопотали о еде, из чего там нашлось достаточно. Ночью приходили русские с фонариками, выбирали себе женщин, если упирались, их били до тех пор, пока те не соглашались идти.
Через четыре дня нас повели колонами в Гросс-Линденау, где нас разместили в свинарниках и дровяных сараях, потом - в домах. В Гросс-Линденау были многие расстрелы, которые происходили в лесу. Беженцы должны выстраиваться, русские при этом выбирали определёные персоны, их потом ночью выводили, они больше не возвращались. У матерей отобрали подростоков и те тоже больше не вернулись. Пребывание в Гросс-Линдау длилось 14 дней.
В это времея господствовали уже болезни, множество смертей, страх и волнение среди беженцев. Женщины исчезали ночами, больше не приходили обратно. Изнасилования в порядке вещей, часто слышали в домах стрельбу. О пропитании заботиться каждому надо было самому.
В начале марта при 20-ти градусном морозе нас повезли шестью открытыми грузовиками от Гросс-Линдау через Инстернбург и Булветен в направлении на Тильзит. Многие заболели, и двое умерли. В Шилен поместили нас в очень тесном помещении, это было бедствием для каждого. С нами люди всех возрастов, в большистве пожилые не выдерживали тягот и оставались лежать на дороге. Ружейные выстрелы тогда говорили нам, что несчастных застрелили русские посты.
В Ленгветен примерно 8 дней мы жили в Иохана-Амбросизиа-Школа. Мы группами отправились искать еду и нашли мёртвые тела девочек в возрасте 10-12 лет, изнасилованных в стойлах и сараях, все в разорванных одеждах, окровавленных платьицах, следы очевидны.
Повсюду, куда бы мы не попали, видели трупы. Потом нас опять послали на выселки и мы оказались в близости от Брайтенштайн, где расположилась комендатура. Это были вечной досадой страхи и волнение, когда нас забирали ко всем возможным работам (закапывать трупы и так далее) Тут было лучше оставаться дома, чтобы избежать опасность изнасилования и грабежа. Поэтому нужное исполняли в основном старики.
После нескольких дней повели нас дальше на Будветен, потом на Шлоссберг с одной переночёвкой. Почти у каждого беженца тележки и для женщин и детей было очень тяжело продвигаться по гололёду дороги, при сильном морозе, без еды. В Шлоссберг нас разместили в разбомбленой загаженой больнице, зарегистрировли, русские выступили с речью, что-то в смысле, что, мол, для нас прошло время, теперь станете работать по звонку, и обещание оправдалось.
Мы распределены в Куссен, туда тоже вели колоной, что для нас означало ад. Питание плохое, поскольку там уже ничего не найти, русские раздавали лишь немножко муки женщинам, которые работают. Многие умирали с голода, расплодились вши. Все должны работать несмотря ни на что, самым ранним утром выступить к работам и потом нас ведут группами на поле. Женщин 18-20 каждодневно запрягали в плуг, нужно тянуть, если ты противишься, пеняй на себя.
Ужасно, если женщины не справились, и тогда их пороли, потому что русские были всегда здесь и угрожали. Старух запрягали в бороны, жена лесника Май, фрау Лювенхаген часто падала без чувств. Я тоже не выдерживала, нам разрешили потом заниматься огородом.
Здесь мы пребывали уже около с трёх недель, питание всё хуже, выдерживать нам больше невозможно, решили бежать под покровом ночи. Почти все были с нами, я среди первых с самого начала; дошли до Раутебург и там спрятались. Нас приблизительно человек 35, которых русские вернули последними, и так мы видели ещё телесные наказания. Через несколько дней искали опять ржу и картошку, в загоне для скота мы наткнулись на тела четырёх немецких солдат связаных колючей проволокой: им отрезаны члены, это было кошмарным зрелищем.
Из-за того что пропитания уже совсем не было, нужно нам идти дальше и добрались до Варнен у Брайтенштайн, где нас поймали русские солдаты. Зато мы получили хлеб и муку, хоть что-то досталось из еды женщинам с детьми. Солдаты пошли дальше, а мы отправились в Брайтенштайн в комендатуру, стали жить в селе. Там царил тиф, многие заразились и в следствии чего умерли. Я пережила эту ужасную болезнь, осталась в Брайтенштайн, была ещё очень слаба, чтоб сново предпринимать попытки бегства. Работала потом в садоводстве, зарплатой получала муку и хлеб. Но постоянно бесспокоило что неизвестно что русские собираются с нами делать. Они не заботились как больными, так и стариками не могущими больше работать, вот многие и умерли от голода.
В 1946 стало нам ещё хуже, ибо запасов зерна больше не было, мы могли лишь полагаться на русских. С полей мы потихоньку собирали картошку и овощи, кто за этим пойман, того наказывали, а с 1947 года судили и в связи от колличества „украденного“ те получали до 7 лет лагеря. Женщины с маленькими детьми были в то время в отчаянии. Даже 10-летних детех привлекали к работам. Женщины делали всё возможное, только чтоб детям найти хлеб.
Многих женщин забрали в Кёнигсберг из-за их якобы план заговора. При этом они хотели лишь больше хлеба для детей. Несмотря ни на что они получили по полгода лагеря, одна женщина - пожизненно. Обыски жилищ были потом ежедневно, между тем даже - ночью.
В октябре 1947 появились в Брайтенштайн гражданские русские, нас выселили на Грёйнен, жили там до апреля 1948, где тоже были аресты. Теперь мы получали каждые 14 дней муку и немного хлеба из магазина за рубли, которыми нам уже платили за работу. В апреле 1948 года распостранилась эпидемия лихорадки. Лихорадка держалась у больных неделями, толи малярия, толи ещё что - трудно сказать, потому что врачей для немцев не было. Я болела тоже несколько недель и тоже выжила. Но было ещё несколько смертей.
Сначала гражданские русские против нас были очень настроены, могилы на кладбище разоряли, кресты, цветы уносили, пускали скот паститься на клабище. Как только стало известно, теперь немцев отпускают, то отношения у нас стали с русскими сносны, особенно от того что те хотели унаследовать последнее имущество немцев. Обыски наших жилищ производили до тех пора, пока мы наконец не начали упаковываться и нам было разрешено взять с собой рюкзак.
Наконец в сентябре 1948 мы уже ехали грузовиками до Рагнита; после трёх дней ожидания, нас посадили в открытые вагоны и вагоны для скота через Лабиау на Кёнигсберг, там опять нас обыскали, все бумаги, письма, украшения отобрали, загрузили нас в закрытые вагоны и заперли. Вот так вот мы покинули навсегда нашу Родину.

(перевод мой. редакция предварительная. при интерессе продолжу перевод. материала достаточно)
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение logo » 16-01-2010 14:25:04

все это известно и документально зафиксировано в книге "Изгнаных" - в нескольких томах, кстати методика предусматривает подтверждение рассказаного минимум двумя свидетелями - так что особо не соврешь..
В этом и ужас...
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5510
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение amos » 17-01-2010 10:29:43

Ещё прежде чем я наткнулся на ваш форум в интернете, я начал для одного проекта переводить с немецкого языка на русский документы относящиеся к переоду 2-ой мировой войны.
Здесь вчера уже вывешенный текст я выбрал из соображения его соответствия теме вашего портала: Кёнигсберг и Ост-Пройсен.

В дальнейшем я стану переводить уже специально для вашего форума, и если сложатся счастливо обстоятельства этой инциативы, надеюсь раз в дней десять здесь вывешивать новый документ. Например из книги Hans Graf von Lehndorf: „Ostpreussisches Tagebuch.“ Это записки врача в Кёнигсберг. Я думаю начать переводить со второй главы „Festung Königsberg, 21 Januar bis 2 Aprill 1945.

Я не профессиональный переводчик, более того, опыта перевода у меня нет. В моём распоряжении лишь свободное владение обоими языками: русский и немецкий. Я избегаю перевод тех текстов, лексике которой мне незнакомо соответствие ей в языке русском, как то - военная терминология. То есть у меня нет понятия, что такое в русском, например, „der Zug“ - военая формация состоящая из 50-60 солдат, и тому подобное.

Меня так же не интересует оценка возможных приводимых мною дальше текстов. Рассуждения о „святой мести“ не продуктивны, когда мы говорим о политике освобождения от коренного населения територий предназначенных для владения государствами этим землям ими чужими. ( в Венгрии или Румынии „спонтанной акции святой мести“ не было, но 2,3 миллиона женщин, детей, стариков было
уничтожено солдатами Красной Армии в провинциях Шелезия, Поммерн, Вест/Ост-Пройсен, которые отходили к Польше и СССР)

Понятно, что пока до сих пор переведёные мною тексты касались к происшедшему вообще на восточной границе Германии в 1945 году. Поэтому сейчас документ, который я приведу, описывает события в Шелезии.

документ 128
фрау Хедвиг Роземанн из Бреслау, рассказ пережитого
оригинал: 13 февраля 1952, 16 страниц, воспроизведён частично.
Пережитое и происшествия во время вступления русских войск в Лёвенберг и при очистке силой город далее для принуждённого вывода население к работам в тылу.
Мы жили в Бреслау и должны были 22 января 1945 года покинуть наш родной город в течении 2 часов, потому что немецкие войска занимали предместья на левом берегу Одер. Мы бежали в Лёвенберг к нашим родственникам.
13 февраля 1945 года объявили приказ очистить от населения город Лёвенберг. Русские уже совсем близко. Дороги были так забиты беженцами, что мы не смогли выбраться из города.
(Среди боёв 14/15 февраля 1945 года жители оставшиеся в городе укрывались в подвалах)
Артиллерия стреляла целую ночь. Поэтому мы тоже целую ночь провели в подвале. Рано утром в 7:00 загромыхала наша дверь - русские здесь... Они как дикие ринулись в переднюю. Из шкафа вывалили на землю все консервы. В сапожней мастерской все болванки были вывалены на землю. Это был сплошной грохот, раздались крики женщин. Женщин затащили в переднюю и изнасиловали.
(Свидетельница фрау Фрида Шнайдер из Бреслау которая жила на Главной Улице, Голдбергер Штрассе (Hauptstraße, Goldberger Str), сообщает о вступлении русских войск следующим образом:
„Первой воинской частью были несколько танков, которые ехали через город. За ними пошла пехота с длинными железными прутьями, во всех окнах какие они только могли достать, разбивали стёкла. За ними пошли которые грабили украшения, часы, т.д. и мародёрствовали. Следующие, которые потом пошли, набросились на женщин, юнных или старых, всё равно и где бы женщины не прятались бы под краватью, в каминах или в подвалах. Их находили повсюду! Под конец пошли польские рабочие, что раньше в городе было попорчено, они поджигали с бензином и керосином лавки и дома членов партии.“)
Десять дней мы прятались в подвале.
Фрау Ёозеф 18 февраля 1945 года родила в подвале сына. Поскольку повивальная бабка жила лишь в нескольких домах поодаль от нас, пришла она быстро. Это было ужасно во влажном подвале. Младенец постоянно кричал. Мать с её обоими детьми через два дня была вынуждена вылезти из подвла, вернулась и с её матерью на их второй этаж. Но не были пощажены от изнасилований, даже несмотря, что там карапузы глядели на её юнную маму.
Через десять дней мы должны покинуть старый город, нам русскими были указаны две улицы в поселении пригородных особняков (Villenstadt): Кайзер-Фридрих-Штрассе и Бисмаркштрассе. Мы жили на Бисмаркштрассе 9 на первом этаже в квартире для учителей от херра Шпангенгеберг. На втором этаже лежали застреленные в кровати вместе с дочерью супружеская пара учителей исскуства. Лица у них уже почернели. Мой муж и херр Фликер обернули тела простынями, вынесли на газон перед домом, где они там лежали несколько дней прежде чем их похоронили.
С обоих улиц жильцы из старого города оказались вынуждены накачивать воду для кухни калонкой на Кайзер-Фридрих-Штрассе. Мы там стояли часами в очереди, раз вода очень часто быстро кончалась. Эллектрические устройства были разрушены.
Одна 45-летняя учительница рассказывала мне, что она больше не может выдержать изнасилований русскими - ежедневно 20-30 раз. Русские изнасиловали её не обращая внимание на то что она тогда спала в постеле вместе с 80 летней старухой матерью! Как раз ужасно, что ни одна женщина не осталась пощажена! Русские приезжали машиной с фронта рядом и так это повторялось каждый день до трёх часов утра.
28 февраля 1945 года русские объявили, что все немцы город должны покинуть, посколько немцкие войска опять займут город. Немецкая артиллерия открыла огонь и 1 марта 1945 года мы отправились длинными колонами в направлении к Браунай-Людвигсдорф, где нам разрешили оставаться. Была оттепель, чудовищная грязь, улицы полны русских, они провожали нас косыми ухмылочками, а мимо мы едва тащились с нашими тележками. У одних были тачки, у других санки, они просто не могли хоть чуть-чуть продвинуться дальше, вынуждены были опять и опять расставаться с их последним имуществом, оставляя добро в канаве у дороги. Многие женщины и многие мужчины на костылях. Такое зрелище плача! Мы должны постоянно держаться правой стороны, ибо русские с их дребезжащими допотопными машинами постоянно нас обгняли к Грёдицберг. Город они тоже очищали от населения. Нам нужно было вселиться в гостиницу в Людвигсдорфе, но там повсюду русские, тож на молочной ферме и на больших имениях в начале деревне. По выходу из деревни мы искали квартиру, потом мы жили в 94-ом у Ханке, нам разрешили там остановиться на 8 дней.
(в товариществе жильцов женщины были избавлены от изнасилований потому, что среди них находился один русскоговорящий мужчина)
Внизу в двух комнатах жили 30 женщин из Лёвенсберга, спали на соломе, день и ночь не было у них от русских никакого покоя, вот как раз подобное выше что и с фрау Ёозеф с детьми и её 63-летней матерью. Среди тех женщин оказались супруги аптекари, они приняли яд в то время как её муж умер, женщину всё-таки спасли.
Женщин Людвигсдорфа слышно ночь и день, хотя пусть они и прятались на сеновалах или в соломе. Русские искали их везде и находили везде.
Однажды я видела католического священика Людвигсберга, пристера Лоске, посреди улицы его окружили шесть монашек в цивильных одеждах, старушонки, они перед ним на коленях просили защиты от русских. Выскочил русский офицер, прикладом автомата боем по спинам развеял собрание.
В следующую ночь раздался большой шум: 30 русских вселились в наш дом, спали на лестницах и лестничных площадках. Во дворе стояло ауто с солидным орудием, а на пашне они вкопали одну зенитку. Утром появились немецкие самолёты, началась стрельба. Мы стояли на подооконниках , смотрели на всё лишь с мыслью, что только б нас застрелили бы и от всего наконец избавили бы. Расчёты артиллерии были у нас два дня, потом они выступили на Лёвенберг.
8 марта 1945 года нам нужно покинуть Людвигсдорф, потом мы шли через Дёйтманнсдорф, повсюду разрушенные дома, мародёрство, грабёж, уничтожение.
В Дёйтманнсдорф нам навстречу 19-летняя плачущая девочка. Русские застрелили её мать, фрау Анна Хайе(р) на её 51 году жизни, из-за того что та закрыла собой дочерью, не допустить изнасилований.
Ещё пару домов дальше лежали тела двух растреленных немцких солдат.
Потом мы дальше через Хартлибсдорф. Там нам навстречу странная процессия. Мужчины, пациенты лечебницы для душевнобольных в Плагевитц. ( О происшествиях в Плагевитц сообщает херр S.H. занимавшийся всю жизнь тем что мостил камнем дорогу:“ 14 февраля 1945 года русские вступили в нашу деревню Плагевитц. Поскольку в деревне находилась ещё горстка немецких солдат, которые оказали русским сопротивление, часть нашей деревни за это было полностью уничтожено. С моими близкими и нескольким соседями мы остались дома, когда почти все деревенские уже ушли. При вступлении русских мы вскоре раскаивались что не бежали вместе с остальными. Последовали теперь недели издевательст и изнасилований. Мы жили три недели на театре военных действий между фронтами, вы можете себе представить что это значит. В Плагевитц находилась лечебница для душевнобольных. Русские здесь были как только ещё дня с два, уже повсюду лежали в садах и в канавах у дороги трупы забитых или застреленых пациентов лечебницы. 8 марта 1945 мы должны были покинуть деревню в течении короткого времени.“) В пути они ещё одеты в пижамах больницы. Некоторые из них натянули на голову носки. Некоторые повесили себе на плечо ободраную тушку кролика. Они были поселены в Дункенвальд. Мой муж встретил их вновь среди пленных в тюрьме в Волау. (Как сообщал муж рассказчицы, до самого конца войны русские держали в заключении около 2000 человек разного происхождения и возраста от 12 летнего мальчика вплоть до 80-летнего старика, чтоб потом чудовищными маршами гнать их в лагеря пленных и принудительного труда.)
Мы отправились дальше и потому что весь день сыпал снег нам разрешили, остановиться в деревне Грёдицберг. Мы попали на поместье фрау Праузе. Там мы получили большую комнату на первом этаже. Справа и слево - солома, в середине - узкий проход. Мы, включая и детей, 28 человек.
Ночью появился русский контроль: два русских с автоматами, зажигали спички, держали огонь у каждого отдельного лица, чтоб посветить. Напртив нас лежал крестьянин из Штайнау с семьёй и маленькими детьми. Старшая 15-ти лет. Вот её-то русские и заметили. Один из русских уселся на наш мешок со множеством свежего хлеба, который мы днём раньше выторговали у булочника в Грёдицберг. Другой русский улёгся между пары крестьян где лежала и их 15-ти летняя дочь. Мы слышали жалкий стон, плач девочки, тоже рыдала её мать. Крестьянин и другие дети затихли как мыши, потому что второй из русских держал крестьян под прицелом своего автомата. Когда один русский освободился, тогда и второй сразу набросился на девочку.
Из-того что в это время безостановочно сыпал снег, нам было разрешено остаться здесь на три дня. Потом должны идти дальше... Обледенелая, скользкая дорога скатывалась с горы, в крестьянскую телегу запряжены две коровы, медленно с трудом продвигались вперёд, за ними мы толкали коляску с младенцем, потом наши дети. Мой муж и фрау Лангер помогали тянуть коляску, фрау Ёозеф и я на подмене. От Грёцберг мы видели белые флаги на всех окнах чердаков. Следующая деревня, в которой разрешили остановиться, называлась Адельсдорф. И здесь тоже от русских кишело повсюду, в каждом доме было по крайней мере 50 человек, которые освободили комнаты и лежали на нарах устроеннных там из доск. Везде опять постоянное разорение и разбой. Деревня была очищена от местных жителей. По выходу из деревни нам разрешили вселиться. Это здание для престарелых точно напротив на отшибе последнего дома. (прим. переводчика: „das Spriezenhaus“ - здесь я из-за заботы о стиле отказался от описания того, что это такое: почти в каждой деревне, (была) очень маленькая постройка где хранят инструменты пожарушения) Фрау Ёозеф для младенца сварила из муки супчик, ибо из-за долгих изнасилований молоко у неё совсем пропало, молоко же найти ведь негде.
С дворов русские забрали коровы, и все коровы, которые ещё сами по себе кругом бродили, русские их ловили. Скот выл на весь окрест в пустых деревнях, через которые мы проходили.
Нам разрешили в Адельсдорф остановиться на два дня. Но контроли, грабёж и изнасилования каждую ночь, иногда десять раз на дню, потом обыскивали нашу ветошь, совершенно нестерпимо, у нас самих - ничего ценного мы больше не имели. Наконец рады, что хотя бы оставили нас живыми.
После двух дней нужно нам сново в дорогу - на Войтсдорф-Бандманнсдорф, через которые шли войска. В Бандманнсдорф находился именно главный штаб русских. Гражданских мы вобще больше не встречали. На автобане (прим. переводчика: автострада, трасса)Гольдберг-Ханау остановили нас с коляской два русских - фельдфебель и унтерофицер. Они доставили нас в Брокендорф. Справо и слево от дороги лежало множество тел немецких солдат и туши пристреленого скота. Обычное повсюду уничтожение всего.
В поместье Нидер-Брокендорф нам разрешили поселиться в особняке. Здесь находились уже 28 человек... 16 Марта 1945 прибыли ещё к тому же шесть крестьян с телегой и коровой.
Вечером, в 18 часов неожиданно объявили „Все мужчины вниз, в Комендатуру!“ Им нужно сразу идти как они есть, только что с работ. Нам говорили, через час они вернутся. Но десять человек не вернулись, и мой муж с ними. Пастор Хеншель и херр Клуге потом через три дня вернулись . Крестьянин Клуге, 66-ти лет, рассказывал, что русские их всех привезли грузовиком в Войтсдорф, там в постройке, в котором хранились раньше орудия пожаротушения, домик в конце деревни, там на цементном полу нужно было расположиться 35-ти мужчинам! Ночами допросы под резиновой дубинкой и прицелами автоматов солдат. Скажешь, мол, не состоял в партии, так получал сразу резиновой дубинкой и тебе упрутся в висок стволом автомата. Со времён первой мировой войны пастор носил на левом рукаве нашивку означаемой ранение, между прочим он и при Гитлере провёл несколько недель в концетрационом лагере. Эти двое мужчин опять появились у нас после долгих маршей, запуганные бесконечными допросами, больные, прочие мужчины пропали безвести (Муж расказчицы вернулся в сентябре 1945) Неделями я расспрашивала федфебеля, нашего коменданта, который знал несколько слов по-немецки, где же мой муж? Он отвечал, что не знает. Комендант, забравший моего мужа, свинья...
(Ниже свидетельница в заключение сообщает о условиях работы и жизни в соседстве с линией фронта, о том как был согнан ото всюду скот для пропитания русских войск. О том, как в середине апреля многих женщин под предлогом венерических заболеваний насильно переместили через Бунцлау в Честохау и там передали их полякам)
1 мая 1945 года фрау Ваан с дочерью Рози, фрау Еэшке с дочерью Лотте, фройляйн Улли, та дочь которой Елевин от Ваан, фрау Шнайдер из Шелендорф и множество других женщин должны были гнать скот из Брокендорф в Прибус, потом они вернулись. Коровы отправили в Россию. Мы с бычками затем пошли в соседнюю деревню, в Шелендорф, куда нам разрешили взять на запряженной волом телеге, наше последнее имущество. Женщины гнали оставшейся скот, быки, и тут для женщин наступило опять страшное время. Каждый русский мог войти в любой двор, изнасилования были совсем ужасны. Наш комендант молодой русский, постоянно напивался, целый день валялся в постели.
15 мая 1945 пришло наконец наше освобождение. Всем нам сунули в руки записку напечатаную Комендантом поместья Нидер-Шелендорф о том что мы работали в русской военной части и теперь отпущены на Родину.
Поскольку я единственная из Бреслау, 85 км мне нужно идти с детьми, пошли тогда с людвигсдорфскими крестьянами - с херр и фрау Клуге, они очень мило ладили со мной и с детьми; чуточка еды, что у них была, каждый раз они верно с нами делились. Мы шли тот же самой дорогой, какой нас вела она сюда два месяца назад. Нигде больше теперь не было русских. Это редкость, если на них где-нибудь наткнёшься. Только пасажиры проезжающих мимо грузовиков нас докучивали, нас насиловали. Повсюду ещё на больших поместьях стояли русские команды.
Вернувшиеся крестьяне высадили на поле картофель. Озимые в окресности, да, раньше всё-таки успели посеить, мы думали теперь нужды не станет. По другому было в Дёйтманндорф. Там русские не держали полицию. Ежедневно текло обратно население, то которое бежало в Чехай. Некоторые из них ещё с телегой и запасами зерна, муки, сала, даже хорошее бельё. У нас же осталось тряпьё, ведь русские украли зимние одежды. Летнее, лёгкое, что мы отыскали в руинах и кучах щебня, где были домА, выглядит бедОво.
В Дёйтманнсдорф есть улица от церкви стороной к вокзалу Хартлибсдорф. От туда ночами приходили монголы с Хайндорфа, да даже с Грайфенберг, нападали на бедных женщин, избивали их, насиловали. Спрятаться вобще не помогало, каждую они могли отыскать. Пронзительные испуганные крики, вой, слышно было и на большом растоянии. Две женщины, которые я знаю по именам, поместили в Б. , у них обоих мужья остались в Сталинграде. У обоих милые дети. Теперь обе женщины хворают, чахнут, больше никто им не поможет.



[color=#000000][/color]
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение logo » 17-01-2010 12:16:54

der Zug - это взвод(примерно 25 солдат), если я не ошибаюсь... :roll:

спасибо Вам, надеюсь, что созданный Вами раздел будет информативным и посещаемым.
Hans Graf von Lehndorf: „Ostpreussisches Tagebuch" - эта книжка цитировалась небольшими
частями в книге М.Вика "Закат Кенигсберга" и вызвала очень живой интерес её прочтению... :roll:
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5510
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение пруссак » 17-01-2010 22:34:52

logo писал(а):der Zug - это взвод(примерно 25 солдат), если я не ошибаюсь... :roll:


скорее, "колонна" (как у льва толстого)
ein schuß gesunden wahnsinns
Аватара пользователя
пруссак
Собиратель
 
Сообщения: 392
Зарегистрирован: 19-12-2009 23:17:58
Откуда: только что из архива

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение amos » 18-01-2010 05:18:32

Документ N128
стр 470-474

Vertreibung der deutschen Bevölkerung aus den Gebieten östlich der Oder-Neiße
Verlag: DTV, München, Mai 1984 (Unveränderter Nachdruck der Ausgabe von 1954)
ISBN 3-423-03270-7

Bundesarchiv содержит материал к преступлению изгнания немцов объёмом во много и много милионов страниц, определяется в метрах сохраняемого - 88 метров пОлок. Опубликована лишь малая часть. Примерно 1.000 документов в приведённой мою выше книги, и от куда я теперь перевожу тексты. К сожалению у меня нет времени отдаться вообще только переводу этих томов.
Ещё больше материалов в Kirchliche Suchdienst München - там собраны книги практически всех приходов Пройсен, Шелезиен, Ост-Бранденбург, Померн, в которых записи рождений, смертей, венчаний членов прихода, и благодаря этому по имени известны почти все 2,3 милионна жертв преступного действия частями Красной армии по отношению к гражданскому населению. Свидетельские показания, выводы комиссий Красного Креста и Kirchliche Suchdienst всё это позволяет препроверить каждый из случаев дел опубликованным Бундесархивом.
При выборе документа для первода на русский я был руководим эстетическими соображениями. Я не историк. За много лет жизни в Германии, я собрал довольно много частных писем, дневников из периода 1939-45. Мне это было возможно ещё и потому что моя жена работница дома для престарелых. Когда умирали старухи в доме престарелых, если не находились наследники, наследство или продавалось или выкидывадось. Таким обзразом уже за несколько лет у меня собрались документы, которых нет и в Бундесархиве, хотя время от времени, если было что-то интерсное, мы переслали документы в архив. Остальные "бумажки" у нас дома.
При переводе я стараюсь над точностью воспроизведения текста, часто в ущерб литературному качеству. Это документы и я не имею права на редакцию оригинала. Хотя многое из того что живёт в одном языке, в языке ему не родственном - не существует, и тогда приходиться только вжиться в авторе, чтоб его устами сказать на языке ему чужому.
Как говорил, начал я переводить не ради случайно найденного мною в интернете адресса вашего портала, и введением моей работы была (или есть) следующая записка:

Возможно я оправдываюсь тем, что я теперь пишу. Пишу без смысла. Мне не с кем беседовать. Ну и пишу что рассказал бы вслух: машина не завелась, заночевал в деревне. Я позвонил в сервис, завтра приедут чинить моё авто.
Я оцениваю земельные участки расписанные к продаже. Потом мне нужно в архивах узнать не задолжен ли владелец участка. Принадлежит ли ему участок и так далее.
В деревне Мекленбурга, чёрт его знает сколько километров от Берлина. Да, ещё 15 или 20 км. от Ноеропина в лесу какая-то деревня. Называется Биненвайде. Очень странно - Пастбище Пчёл. Так называется, если перевести на мой родной язык. Я должен там оценить участок с домом на нём. Старый дом. Таких домов в деревне только семь. Другие построены после обоих войн. Деревня расползлась по косогору над озером. Здесь вокруг только лес. Три раза в день приходит автобус из города.
Сюда поселили в 46 году кое-кого выселенных из Поммерн. Из Остпройсен, Поммерн, Шелезии, Судетен, восточнее линии Найсе-Одер, большинство из тех изгнаных десяти миллионов немцев, те были приняты английскими и американскими зонами окупации. В советской зоне селились мало кто, вот в Бинненвайде - лишь дюжина семей из пары деревень области Штетина.
На чердаке я нашёл тетрадку. Страницы исписаны карандашом. Детский девчачий почек. Шрифт Зютерлин. Немецкий шрифт. Как писали все тойче вплоть до 1942 года, когда Борман вдруг дал статейку в газету, мол такое письмо изобрели швабские евреи. С тех пор никто не учился читать немецких рукописей и не могли прочесть дневники своих бабушек. По профессиональным обязательствам мне идёт к лицу разбирать все немецкие почерка.
Та, кому принадлежал здесь дом, старуха на восьмидесятом с лишним году умерла. Вероятно она и вела эту тетрадку. Она записывала каждый день с февраля 45 до июня 46, пока жила где-то в Поммеррн, потом семья была выселена поляками в Германию. Типичная история. Ничего особенного. Со скуки попробую теперь за ночь перевести на мой родной язык её дневник. У меня нотбук на коленях. Я в просиженом кресле подле окна. У меня ещё почти полная бутылка очень крепкого напитка. Им я делаю себя ко всему бесчувственным среди лесов за чёрным окном и перевожу текст на мой родной язык.
24.2.45
Моя деревушка Прюцноу в семи км от Лабес, получила расквартирование.
Вообще у нас очень тихо, с девять дворов, а теперь оживилось, появились сапёры. Они должны строить железнодорожную ветку Берлин-Старгарт-Данциг, от туда Лабес-Регенвальде- Гюльцев-Воллин.
Нам на двор распределили одного лейтенанта, ещё одного унтерофицера и четырёх мужчин.
26.2.45
Сегодня уже рано утром стоял на вокзале полный состав с беженцами. Они прибыли из Остпройсен, округ Инсбург. Это всё же сплошная беда. Мы в деревне сварили огромный котёл супа, принесли к вокзалу, чтобы беженцы получили покушать немжко горячего. Были выгружены больные и мёртвые. Потом к полдню пришёл длиный поезд-лазарет, такие нужда и несчастье я ещё не видела.
Мы от BDM должны были в поезд, чтобы помогать при перевязках и тяжелораненных.
(BDM BundDeuetschesMädels - союз немецких девушек для отроковиц от 14 лет и юниц до 18 лет , параллель к Гитлер-югенд)
Вечером прибыл экстрапоезд Верховного штаба с вождём. О них тоже нужно было позаботися. Но тогда весь вокзал оцепил эСэС. Они получили бутербоды и кафе. Мы от BDM работали целый день. Приходили составы, одним за другим, но самое делает усталым это мороз и снег.
Нормальные составы всё время приходили с большим опазданием из-за многих дополнительных экстрапоездов.
27.2.45
Опять близится гром канонады. Сегодня утром в первый раз налетели штурмовики, было множество убитых на вокзале, потому что стоял состав с беженцами. К счастью не бомбили и рельсы остались в порядке. Долго убирали повсюду мёртвые тела. Ужас столько крови на снеге.
Мы помогали перевязывать раненых, их поместили в здании вокзала. Деревенские из наших принесли с деревни одеяла и тёплые вещи.
Вечером мы получили телеграмму от моей сестры, которая работает в Мекленбурге, в Ноеропине, мы должны немедленно ехать к ней. Но мы всё равно надеемся, что русские до нас не дойдут. Ведь совсем не просто оставить двор и скот и добро.
Сегодня в округе призвали к народному ополчению всех юношей, всех мужчин до 65 лет. Они должны строить противотанковые ограждения и охранять мосты. Лишь только некоторые оказались освобождены от мобилизации.
Мы девушки, целый вечер и ночью дежурили на вокзале.
Приходили одни за другим поезда, все благодарны, когда мы раздаём горячее и суп. У многих беженцев было уже давно нечего есть.
28.2.45
Потому что деревня лежит несколько поодаль от шоссе, видим там мы немного от потоков беженцев. Все дороги забиты беженцецами и солдатами.
Нам ещё погрузить две телеги, третья для корма лошадей. Наша чёрная кобыла в последнюю ночь ожеребятилась. Ну что же от этого станет, если мы оставим двор?
Мы сегодня опять испекли тридцать хлебов, так много нужно, потому что ото всюду идут беженцы.
1.3.45
Сегодня эвакуированые и многодетные семьи покидают деревню. Тоже все солдаты должны оставить деревню. Поезда теперь пускают через Регенвальде. На станции отцепили локомотивы, чтобы отправлять поезда в обратном направлении, потому что железную дорогу через Старгард русские уже пререзали.
Мы ночью упаковывали телеги, но нам до сих пор нельзя уезжать, председатель крестьянства округа, который тоже живёт в Прюцноу, угрожает застрелить каждого, кто попробует оставить деревню.
В сообщениях Вооружёных Сил было сказано, что некоторым танкам русских удалось прорваться к Старгард. Но они будут наверняка отбиты.
3.3.45
Рано уторм в 6 часов ворвались к нам первые русские, спрашивали о немецких солдат, первернули всё вверх дном.
Ночью мы сожгли флаги и портреты Гитлера.
К 12 часам, в полдень русских больше в деревне не было, а вместо того стояли наши солдаты, нас очень ободрили, но взять с собой они не могли. Так что мы должны здесь остаться.
Вечером опять появились в деревне русские, мы их почти не заметили, мы под обстрелом, сидим всём время в подвале, снаружи кругом бухает сражение, земля вздрагивает от взрывов, на нас сыплется с досок потолка

вы видете как однажды достаточно спонтанно возникла идея перевода документов, и чтоб окончально прояснить мои мотивы этой работы, здесь я приведу ниже, чем я хотел тогда окончить, ещё не представляя объём моего начинания:

Я ничего не сочиняю. Я не забочусь о эстетике текста, композиции рассказа. Здесь нет литературы. Я перевожу на родной язык с немецких источников. Не всегда я знаю от куда вырвал кусок, из какой книги когда-то выписанное мною, напечатал на компьютере, который у меня всегда в поездках от архива до участка в деревне или в городе, потом обратно к бюро. Всегда с копиями документов ещё у меня что-нибудь почитать, чтоб вечером не умереть от тоски среди гигиенической пустыни номеров гостиниц местечек Германии. Сейчас я вывешиваю эту уйму слов в интернете. Может быть этого никто не заметит, никто не прочтёт. Может быть прочтёт какой-нибудь идиот ради дурацкого коментария. Всем дурацким коментариям теперь я отвечу. Публикацией я не преследую цель вызвать ненависть. Я рассказываю только о жертвах. Я рассказываю их голосом. Перевожу документы на мой родной язык.
Жертвам всё равно кто палач. Немец или русский. Отдана жизнь тем или иным „высшим“ соображениям, идеалам. Нет никаких соображений для которых должно мучить и убивать себе подобного. Нет никаких идеалов. Всё это ложь и глупость пред лицом страдающего человека. Если кто хочет пострадать за своего любимого Бога, то - пожалуйста. Но я о жертвах. Только что написал: я не ищу здесь ненависти. И всё-таки я ненавижу. Нечего поделать. Я ненавижу вами любимых богов. Всех их, как бы вы их не назвали. Высшие идеи и идеалы. Святая месть или что вам ещё придёт в голову из всех этих глупостей, я ненавижу это. Я речь ваших жертв. Не более того.
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение kar1 » 18-01-2010 15:37:39

der Zug - и взвод и колонна и многое другое. Все зависит от контекста.
amos - могу помочь с переводом, так как изучал долго и упорно именно военный немецкий язык.
kar1
 
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 10-04-2009 00:36:30

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение amos » 18-01-2010 16:57:24

kar1 писал(а):der Zug - и взвод и колонна и многое другое. Все зависит от контекста.
amos - могу помочь с переводом, так как изучал долго и упорно именно военный немецкий язык.


Спасибо.
А как было б если послал скан какого-нибудь докумета?
На самом деле для меня почти непреодолимая проблема, например:

http://www.htl-steyr.ac.at/~holz/dachbo ... geb03.html

то есть, всё что касается НЕ ПО профессии солдата, перевожу я с листа. Если встречается фразеология, и для той я не могу найти соответствия в русском, приходиться самому сочинять "устойчивое словосочетание". Но когда только начнётся немецкий рассказ о Sicherung der Kompanie, Brückenkopf и тому подобное, как сказать это по по русски понятия уже не имею - что-ли "прикрытие компании", "предмостовой плацдарм"? Что такое Kompanie - отряд, взвод, или что-то другое? Regement (полк) состоит из (Kompanie) далее Zug далее Gruppen чему это соостветствовало в армии СССР? Как при переводе на русский писать "батальоны" когда они у немцов тоже есть, и относятся уже к другому члению. Вообщем, здесь, я не знаю что делать.
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение kar1 » 18-01-2010 20:39:56

amos
Regiment-batalion-kompanie-zug-gruppen
полк-батальон-рота-взвод-отделение
касается сухопутных войск, за исключением артиллерии в т.ч. зенитной,где
не батальон а дивизион и рота - батарея
Brückenkopf- предмостное укрепление
Sicherung der Kompanie - боевое охранение роты/наряд в зависимости от ситуации
ссылка не открывается почему-то, разберусь позже.
kar1
 
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 10-04-2009 00:36:30

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение amos » 18-01-2010 23:32:05

Изображение

для kar1 18 янв 2010, от 19:39

Спасибо.

Но вот всё таки пример:

„Непосредственно перед полднём (или: „незадолго до полдня“) дан в Quartieren приказ, быть готовым (или „собраться“ ), и мы выступили группами („отделениями“ ?) на Stellungen (огневые позиции?)“

В оригинале:
„Knapp vor Mittag wurde uns in den Quartieren der Befehl gegeben, fertigzumachen, und wir marschierten ab, gruppenweise in die Stellungen.“

и что же такое по русски: „in den Quartieren“ . В 19 веке был квартирмейстер, части войска занимали квартиру, а как это переводить теперь?

О-кей! чуть дальше я опять задумываюсь:

В оригинале:
„Ich selbst bin als Munitionsschütze bzw. Fernsprecher beim schweren Granatwerfer eingeteilt. „

то есть -

„Я сам как Munitionsschütze (стрелок, который у пулемёта или гранатомётчика ответственнен за патроны, но как Вы скажите это одним словом по-русски?) и/или радист (на самом деле - „телефонист“, но „телефонист“ в русском языке по-моему уже нечто совсем другое) был поставлен (или „распределён“) к тяжёлому гранатомётчику.“

(гранатомётчик это такой аппарат, который стреляет гранатами, сам весит до 60 кг ( или даже 256 кг и на лафете) и его гранаты весом килограмов под четыре. Так вот Munitionsschütze таскает эти самые 12 килограмовые ящики с гранатами, да и заботится о гранотомёте, заряжать аппарат во время стрельбы. К гранатомёту приставлены всегда три человека: стрелок, наводчик и именно Munitionsschütze)

Когда задумываюсь над тем как я мог бы всё это сказать по-русски, понимаю, что такие дневники солдат, оригинальные документы немецкого командывания, я перевести не смогу. А жаль.
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение kar1 » 19-01-2010 02:36:26

Amos
Незадолго до полудня в расположении (роты или батальона) был получен приказ к выдвижению на огневые позиции и занятие их.
Я был придан расчету тяжелого гранатомета в качестве помощника гранатометчика-телефониста. (имеется ввиду должность.Видимо сам в расчет не входил, а был как бы прикомандирован)
Кстати, обычная практика, и сейчас все командиры стараются иметь связиста (наводчика, корректировщика) в приданных подразделениях помимо штатных- своего и построить легче и спокойней. Особенно в ГСН, уж очень штурмовики, вертолетчики-крокодилы и артиллерия любят по своим шарашить. До смешного доходит - мужики телами! на земле звезду выкладывали, от Ми-24 спасаясь.
Так, сбились с ритма. Между прочим, игра слов - немецкая kompanie -наша рота, но само слово РОТА происходит от старонемецкого Rotte и обозначает ТОЛПА , чем большая половина Российской армии и является.
К сожалению.
kar1
 
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 10-04-2009 00:36:30

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение amos » 19-01-2010 10:18:25

Спасибо, Kar 1
kar1 писал(а):Незадолго до полудня в расположении (роты или батальона) был получен приказ к выдвижению на огневые позиции и занятие их.

Вот видите, как Вы элегантно переводите! Только от того, что знаете предмет. Я ведь сугубо гражданский человек, никогда не был ни в каких армиях, я видел солдат когда-то только в СССР...
kar1 писал(а):Я был придан расчету тяжелого гранатомета в качестве помощника гранатометчика-телефониста. (имеется ввиду должность.Видимо сам в расчет не входил, а был как бы прикомандирован)

Да, а здесь стиль уже чудовищен. Такая громоздкая, перегруженая фраза, перевод совершенно не адекватен речи оригинала. Поведению речи. Здесь я совсем беспомощен.

Например при переводе "Документ 182" я в каждой фразе лавировал между "гужевым транспортом" "ручной поклажей" и "выступить колоной". Убийственный стреотип прусского канцелерита! Но я, кажется, здесь справился, благадаря лишь тому что я сам всю жизнь работал в канцеляриях.

Теперь я готовлю переводы ещё пару документов: один текст свидетельницы из Поммерн, следующий - из Остпройсен.
Речь некоторых документов из Пруссии, окрашена диалектом. Что с этим делать, тоже ещё не знаю.
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение kar1 » 19-01-2010 11:44:22

amos
Спасибо за элегантного. Я еще и крестиком вышиваю :lol:
Выкладывайте еще, интересно читается. И вообще, водки, еды, патронов и информации много не бывает :lol: Все пригодится
А насчет стиля - это Вы еще нашей канцелярщины не читали. Особенно на списание имущества в войсках :lol:
kar1
 
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 10-04-2009 00:36:30

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение пруссак » 19-01-2010 13:23:19

Gratuliere! Sie haben wieder bezeugt, wie eigentümlich Ihre Wörterbücher seien. "Gemein" habe auch die Bedeutung "Gemeingut", ich habe ihn im Sinne "Ottonormalverbraucher" verwandt.
Hinzuzufügen wäre, daß nicht nur die Sieger lügen - die Besiegte stehen ihnen in nichts nach. Es gebe sogar einen Sprichwort unter den Historikern: "Einer lüge so gut, als ob er Augenzeuge wäre". Wichtig ist zudem zu bedenken, wann welche Niederschrift gemacht wurde. Gerade in 50er Jahren herrschte in Deutschland eine besondere Stimmung... sogar eine Ideologie!
Sie besitzen wertvolle Quellen zur deutschen Nachkriegssicht der Sachen und wollen sie an den Mann bringen - sehr löblich! Doch bitte ersparen Sie die Belehrungen über Sowjetideologie.
---
Поздравляю! Вот и доказательство, как своеобразны Ваши словари. "Gemein" вообще-то употребляется в значении "общеизвестный", я его употребил для "среднестатистического русского".
Добавим, что врут не только победители - побеждённые тут ничуть не отстают. Есть даже поговорка: "врёт как очевидец". К тому же немаловажно, когда именно была сделана запись: как раз в 50х годах в Германии атмосфера была соответствующая... можно даже сказать, пропитанная идеологией!
У Вас на руках ценный источник о послевоенном немецком взгляде на вещи, и вы им здесь делитесь - замечательно. Вот только на поучения о советской идеологии время Вы тратите зря.
ein schuß gesunden wahnsinns
Аватара пользователя
пруссак
Собиратель
 
Сообщения: 392
Зарегистрирован: 19-12-2009 23:17:58
Откуда: только что из архива

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение пруссак » 19-01-2010 15:36:36

Werter Amos! Mir sind beide Sprachen nah, und wohl näher als Ihnen. Wenn ich "gemeinen Russen" als Übersetzung des "Ottonormalverbrauchers" in Russische verwende, Sie aber mir einen Deutschwörterbuch vorsetzen, so schlagen Sie in einer Richtung, die Ihnen lieb und teuer sein kann - aber am Thema eigentlich doch vorbei schießt.
Sie meinen, daß meine Behauptung nicht wahr sei, daß die deutsche Durschnittsmeinung in den 1950ern antirussisch gewesen war, und deswegen ein jemand, der in dieser Zeit seine Erinnerungen niedertrug, unweigerlich in diesen Strom mitgerissen wurde? Gestatten Sie, daß ich Ihnen nicht glaube.
Sie schreiben, die Bundesregierung habe die Forschungen nicht unterstützt - hat sie nicht, wohl war. Bis heute fehlt z.B. die Aufarbeitung von Stauffenbergs deutscherseits. Russischerseits liege sie übrigens vor. Dafür haben wir aber solche Schinken wie "Stalingrad".
---
Уважаемый Амос! Мне оба языка одинаково близки, и, боюсь, ближе чем Вам. Когда я пишу о "простом русском" как русском эквиваленте "среднестатистического немца", Вы же мне приводите немецко-немецкий словарь, то дискуссия неминуемо принимает интересное направление - вот только от сути вопроса отдаляется.
Вы пишете, что я неправ, утверждая, что в 1950х годах господствующее мнение в Германии было анти-русским, и что поэтому любой, кто в эти годы записывал бы свои воспоминания, неминуемо увлекался бы таким потоком. Позвольте Вам не поверить.
Вы пишете, что правительство Германии не поддерживало исследования - тут Вы правы. До сего дня нет немецких исследований личности фон Штауффенберга (русские - есть!). Зато у нас есть немецкие фильмы навроде "Сталинграда".
ein schuß gesunden wahnsinns
Аватара пользователя
пруссак
Собиратель
 
Сообщения: 392
Зарегистрирован: 19-12-2009 23:17:58
Откуда: только что из архива

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение gsm_689 » 20-01-2010 01:08:42

Товарищи, друзья! Тема начала скатываться в очередной холивар и полнейший флуд.
Посему проведена радикальная зачистка, посты не относящиеся к теме были снесены.
Попрошу никого на меня не обижаться. Дальнейшие попытки начать срач будут немедленно пресекаться.
Я гарантирую это.

2amos
Пожалуйста, продолжайте. И воздержитесь тоже от флуда.

Для тех кто на бронепоезде - ВЫВОДЫ из прочитанного оставляйте при себе
Аватара пользователя
gsm_689
Рисователь полосок
 
Сообщения: 4328
Зарегистрирован: 21-07-2008 22:05:11
Откуда: Metgethen (поселок Александра Космодемьянского)

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение Frey Fox » 20-01-2010 01:17:57

Чего ругаться-то? Уже давно ясно, что к подобным воспоминаниям нужно подходить с большой
осторожностью. Мне самому попадалось смачное описание одного немца, попавшего в плен в Пиллау,
которго заставили убирать трупы около тюрьмы, и он описывает мертвых женщин со скованными руками
и вставленными между ног кольями, и рядом застреленных в голову немецких солдат со спущенными
штанами и окровавленными задницами. Очевидец однако.. :)
Тоже самое про было про Неммерсдорф, почитайте ЖЖ Labas. Появившиеся очевидцы на совершенно
голубом глазу рассказывают жуткие страшности, которые почему-то совершенно не подтверждаются
немецкими же документами. Но очевидцы. :)
Не нужно воспринимать прочитанное выше близко к сердцу.


Нашел немецкие воспоминания, октябрь 1944 года, бои в районе Гумбиннен. Может кто переведет? :)





Прошу прощения, не прочитал сообщение выше.
月月火水木金金
Аватара пользователя
Frey Fox
Исследователь
 
Сообщения: 773
Зарегистрирован: 21-11-2006 08:17:43
Откуда: Камчатка

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение uran238 » 20-01-2010 13:32:26

1) Уважаемый amos. Пожайлуста продолжайте

2) Остальным участникам - gsm_689 абсолютно прав. Либо оставляйте выводЫ при себе, либо дискутируйте в личке.
«Не согласен - критикуй, критикуешь - предлагай, предлагаешь - делай, делаешь - отвечай!» Сергей Павлович Королёв.
Аватара пользователя
uran238
физик-ядерщик
 
Сообщения: 7652
Зарегистрирован: 14-03-2005 10:52:54
Откуда: Калининград

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение amos » 23-01-2010 07:35:05

Документ N15 том 1 стр 62-64
Пережитое фрау Е.О. из Ельбинга, Вест-Пройсен
Оригинал: 26 Февраля 1951
Встреча с русскими солдатами в Ельбинге
29 января 1945 рано утро в 6:30 я попала в плен. Как мы встретились русским солдатам, так с меня сразу были сняты сапоги и пальто. В детской коляске у меня пятнадцатимесячная дочка - Криста, и за руку держала Хорста - мой сын, семь с половиной лет. Со всей Рихтховен-улица были согнаны мужчины, женщины, дети. Колонну примерно в полуторатысяча человек загнали в Вокзал и там мы оставались под полным обстрелом артилерии до 4-ёх пополудни. Здесь нас отсортировали по возрасту и полу, при этом нам раскрывали рот и смотрели зубы как при осмотре лошади. Мужчин сразу увезли. Никто их больше никогда не видел. Остались женщины и девочки с 15-ти лет. Тут начались изнасилования юных женщин. На площади вокзала я видела как пятнадцатилетнюю девочку Х.Н. из Ельбинг-Треттинкенхов насиловали русские солдаты. Потому что русские солдаты опять и опять её пользовали, мать этой H.N два дня защищала дочь и расплатилась жизнью за мужество её борьбы. Жилище осматривали, как сказала уже раньше. У нас отняли венчальные кольца, часы, сберегателльные книжки и ценные бумаги.
Прошло время и нас повели в направлении Танненбергер Аллее, потом поселили в общежитиях. Война грохочет дальше. На этой Танненбергер Аллее маршировали военные части снабжения и были временно поселены в непосредственной близости от наших общежитий. Мне было тогда 39 лет. Одна из комнат в этих общежитий была устроена для изнасилований, которые должны последовать. Сначало на очереди были женщины молодые, я сама - под утро и пользовна сразу тремя солдатами. Эти изнасилования повторялись ежедневно дважды, каждый раз многими солдатами, до 7-го дня. 7-й день был для меня самый ужасный, меня забрали вечером и отпустили утром. Мой детородный орган разорвали и у меня была величиной с руки опухоль от промежности на обоих ляжек до колен. Я не могла больше ходить и лежать. Потом ещё ужаснсные 3 дня до дня 6-го. Тогда по усмотрению русских солдат мы были готовы и нас голыми выгнали из этого вертепа. Другие женщины заняли наше место. Какая-то старуха дола мне одеяло. Это омерзение проводилось в присутствии десяти женщин и часто в присутствии их детей. Мои оба ребёнка эти зрелища всё же избегли. В эти страшные дни мы не получали еды, но только алькогоголь и сигареты.
Потом мы, до неузнаваемости замученные женщины, собрались, и нас погнали под конвоем в город Пройсиш-Холланд на расстоянии 21 км. (прим. переводчика: в оригинале - „auf den Todesmarsch nach 21 km entfernten Stadt Preußisch-Holland“. Ведь до чего же удивительно, что на языке молодой страны с богатой традицией концентарционных лагерей не найти слова для немецкого „ Todesmarsch“!) Нужно подумать, что у нас на ногах ботинок не было. Мы замотали ноги мешковиной, одного ребёнка я взяла на руки, другого держала зА-руку. В сопровождении русских солдат гнали нас вперёд. По дороге ( в оригинале:„Auf diesem Todesmarsch“) русские солдаты походя кидали в вереницу нашей колоны маленькие гранаты. Я видела как был смертельно раннен херр Киллиан из Ельбинг-Треттинкенхов, тоже самое - дочь чиновника херра Ноеманн умерла от ранения в голову. Ранненые должны оставаться лежать и по ним шагать вся колонна. Кто не сразу мёртв, того пристреливали в затылок один из русских солдат из части, которая следовала за колоной, мы называли это „выстрел милосердия“ (в оригинале: den Genickschuß, wir nannten den Gnadenschuß.) Я могу подтвердить, что супруги Ёордан из Ельбинга через два дня марша Ельбинг - Пр.Холланд не могли больше с нами идти и сели на обочину дороги, и когда на следующий день нас погнали оборатно, я убедилась, что супруги выстрелом в затылок уже освободили от их страданий. Еды нам не давали, мы должны идти, пока не околеем, это целью нашего марша. Длилось 14 дней. Из восемьста, большей частью женщин и детей (несколько стариков тоже были с нами), после роспуска калоны осталось живими едва 200 человек. Трупы валялись в канавах и на обочине у дороги. Через 14 дней когда распустили остатки колоны,люди разбежались во все стороны. Русская армия пошла на Данциг, на север. Я вернулась с моими детьми в Ельбинг, и нашла моё жилище, в которой больше ничего не было кроме разбитой мёбели, всё юыло разграблено. Чего из мёбели стояло, было одно за другим украдено поляками. Питались мы в это время картофельными очистками и черенками нарастающих листочков съедобных трав. Моя маленькая Криста от голода заболела тифом. Я и мой Хорст распухли от голода. Я была близка сойти с ума.
Раз я полностью больна телом и духом, от этих мерзостей меня впредь оставили в покое. Только однажды хотели у меня отнять Хорста: чтобы его не отдать, меня пользовали ещё раз. Потом вышел запрет изнасиловать женщин, но это уже слишком поздно. Я и многие тысчи женщин больны до сегодняшнего дня и никто нам не поможет.
В этом состоянии я выхлопотала себе маленькую тачку и с моими детьми пошла от Ельбинг до Ваер/округ Оберлан. Только два раза я могла в это путешествие взять поезд на короткие отрезки. Во время перехода в английскую зону окупации на границе у Хельмштет, английские солдаты по отношению ко мне и моим детям, показали себя хорошими людьми. Чуть не дойдя до цели, я потеряла дух и рассудок. Меня во время вытащили бесчувственной из реки.

Документ 198 том 2 стр 224-232
Сообщение пережитого фрау М.Н из Бэрвальде, округ Ноештеттин в Поммерн
Оригинал: 15 июля 1952, 13 страниц. Частично воспроизведено.
Тяжёлая судьба женщины после вступления русских войск. Обстоятельства жизни в Бэрвальде под окупацией русскими и потом поляками до ноября 1945.
Автор описывает, что вопреки постоянно близящейся опасности она осталась в Бэрвальде ради детей и в бункере ожидала с семьёй приход русских.
4-го марта, в воскресение днём, обстрел утих. Части SS, сражавшиеся напоследок в Лукнецер Буш(е), отступили, и Красная армия заняла город. Должно быть мой муж, сидевший непосредственно у входа в бункер, заметил, что нас обнаружили, судя по тому как он разнервничался и принялся настаивать нам сдаться, для чего потребовал от меня белый платок. Я заплакала и не хотела дать ему платок, потому что боялась за его жизнь. Мой муж упрекал, что похоже я первая, которая теряет нервы когда как раз он больше всего ожидает от меня смелости. Я взяла себя в руки и протянула ему платок. Мой муж тогда с двумя поляками вышел из бункера, вскоре они вернулись - все трое без их часов и им приказали нас забрать из бункера.
Мы тоже вышли наружу и услышали вслед за криками: „Урри, урри“, приказ простроиться и идти к коменданту. (прим. переводчика: „урри“ = die Uhren - „часы“, немецкое слово искажённое русской речью). Мы просили разрешить нам взять с собой вещи - разрешили, но теперь нужно не к коменданту, а идти по домам. Сопровождала нас русская полевая жандармерия.
По дороге нам встретилась русская кавалерия, все монголы да азиаты, выглядели ужасно и мы испугались ещё больше. Мою сестру и дети, нас провожали домой два жандарма. Один из них сразу дал взрослым флягу с водкой, каждый из нас должен был отпить два глотка. Потом каждый получил кусок колбасы, нужно есть, хотя никакого апетита. Мы радовались, что они так дружелюбны и не подозревали чем это закончится.
За тем меня позвал муж пойти в бункер забрать с ним остатки вещей. Сестра напросилась сама идти с ним, чтобы дома ненадо было бы с солдатами сидеть одной с детьми. Мой муж с этим согласился, оба думали, что я лучше поладила бы с жандармами. Моя сестра именно очень пуглива. Поставила чемодан в мою комнату и сказала за ним поглядеть.
Как только оба ушли, меня в первый раз изнасиловали эти две русских свиньи. Позже один из них открыл чемодан моей сестры и золотые часы тестя, которые лежали поверху всего, перешли в карманн русского, а я впервые узнала как дуло пистолета упирается в грудь.
За тем вернулись мои любимые: мой муж белый как побелка на стене, мою сестру словно облили кровью. Но она всё-таки избежала того, что уже позади меня, к чему хотели её принудить в бункере, если только мой муж не подоспел бы. А теперь она стала жертвой этих тысяча раз проклятых жандармов.
Здесь один из жандармов вышел подальше, другой встал перед нашим домом позвать идущих мимо части русских солдат, отчего из тех несколько раз к нам сворачивали, собралась орда человек в 7 или 10, и мою сестру у одной стороны жилища в присутсвии её семилетней дочери, меня на другой стороне - оба в присутствии других детей и моего мужа, которому сунули в руки горящую свечу, среди множества плача и криков - изнасиловали.
Бестии у нас стояли очередью. Пока жандарм держал дверь. Это я увидела, когда меня на секунду раньше освободили, чем мою сестру. Тут её дочь кричала совершенно дико, жандарм, сволочь ворвался в комнату, ударил моего мужа и наш мальчонка плача схватил руку жандарма, а тот иначе забил бы моего мужа до смерти. (прим. переводчика: „die Bestie“ как ругательство не слишком сильное для русского слуха, от чего я перевожу его словом „сволочь“).
Когда нас отпустили и мой муж пришёл в себя, моя сестра подошла к нам, плача умоляла моего мужа ей помочь,спрашивала: „Карл, что же из всего получится?“. Мой муж ответил: „ Вам помочь не могу, вы ж видите, мы ведь не в руки солдат попали, а орде, они же мозги пропили.“ Я сказала: „Карл, нужно спрятаться, а то тебя же забьют, ведь тебя едва не убили.“ Затем хотел мой муж спрятаться, но Грета просила его подумать хоть о её бедных детях. А на то мой муж ответил: „ Гретте, не могу я вам всем помочь, останусь при вас, если разве лишь все спрячемся на сеновале.“
Сказано, сделано. Но мы ещё на сеновал и не залезли, но тут опять во дворе трое мужчин: раз снег во дворе они нас и нашли сразу по следам, которые мы оставили. Нам сново нужно вниз, маленьких девочек целовали пока пользовали их матерей. Они рыдали с их детьми разидирающе. Оба кричали отчаянно: „ О боже, о боже, что же это“. На что мой муж: „Меня забьют до смерти, вас убьют, и что станет с детьми, вы можете себе представить.“
После чего мой муж тоже думал, что прятаться безсмысленно, у нас на это вообще нет времени. Я сказала тогда: „Идём все наверх, я запру все двери, пусть им надо будет сначало их взламывать.“ и надеялась этим выиграть время, но в суете забыли, что сами ворота во двор взломаны, которые всегда держали запертыми.
Мы были уже почти на сеновале, тут во двор опять ввалилась свора, крича и люлюкая, как сумашедшие стреляли по сеновалу, потом залезли к нам. Между тем стало темно, они зажгли карманные фонарики. Это были гражданские и военные.
Что теперь произошло, перо востаёт описать. Окончилось тем что мы были все повешены за исключением маленьких, которых задушили верёвкой. Позже мне все говорили, которые сидели у Хакбарт в подвале на Полцинер улице, что наши душераздирающие крики были далеко слышны, даже в подвале, но ни у кого нашлось мужества прийти к нам на помощь, каждый сам в тоже время боролся за свою жизнь.
На сеновале я была ведь с моими близкими, но ещё не знала, что стало их судьбой, хотя уже чувстовала, что произошло. Ничего определённого я не знала. Так как меня саму бросили на землю, били по голове и насиловали, затем повесили. Я сразу потеряла сознание.
Позже слышала голоса, лежала я на земле, четыре мужчины согнулись надо мной и сказали: „Frau komm!“ (прим. переводчика: искажённое акцентом: „Женщина, пошли!) Как только хотела встать, тут же опять упала. Позже я была на дворе, двое мужчин меня держали, принесли в комнату, положили на кровать, один из четырёх мужчин (гражданский, поляк) остался у меня и спросил: „Женщина, кто сделал?“ Я ответила: „Русские“ Тут он меня ударил и сказал: „Русский, солдаты хорошие. Немецкие эСэС швайне вешать женщин и детей.“ С мной случилась истерика, остановить рыдание было невозможно. Здесь вошли другие трое, как увидели меня, так тутже и покинули жилище.
Вскоре за тем вошёл русский с бичём, кричал на меня, наверно я должна затихнуть, к несчастью этого я не могла. Тогда он ударил меня бичём, а потом бил постоянно по кровати рядом со мной. И потому что ничего не помогало, покинул мой дом.
Потом я услышала голоса перед домом, и так ужасно испугалась, что подобный страх ещё не знала раньше и после. В панике побежала к Гусиному ручью рядом с моим садом. Хотела утопиться, длилось и длилось пока я не оказалась в обмороке. Но и тут моя жизнь ещё не окончилась.
Как всё произошло я не знаю до сих пор. Во всяком случае кто-то меня вытащил из ручья. Потом я пришла в себя, лежала на земляном полу у фройляйн Баух в комнате у купца Шмехель. Меня безбожно трясло в ознобе, ведь ни окон ни дверей не было или были сломаны, на мне ещё сырые вещи, а к тому же ночь с 4-ого на 5-ое марта со льдом и снегом.
Чуть позже увидела, что в комнате была кровать, легла на неё и думала, в комнате я одна. Но теперь вижу кто-то сидит за столом, теперь встал и подошёл ко мне к кровати, опять! - это русский.
Тут предстало пред моими глазами всё моё несчастье. Я закричала и просила его меня застрелить. Он посветил карманным фонариком мне в лицо, снял с себя шинель, показал на свой орден и сказал, он, мол, Оберлейтенант и мне не нужно его бояться.
Он снял со стены полотенце и начал меня дОсуха растирать. Когда увидел мою шею, кожа которой перерезана шнуром, спросил меня: „Кто сделал?“ Я ответила: „Русские“ - „Да-да“ - сказал он - „это большевики были, теперь Белоруссы, Белоруссы хорошие“ (прим. переводчика: в оригинале пассаж выглядит так: Als er meinen Hals sah, welcher von der Schnur durchscnitten war, frug er mich: „Wer gemacht?“ Ich sagte: „Die Russen“ - „Ja,ja“ sagte er, „das Bolschewiken waren, jetzt Weißrussen, Weißrussen gut.“ Я не понял в оригинале притивопоставление большевиков к Белоруссам.) Потом он разрезал штыком (прим. переводчика: „mit dem Bajonet“) на моём теле исподнее, от чего опять я простилась со своей жизнью, ведь никогда не известно, что ещё произойдёт. Он растёр мои ноги, но я мёрзла всё равно, не знала куда деться от холода. Потом он стянул с моего пальца кольцо и спрятал его у себя, спросил где мой муж - и потом несмотря на моё состояние меня изнасиловал. Потом обещал послать сюда немецкого врача. Тут я обрадовалась, но забыла, что в посёлке никакого бльше врача нет.
Чуть позже, после того как он ушёл, появились четыре русских, молодёжь от 18 до 20 лет, совершенно пьяные, рванули меня с кровати и изнасиловали меня противоестественным способом. Когда я в моём состоянии рухнула перед кроватью, меня обрабатывали сапогами куда ими попадут, я опять потеряла сознание.
Когда я сново пришла в себя, легла в кровать. Потом опять появились такиеже бродяги, но это бесполезно, ибо я уже скорее мертва, чем живая. Тут я узнала, чего может человек выдержать, у меня не было больше сил говорить, не могла больше плакать, даже ни одного звука произнести. После чего меня ещё били, но я ничего не чувствовала, почти никакого больше чувства, тогда они ушли. И я заснула от изнеможения.
Когда под утро проснулась, я смогла постепенно понять где нахожусь. Вскоре за тем увидела, что в открытом шкафе висит платье, там я тоже нашла рубашку и штанишки. И хотя всё мне малО, надела эти вещи, потому что мои одежды были ещё влажные. Мне не получилось сзади застегнуть платье. Чулки не нашла, а мои чулки были закручены вокруг лодыжек.
Вскоре меня опять навестили русские. Сначало один, который был вполне уверен, что комната пуста, как только заметил меня в кровати, ттак сразу помещение покинул. Он пришёл сново с тремя мужчинами, тот, который хотел меня на месте забить, но оффицер его остановил, тогда показал офицеру на портрет Гитлера на стене - уже за разбитым стеклом и в сломанной раме, и тут сказал, что, мол, я „гитлерфашист“. Я сказала: „Нет, я не у себя дома“, на это офицер сказал: „Пошли в твой дом“. (прим. перводчика: в оригинале - /.../sagte nur, ich wäre Hitlerfaschist. Ich sagte: „Nein! Ich bin nicht in meinem Quartier“, da sagte er: „Komm, Dein Quartier!“)
Мне нужно пройти к моему жилищу и я выглядела страшно, если, когда хотела войти в дом, а перед ним стоял грузовик который множество русских солдат как раз нагружали только что ими забитый мой скот, солдаты дО смерти смеялись, увидев меня. Затем офицеру они намекали, при этом постукивая себя пальцами по голове, что я, мол, сумашедшая, и ещё подошли женщины-солдатки, хотели меня пристрелить. Офицер этого не допустил. Он спросил о моей шеи - откуда. Я сказала: „Russische Soldaten, Mann, Schwester, Kinder auch.“ Услышав „дети“, он ужаснулся. Я просила его пойти со мной к стойлу, он не захотел и мне тоже туда нельзя. Я попросила тогда мне разрешить к коменданту. Он сразу согласился и послал со мной одного солдата. Но когда мы были уже на углу у Колац, солдат дал мне понять, что идти надо по Ноештеттинер улице.
На рынке занимались уже некоторые мужчины наведением порядка. Когда я подошла к мяснику Альберт Насс, русский сказал, что я должна идти туда - в комендатуру!
(рассказчицу потом задержали и через несколько дней заключения с другими немцами, её вместе с ними погнали на Ноештэттин, где она была подвержена производству многих допросов относительно её членства в партии и сново оказалась выдана многочисленным притязанием к её чести)

(чуть позже - вторая часть N198, потом -записки врача из Кёнигсберга. Тексты здесь отредактированы ещё предварительно)
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение Basenji » 28-01-2010 21:04:01

Документ N15 том 1 стр 62-64
Пережитое фрау Е.О. из Ельбинга, Вест-Пройсен
Оригинал: 26 Февраля 1951
Встреча с русскими солдатами в Ельбинге

Я анализировал этот документ несколько раз, и это кажется невозможным, что это случилось 29 января, поскольку Улица Richtchoffen была захвачена русскими 6-ого февраля, вместе с железнодорожной станцией и летным полем.
Я имею также некоторые различные документы на немецком языке - если Вы хотите, я могу скопировать их и приклеить здесь.
zdrówko :D
Аватара пользователя
Basenji
 
Сообщения: 44
Зарегистрирован: 24-06-2009 13:29:04
Откуда: Elblag - Elbing

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение amos » 28-01-2010 21:59:24

Я перевожу из
"Vertreibung der deutschen Bevölkerung aus den Giebeten östlich der Oder-Neiße"
Unveränder Nachdruck der Ausgabe von 1954
Издано: Deutsche Taschenbuch Verlag GmbH & Co.KG
München; Mai 1984
Документ приведён на стр 62 том 1
Документ предыдущий N14 Bericht des Oberleutenant D.C.G aus Posen
Die Belagerung Elbings und ihre Auwirkungen auf die Bevölkerung der Stadt.
сравнивайте. Ещё более известны концетрационные лагеря Красной Армии в окресностях Ельбинга.
Всего томов - 3
многие документы заверены как протокол
Том третий - сборник Законов и указов окупационных властей Западной и Восточной Пруссии, Шелезиен, Поммерн.
Все документы изданы Архивом Союза Немецких Земель (Bundesarchiv)
Всё что опубликовано проверенно не раз. Документы касающиеся происходящего в Ельбинге находят соответствие в Akten der Wehrmacht-Untersuchungsstelle für Verletzungen des Völkerrechts
BESTÄNDE DES BUNDESARCHIVS/ZENTRALNACHWEISSTELLE, Kornelimünster

если Вы считаете нужным, то к каждой фразе мной переведёной на русский, я поставлю рядом оригинал на немецком.

Сейчас я хочу перевести кое-что из Akten der Wehrmacht-Untersuchungsstelle . Но ужасно сложно - каждый документ в 7 - 9.000 слов.

Оригинал приведённого документа:
http://www.mitteleuropa.de/elbing02.htm

Frau E. 0. aus Elbing berichtet (1951):
„Am 29. Januar 1945 morgens 6.30 Uhr kam ich in Gefangenschaft. Die Männer wurden fast alle abtransportiert. Niemand hat sie jemals wiedergesehen. Übrig blieben Frauen und junge Mädchen ab 15 Jahren. Hier beginnt schon die Vergewaltigung der weiblichen Jugend. Auf offenem Bahnhofplatz sah ich, wie ein junges Mädchen von russischen Soldaten vergewaltigt wurde. Die Mutter verteidigte ihre Tochter, weil die russischen Soldaten sie immer wieder gebrauchten, und besiegelte ihr Leben für den Mut und den Kampf nach zwei Tagen mit dem Tode
Der Krieg tobt weiter. Wir wurden jetzt noch einmal gemustert und nach Alter sortiert. Ich war damals 39 Jahre alt. Ein Zimmer war für die Vergewaltigungen hergerichtet, die nun erfolgen sollten. Zuerst kamen die jüngeren Frauen dran, ich erst gegen Morgen und wurde gleich von drei russischen Soldaten gebraucht.
Diese Vergewaltigungen wiederholten sich täglich zweimal, jedesmal mehrere Soldaten, bis zum 7. Tag. Der 7. Tag war mein schrecklichster Tag, ich wurde abends geholt und morgens entlassen. Ich wurde am Geschlecht ganz auf gerissen und hatte armstarken Geschwulst vom Geschlechtsteil an beiden Oberschenkeln bis an die Knie. Ich konnte nicht mehr laufen und nicht liegen. Dann folgten noch 3 dieser schrecklichen Tage wie bis zum 6. Tag. Dann waren wir nach Ansicht der russischen Soldaten fertig und wurden nackt aus diesem Höllenraum herausgejagt. Andere Frauen traten an unsere Stelle. Diese Scheußlichkeiten würden im Beisein von 10 Frauen und oft auch im Beisein der eigenen Kinder durchgeführt.
Danach mußten wir zur Unkenntlichkeit gemarterten Frauen uns sammeln und wurden auf den Todesmarsch nach der 21 km entfernten Stadt Preußisch-Holland gesetzt. Man muß überlegen, daß wir keine Schuhe mehr an den Füßen hatten. Wir haben uns Sacklappen um die Füße gebunden, und ich nahm ein Kind auf den Arm und das andere an die Hand. Auf diesem Todesmarsch warfen die russischen Soldaten laufend kleine eigroße Sprengkörper in den Zug. Die Getroffenen mußten liegen bleiben und der ganze Zug darüber laufen. Essen gaben sie nicht, wir sollten kaputtgehen, das war der Zweck dieses Marsches. Er wurde 14 Tage durchgeführt. Von 800 Menschen waren bei der Auflösung des Zuges kaum noch 200 am Leben. Die Toten lagen am Straßenrand oder Straßengraben. Nach 14 Tagen wurde der Rest dieses Zuges aufgelöst, und die Menschen flohen in alle Richtungen auseinander. Ich zog wieder nach Elbing mit meinen Kindern. Gegessen habe ich in dieser Zeit mit meinen Kindern Kartoffelschalen und von den Krautstengeln die Nachwuchsblätter. Meine kleine Christa bekam Hungertyphus. Mein Horst und ich bekamen ganz dicke Leiber. Ich war dem Wahnsinn nahe.
Da ich nun vollständig kaputt war an Leib und Seele, hatte ich in Zukunft vor diesen Scheußlichkeiten Ruhe. Einmal noch wollte man mir meinen Sohn Horst wegnehmen, um ihn zu behalten, wurde ich noch einmal gebraucht. Ich und viele Tausend Frauen sind kaputt bis auf den heutigen Tag, und niemand hilft uns.
In diesem Zustand habe ich mir einen kleinen Handwagen besorgt und bin mit meinen Kindern von Elbing bis Weyer/Oberlahnkreis zu Fuß getreckt. Zweimal konnte ich auf dieser Reise die Bahn kurze Strecken benutzen. Beim Grenzübertritt in die englische Zone bei Helmstedt haben sich die englischen Soldaten mir und meinen Kindern gegenüber als gute Menschen gezeigt. Kurz vor meinem Ziel verließ mich mein Geist und Verstand. Ich wurde noch rechtzeitig – besinnungslos – aus der Lahn gezogen.

(Gekürzt aus: Dokumentation der Vertreibung der Deutschen aus Ost-Mitteleuropa I, herausgegeben vom Bundesministerium für Vertriebene – dtv-reprint 1984 Band 1 / Seite 62)

сейчас ищу Карту Ельбинга 1945 для Вас

Но вот тут не менее интересное:
http://www.hans-pfau-elbing.de/118301.html
Elbinger Einzelschicksale --- so waren Russen!!!
Aufzeichnungen der Witwe des praktischen Arztes Dr. Robert Kumm aus Elbing, mit Ergänzungen und Verbesserungen von Hans Preuß.
Dr. Kumm hatte seine Praxis zuerst am Alten Markt 45, (Eingang Schmiedestraße. – Schuhhaus Baering) später Schmiedestr. 10 a.

Прочите-ка и там о этих событиях!
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение Frey Fox » 28-01-2010 23:39:29

Я анализировал этот документ несколько раз, и это кажется невозможным, что это случилось 29 января, поскольку Улица Richtchoffen была захвачена русскими 6-ого февраля, вместе с железнодорожной станцией и летным полем.

Совершенно верно. И Tanneberg-allee 29 января находилась под контролем немцев, так же
как и Грунау. Вообще в это время был промежуток между штурмами и активных БД почти не велось.
Известно что в конце штурма большая группа гражданских пыталась прорваться вместе с боевыми
частями из города и часть этих гражданских наши успели перехватить. Есть даже несколько фото
этой большой колонны.


Кстати, почему Вам это" кажется невозможным" если достаточно широки известны условия советских лагерей на колыме, или пытки на лубянке, или массовые растрелы и зверства коммунистов, или, если хотите - НКВД в годах 39-41 в Лемберг, что кстати тоже детально документировано .

А каким образом все это относится к вышеописанному?
月月火水木金金
Аватара пользователя
Frey Fox
Исследователь
 
Сообщения: 773
Зарегистрирован: 21-11-2006 08:17:43
Откуда: Камчатка

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение amos » 28-01-2010 23:55:56

согласен - убрал

в оригинале -„Am 29. Januar 1945 morgens 6.30 Uhr kam ich in Gefangenschaft.
... я попала в плен (меня взяли в плен)
если бы русскими был взят город, в приведённом предложении была бы речь о окупации, но автор говорит о том, что она попала в плен. Сражение за город она пережила в здании вокзала.
amos
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 16-01-2010 13:34:05

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение Sergey A Skokov » 29-01-2010 09:39:02

Камрады!Немецкий еще помню (3 года в ГСВГ :D ).Со словариком могу литературный перевод сделать.Ну это так,прикол.
Поражает точность-в 6.30 утра я попала в плен.Почему не в 6.28 или не в 6.32?Кажется,что должно быть-к 6.30 утра я пришла(появилась и тд) в Gefangenschaft(лагерь для перемещенных,пленных,орган окупационной власти для гражданских лиц и тд.).И сделайте скидку на то время и время прошедшее с тех времен.
С уважением,Сергей.
Sergey A Skokov
Краевед
 
Сообщения: 942
Зарегистрирован: 19-12-2006 16:58:10
Откуда: Калининград

Re: перевод на русский из немецкого источника

Сообщение logo » 29-01-2010 10:02:30

Сергей, я иногда читаю подобные документы - как правило все эти точности парралельно подтверждаются другими свидетелями - без подтверждения в "книжку изгнанных" не попадешь и соответственно помощи не получишь - поэтому такие точности... :wink:
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5510
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

След.

Вернуться в Следы Второй Мировой войны

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: MSNbot Media и гости: 1



При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.

ООО "Портал" - создание и продвижение сайтов.