Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Боевые действия на территории Восточной Пруссии, рассказы, исследования, фото

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 27-04-2012 14:27:06

50-я инженерно-саперная МОГИЛЕВСКАЯ орденов КУТУЗОВА и БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО бригада

Бригада (п.п.01335) сформирована 06.06.1944г.на 2-м БФ на базе 122-го моторизованного-инженерного Рославльского батальона ,303, 307, 309-го инженерных батальонов в составе: управление бригадой ,рота управления, моторизованная-разведрота, 210-го( п.п.02990), 216-го (п.п.56234) , 217-го (п.п.41154) и218-го (п.п.39620) инженерно-саперных батальонов ,легкопереправочного парка, и медико -санитарного взвода. В июне 1945г.210, 216, 217, и 218 инженерно-саперные батальоны расформированы, а управление бригады,рота управления, моторизованная инженерная -разведрота и медико-санитарный взвод убыли на Забайкальский фронт ,где на их базе и на инженерных частях 17 армии 04.08.1945г.сформирована 67-я моторизованная инженерная бригада РВГК.
На 2-м БФ и 3-м БФ ( 06.06.1944г.-05.09.1945г.0 бригада в составе 50 армии участвовала в: Могилевской, Минской, Белостокской, Осовецкой, Млавско- Эльбингской, Кенигсбергской наступательных операциях,обеспечивая преодоление войсками рек 6 Проня, ДНЕПР, БАСЯ, Березина, Свислочь, Неман, Нетта, Августовский канал, Бжозувка, Нарев, Бебжа, Апле, участвовала в освобождении:Чаусы, Могилев, Быхов, Черевень, Новогрудка, Гродно, Августов, Николайкен, Вормдит, Мельзак, Кенигсберг в освобождении Польщи.
Бригада удостоена почетного наименования МОГИЛЕВСКАЯ" (10.7.1944г.)и награждена орденами "КУТУЗОВА" 2-й степени (17.5.1945г.) и "Б.ХМЕЛЬНИЦКОГО" 2-й степени( 01.9.1944г).Верховный Главнокомандующий ,личному составу бригады,объявил 7-м благодарностей. 210-й РОСЛАВЛЬСКИЙ (25.9.1943г) ,217-й,218-й инженерно-саперные батальоны награждены орденами "КРАСНОГО ЗНАМЕНИ "(10.7.1944г.) 216-й удостоен почетного наименования "МАЗУРСКИЙ" ()%,);,!(;%г.) Присвоено звание Герой СССР Ф.И.Сенченко, награжден орденом "СЛАВА" всех 3-х степеней В.П. Храпко.Боевое Знамя бригады в составе 1-го ПФ было представлено на ПАРАДЕ ПОБЕДЫ ,26.6.1945г, в г. МОСКВА.
Бригадой командовали: полковник И.А. Логинов (06.1944г.-04.1945г.) ,полковник Н.А. Свешников (04.1945г.- до конца войны)


В.Г.МАЛИНОВСКИЙ " БРИГАДЫ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК"


С уважением Виктор
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина


Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 30-04-2012 01:43:12

63-яинженерно -саперная Севастопольская Краснознаменная ордена КУТУЗОВА бригада

Бригада РГВК (п.п. 11996) сформирована в Приволжском военном округе в районе г. Ленинск Сталинградской обл набазе 43, 44, 52, и 56 инженерных батальонов, 241-го моторизованного батальона в составе: управление бригадой, рота управления, 61-й (п.п.28296), 62-й (п.п.05974), 63-й (19689), 64-й ( п.п.44175 и 65-го п.п. 34475) инженерно-саперных батальонов ,77-го легкопереправочного парка. в июле 1943г. 65 ИСБат.расформирован,в октябре 1943г.сформирован медико-санитарный взвод ,а в августе 1944г. моторизованная инженерная - разведрота.В августе 1946г. бригада переформирована в 326 АИСБат.,который в 1948г. расформирован.
На Сталинградском, Южном, 4-м Украинском и 3-м Беллоруском фронтах (05.12.1942г-09.05.1945 г) бригада обеспечивала боевые действия 2 Гв.Армии, 5 УА, 28 и 51 армий,Отдельной Приморской Армии,с июня 1944г. бригада действовала в составе 5-й армии.Бригада участвовалав: Сталинградской, Ростовской, Донбасской, Мелитопольской, Крымской, Вильнюсской, Каунасской, Гумбиненской, Инстенбургско-Кенигсбергской и Земландской наступательных операциях, Обеспечивала преодоление войсками рек: Волга, Дон, Тузлов, Малый и Большой Несветай, Миус, Крынка, Кальмиус, Молочная, залива Сиваш, Неман, Щешупе, Инстер, Алле, и Прегель,участвовала в освобождении городов Севастополь, Каунас, Наумнетис, Кибиржай, Инстенбург, освобождении Германии.
В войне с Японией на 1-м ДФ ( 09.08.-03.09.1945г.) бригада в составе 5-й армии участвовала в Харбино- Гиринской наступательной операции по освобождению Северо- Восточного Китая ,обеспечила переправу войск через р. Уссури.
Бригада удостоена почетного наименования " СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ " (24.5.1944г.) и награждена орденами " КРАСНОЕ ЗНАМЯ" (12.8.1944г.) и " КУТУЗОВА" 2-й степени (19.9.1945г.).Верховный Главнокомандующий ,личному составу бригады, объявил 6 благодарностей. Инженерно- саперные батальоны награждены : 61-й орденом " А. НЕВСКИ" (14.11.1944г.)удостоен наименования "ИНСТЕНБУРГСКИЙ "( 19.2.1945г.), 62-й орденом " КРАСНАЯ ЗВЕЗДА " (26.4.1945г.) 63-й орденом "А.НЕВСКОГО " (14.11.1944г.) 64-й орденом "КРАСНАЯ ЗВЕЗДА " (19.2.1945г.) За боевые заслуги 4697 воинов награждены орденами и медалями .
Бригадой командовали: п\полковник с 01.06.1943г. полковник В.И. Аксючиц, (10.1942-8.1943г.) подполковник Г.Н. Поплавский (91943-2.1945г.), подполковник Ф.Г. Чудесенко (02.1945-до конца войны)
Годовой празник бригады 11 ноября.

В.Г. Малиновский " Бригады инженерных войск "

Уважаемые форумчане ,по моим сведениям, в штурме Кенигсберга,в боях на Земландском полуострове,в освобождении Пиллау принимали участие следующие инженерные бригады.

2 Гв.МШИСБр--11Гв.А., 50 А.
4 ШИСБр-------43А. % А.
5 Гв.МИБр --- 39А, 2 Гв.А.
9 ШИСБр-------39 А
13 МИБр-------11 Гв.А
28 ИСБр-------43 А
30 ИСБр-------2 ГА.А
32 ИСБр--------39 А.
50 ИСБр-------50 А.
63 ИСБр---------5 А.
66 ИСБр---------11 Гв.А

С уважение Виктор.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Штурмовые отряды?

Сообщение Хахол » 22-05-2012 14:34:23

Здравствуйте !

Предлагаю отрывок из книги
"ШТУРМОВЫЕ БРИГАДЫ КРАСНОЙ АРМИ В БОЮ"
Если ВЫ посчитаете,что материал не в тему
Прошу модераторов удалить его.

Одним из наиболее ярких и характерных боевых действий саперов-штурмовиков при овладении крупным городом явились бои за Кенигсберг (Калининград). В штурме города принимали участие три штурмовые инженерно-саперные бригады – 4-я, 2-я гвардейская моторизованная и 3-я.
К концу февраля 1945 г. войска 3-го Белорусского фронта блокировали город с четырех сторон – с северо-запада, с севера, с востока и с юга. Началась подготовка к штурму города. Кенигсберг представлял собой мощный укрепленный район и являлся, по существу, форпостом Германии на восточной границе. В ходе войны немцы превратили город в один из мощных укрепленных районов Восточной Пруссии. Высокая прочность обороны Кенигсберга определялась наличием многочисленных полевых укреплений, их умелым сочетанием с долговременными фортификационными сооружениями, хорошим использованием местности, большими силами и средствами противника.

Частям 3-го Белорусского фронта предстояло выполнить весьма трудную и сложную задачу – преодолеть мощную систему полевых и долговременных оборонительных сооружений и овладеть городом. Решение этой задачи требовало значительных и специально подготовленных сил. В составе фронта была создана Земландская группа войск, которой поручалась подготовка и организация штурма Кенигсберга.

"Штурмовые бригады Красной Армии в бою"

С целью эффективной подготовки к освобождению города для войск были изданы указания по прорыву Кенигсбергского укрепленного района и штурму г. Кенигсберга[239].

Кенигсбергский УР представлял собой сложный инженерный комплекс и состоял из двух поясов обороны: внешнего и внутреннего.

Внешний оборонительный пояс имел протяженность до 50 км и был оборудован по принципу опорных пунктов и узлов сопротивления. В его полосе было создано 12 основных и 3 добавочных форта с системой долговременных сооружений, сплошной круговой, наполненный водой противотанковый ров шириной 6–10 м и глубиной до 3 м; 2–3 линии траншей, проволочные заграждения и минные поля.

Форт сверху представлял собой сжатый симметричный шестиугольник размером 200–360 м по длине и 100–180 м по ширине. Общая высота составляла от 12 до 20 м, в том числе над поверхностью земли – 5–12м.

Стены и несущие покрытия были выполнены из кирпича и имели толщину от 1, 1 до 1, 8 м. Все каменные постройки защищались земляной обсыпкой, имеющей в отдельных местах толщину 5–6 м. Все это делало основные сооружения форта почти неуязвимыми для огня артиллерии.

Следует подчеркнуть, что основным элементом полевой фортификации явилась система траншей и ходов сообщений с многочисленными противотанковыми и противопехотными препятствиями. Траншейная система была оборудована на всю глубину обороны.

О масштабах применения траншей в системе обороны можно судить по следующим данным: на отдельных участках на 1 км фронта приходилось до 15 км траншей и ходов сообщений, до предела насыщенных пулеметными площадками и стрелковыми ячейками[240].

Противотанковые препятствия опоясывали город двумя-тремя сплошными кольцами. Даже в тех случаях, когда перед передним краем обороны имелось естественное препятствие, параллельно ему все равно оборудовался противотанковый ров. Общая длина противотанковых рвов по внешнему обводу составила 48 км, по внутреннему обводу – 2, 5 км[241]. Фасы рвов простреливались артиллерийско-пулеметным огнем. Траншея отрывалась на удалении 10–20 м от рва.

Противопехотные проволочные препятствия прикрывали передний край обороны противника в 1–2 линии.

Массовое применение на всю глубину обороны нашли взрывные заграждения. Передний край обороны сплошь был прикрыт минными противотанковыми и противопехотными полями. Основные танкоопасные направления минировались на глубину 5–6 км и имели большую плотность. Так, на отдельных направлениях южного участка фронта плотность минирования достигала 3500 противотанковых и 4500 противопехотных мин[242].

Внутренний оборонительный пояс имел 24 земляных форта; многочисленные опорные пункты в виде приспособленных для обороны каменных зданий, парков, садов, бульваров и целых кварталов, а также завалов, надолбов, баррикад и т. д.[243]

"Штурмовые бригады Красной Армии в бою"

По существу, второй оборонительный пояс являлся крепостью, окружающей старый город и базирующейся на соответственных препятствиях. Его общая длина составляла 10 км[244].

Большинство наиболее прочных построек было приведено в оборонительное состояние путем заделки всех проемов полуподвальных и первых этажей с устройством амбразур.

Основным типом заграждений внутри города противником применялись баррикады. Для движения было оставлено строго ограниченное число улиц, движение по которым осуществлялось по узким проездам (3–4 м), подготовленным к закрытию металлическими или железобетонными балками. Все остальные улицы и переулки в нескольких местах были забаррикадированы. Баррикады возводились из кирпича или камня с металлической или деревянной одеждой. Их ширина достигала 8 м, а высота – 2, 5 м[245]. В ряде случаев система их обхода и объезда по соседним улицам приводила в замкнутые лабиринты, т. е. огневые мешки. Подступы к баррикадам простреливались из специально оборудованных огневых точек. Рвы, надолбы и прочие препятствия дополняли систему баррикад и взрывных заграждений.

К началу штурма Кенигсберга противник на площади в 200 кв. км имел около 500 км траншей и ходов сообщений, более 60 км противотанковых рвов и каналов, свыше 1000 приспособленных к обороне зданий, более 60 дотов и дзотов, около 600 убежищ долговременного типа, широкую сеть артиллерийских и минометных позиций, наблюдательных пунктов, свыше 500 км проволочных препятствий и свыше 150 тысяч противотанковых и противопехотных мин.

В целом можно сделать вывод, что инженерная подготовка крепости обеспечила оборонительной системе непрерывность по фронту и на всю глубину, замкнутость системы в целом и отдельных ее элементов, непроницаемость с фронта и с флангов. Особенности местности: наличие водных преград с крутыми берегами и широкими болотистыми поймами, разветвленная сеть оросительных каналов и др., а также весенняя распутица в значительной степени усиливали оборону противника. Это в свою очередь выдвигало ряд дополнительных требований и вызывало необходимость проведения целого ряда инженерных мероприятий по обеспечению штурма.

Войскам 3-го Белорусского фронта предстояло выполнить весьма сложную задачу. Прорыв обороны противника намечался на узких участках – 5–8 км на армию, предстояло действовать главным образом в составе штурмовых групп[246]. Инженерно-саперные части, не вошедшие в их состав, создавали отряды разграждения и отряды восстановления дорог и мостов.

Опыт Великой Отечественной войны определил основные задачи инженерного обеспечения боев за крупные населенные пункты как в подготовительный период, так и в период штурма. Вместе с тем подготовка и штурм конкретного населенного пункта имели свои особенности. Условия обстановки и замысел операции по овладению г. Кенигсбергом выдвинули ряд специфических инженерно-саперных задач[247].

"Штурмовые бригады Красной Армии в бою"

В частности, нейтральная полоса и передний край обороны противника на Кенигсбергском обводе изобиловали большим количеством бункеров, железобетонных и кирпичных убежищ, наличие которых могло оказаться серьезной помехой при атаке наших войск. Подразделения противника могли укрыться в них в период артподготовки и встретить неожиданным огнем атакующих. За несколько дней до штурма специально созданные команды, в основном состоящие из саперов-штурмовиков, взорвали все укрытия в межтраншейном пространстве и частично на переднем крае обороны противника. Подрыв бункеров осуществлялся ночью. Уже в период подготовки к атаке города саперы получили некоторую боевую практику штурмовых действий.

В общем комплексе инженерных мероприятий при подготовке штурма Кенигсберга осуществлялась подготовка в инженерном отношении двух десантных операций.

В ходе подготовки к штурму города инженерные войска при активном участии подразделений шисбр успешно решали задачи по организации и ведению инженерной разведки, оборудованию исходного положения для наступления, подготовке дорог и мостов, разминированию и устройству проходов в заграждениях, обеспечению флангов и организации ПОЗ. Только на южном участке фронта перед Кенигсбергской операцией на переднем крае было совершено 375 выходов, в том числе 14 выходов в тыл противника, давших весьма ценные сведения об обороне противника[248].

С целью быстрого и беспрепятственного продвижения всего боевого порядка и организации бесперебойного обеспечения войск всеми видами вооружения, боеприпасами и другим довольствием каждая дивизия первого эшелона имела два маршрута и 20 проходов в заграждениях[249].

Среди прочих условий успеха штурма большое значение имеет организация боевой подготовки инженерных частей, инженерная подготовка других родов войск, отработка взаимодействия, сколачивание и тренировка штурмовых групп.

Особое внимание уделялось подготовке отдельных штурмовых инженерно-саперных батальонов[250]. Кроме специальной и тактико-специальной подготовки, в программу была включена и огневая. За семь дней до начала операции личный состав взводов ошисб был включен в состав штурмовых групп, размещен совместно с их подразделениями и зачислен на довольствие. Дальнейшая боевая подготовка велась по программам штабов стрелковых частей.

Весь офицерский состав инженерных войск прошел специальные сборы. На отдельных из них испытывались предложенные средства инженерного имущества и принимались наиболее рациональные образцы. Была установлена система наиболее простых и доходчивых условных сигналов. Опытным путем определялся предельный вес вооружения сапера-штурмовика.

Подготовка войск велась на местности и в близких к действительности условиях.

"Штурмовые бригады Красной Армии в бою"

Глубокое эшелонирование инженерно-саперных частей в Кенигсбергской операции выступало важнейшим условием успешного инженерного обеспечения боя за город. В ходе штурма инженерные войска действовали тремя эшелонами[251].

Первый эшелон состоял из войсковых саперов и саперов-штурмовиков шисбр. Они следовали в боевых порядках наступающих войск и выполняли задачи инженерной разведки, участвовали в штурмовых действиях, обеспечивали войска проходами в заграждениях противника и пропускали артиллерию, другую боевую технику через заграждения и водные преграды. Кроме этого, инженерно-саперные части обеспечивали боевые действия танков, закрепляли захваченные объекты и прикрывали внешние фланги инженерными средствами.

Корпусные, а также приданные армейские и фронтовые инженерные части второго эшелона следовали непосредственно за боевыми порядками и занимались разминированием маршрутов, расчисткой проездов в препятствиях, производили необходимые дорожно-мостовые работы.

Армейские и приданные армиям инженерные части усиления третьего эшелона осуществляли контрольную проверку маршрутов на минирование, строительство мостов грузоподъемностью 60 т, разминирование города и выполняли специальные задачи.

Части 4-й шисбр (командир – полковник С. Ф. Лукашенко), 2-й гвардейской шисбр (командир – полковник Г. Т. Соколов), 9-й шисбр (командир – генерал-майор Ф. С. Пошехонцев) были распределены по войскам первого эшелона. По одному батальону на стрелковую дивизию[252].

Каждому передовому полку придавалось по одной штурмовой инженерно-саперной роте и взводу огнеметчиков[253]. С целью организации эффективного управления командир ошисб имел непосредственную связь с командиром дивизии, а командиры рот с полками.

Главное внимание при инженерной подготовке штурма города уделялось организации, вооружению, снаряжению и боевой слаженности подразделений ошисб, входящих в состав штурмовых групп. При подготовке штурма г. Кенигсберг группы состояли из стрелковой роты, взвода станковых пулеметов, взвода 82-мм минометов, 2–3 орудий, 1–2 танков или СУ, ПТР, отделения огнеметчиков и 2–3 химиков[254]. В каждой стрелковой дивизии было организовано по 10–12 штурмовых групп[255].

Последние делились на подгруппы: штурма, огневые, закрепления и резерва[256]. Взвод саперов-штурмовиков, усиленный 3–4 огнеметчиками, распределялся по всем подгруппам, кроме резерва[257]. Около 70% личного состава взвода входило в подгруппу штурма, распределявшегося по командам[258]. Команда разведки и разграждения производила разведку естественных и искусственных препятствий, огневых сооружений и подходов к ним, устраивала проходы в заграждениях для пропуска штурмовой группы.

Пропуск танков или СУ через минно-взрывные заграждения, естественные и искусственные препятствия осуществляла команда обеспечения танков.

"Штурмовые бригады Красной Армии в бою"

Команда подрывников выполняла, пожалуй, главную задачу – подрыв и уничтожение дотов, дзотов и укрепленных зданий.

Вместе с ней действовала команда огнеметчиков. Огнеметчики выжигали гарнизон противника из дотов, дзотов, укрепленных построек, отражали контратаки пехоты и танков противника, закрепляли захваченные объекты, при необходимости сжигали укрепленные здания.

Саперы-штурмовики команды закрепления осуществляли устройство заграждений, руководили работами по приспособлению зданий к обороне.

Обеспечением взводов всем необходимым для боя имуществом (ВВ, боеприпасов, огнесмеси и т. д.) занималась команда обеспечения (подносчиков).

Вооружение и оснащение взвода саперов-штурмовиков состояло из 24 автоматов с двумя дисками патронов, 88 ручных и 19 противотанковых гранат, ранцевых огнеметов, миноискателей, 6 щупов, 6 кошек с веревками, 2 кумулятивных, 18 сосредоточенных и 6 удлиненных зарядов ВВ, волокуш, веревочных и деревянных штурмовых лестниц, ножниц, земленосных мешков, противотанковых мин, шанцевого инструмента, финских ножей, флажков – в общей сложности всего 37 наименований[259].

Вопрос обеспечения штурмовых групп инженерными средствами имел исключительное значение. Часть резерва инженерных средств при проведении Кенигсбергской операции находилась на армейских отделениях складов (летучках), расположенных на удалении 8 км от линии фронта. Но всей проблемы обеспечения саперов-штурмовиков, входящих в состав штурмовых групп, такой подход не решал. Задача оперативного снабжения в период штурма была решена путем организации подвижных складов инженерного имущества, следовавших за штурмовыми группами[260]. Взвод саперов-штурмовиков имел в своем распоряжении пароконную повозку, где находилось 30 наименований различного инженерного имущества – от кумулятивных и сосредоточенных зарядов до флажков.

Разгром кенигсбергской группировки противника планировалось осуществить мощными ударами по сходящимся направлениям: с севера – войсками 39-й, 43-й и 50-й армий и с юга – войсками 11-й гвардейской армии и к исходу третьего дня операции овладеть городом[261]

К наступлению все было готово, и 6 апреля 1945 г. войска двинулись на штурм крепости. Подразделения шисбр, входившие в состав штурмовых групп, активно вели борьбу с противником, разрушая оборонительные сооружения, которые не были уничтожены авиацией, огнем артиллерии или танками. Найти наиболее слабое, наиболее уязвимое место оборонительного сооружения выступало одним из главных условий успеха штурма.

Тактические приемы штурмовых групп в Кенигсбергской операции были самыми разнообразными[262]Умелый маневр и успешные действия штурмовой группы – в большей степени результат творческой инициативы офицеров и солдат.

В обобщенном виде характер действий штурмовых групп при штурме Кенигсберга выглядел следующим образом. По сигналу атаки штурмовая подгруппа под прикрытием артиллерийско-минометного огня огневой подгруппы выдвигалась на возможно близкую дистанцию к объекту штурма. Саперы-штурмовики подтягивали к сооружению штурма ВВ, кумулятивные и сосредоточенные заряды, земленосные мешки. А в это время огневая подгруппа мощным огнем подавляла атакуемое огневое сооружение и соседние огневые точки. Ставилась дымовая завеса, ослеплялись амбразуры, на флангах штурмовой группы создавались отсечные дымовые завесы. В этот момент команда разграждения прокладывала проходы в заграждениях, прикрывающих атакуемые объекты, расчищала путь для действий подгруппы штурма.

"Штурмовые бригады Красной Армии в бою"

Танки по проходам подходили вплотную к Объекту и своим огнем подавляли огневую точку или своим корпусом закрывали ее амбразуры. Личный состав подгруппы штурма броском выдвигался к объекту атаки, забрасывал гранатами и обстреливал из автоматов гарнизон объекта через пролазы, амбразуры, проемы в стенах и врывался в опорный пункт.

Однако ворваться внутрь объекта штурма было, как правило, крайне трудно. Поэтому саперы-штурмовики, подрывая стены кумулятивными или сосредоточенными зарядами, устраивали проходы для подгруппы штурма и, что характерно, очень часто уничтожали взрывами зарядов и гарнизон объекта. В свою очередь огнеметчики создавали очаги пожара, выкуривая гарнизон противника и обеспечивая штурмовой группе возможность проникнуть внутрь атакуемого объекта. Ранцевые огнеметы показали себя как эффективное средство борьбы в городе[263]. Важным условием их успешного применения явилось обеспечение своевременной перезаправки РОКС на взводном подвижном складе.

Чрезвычайно важной задачей штурмовых групп и в первую очередь саперов-штурмовиков явилось закрепление захваченных объектов. При этом закрепление в основном производилось не после полного очищения объекта от личного состава противника, а в динамике боя. Противник пытался отбить потерянные здания и восстановить положение, используя для этого гарнизоны ближайших объектов. Иногда это ему удавалось. Поэтому саперы-штурмовики старались как можно быстрее приступить к приведению зданий в оборонительное состояние и прикрыть подступы к нему имеющимися у штурмовой группы минами. Но вместе с тем действия штурмовой группы должны были развиваться дальше. Надо было продолжать штурм следующих объектов. При штурме Кенигсберга перед саперами-штурмовиками стояла чрезвычайно сложная задача – обеспечить движение штурмовой группы вперед к следующему объекту штурма и осуществить закрепление захваченного сооружения. В целом саперы-штурмовики успешно справлялись с этой задачей.

Проходы в баррикадах и надолбах устраивались взрывным способом или артиллерийским огнем, так как разборка баррикад требовала много времени и создавала недопустимые паузы в боевых действиях наступающих войск.

Следует заметить, что система снабжения штурмовой группы инженерными средствами путем организации подвижных складов оправдала себя полностью. А резерв инженерных сил, особенно в звене штурмовых групп, позволял осуществить не только маневр, но и успешное выполнение задачи штурма.

Кенигсбергская операция была характерна штурмовыми действиями от начала и до ее завершения. Штурмом начался прорыв внешнего фортового обвода. Вот несколько примеров[264].

Форт № 8 прикрывали две линии траншей, сплошные противотанковые и противопехотные минные поля, а также проволочные препятствия. Гарнизон форта состоял из 400 солдат и офицеров, имевших на вооружении, кроме стрелкового оружия, несколько орудий и минометов. Под прикрытием огневой подгруппы команда разведки и разграждения устроила проходы в заграждениях. Для штурма форта были организованы две штурмовые группы, одна из которых действовала с северо-востока, а другая – с юго-запада. В этом случае штурмовые группы были усилены фугасными огнеметами, позиции которых определили против головного капонира.

"Штурмовые бригады Красной Армии в бою"

В ров, окружающий форт, были сброшены дымовые шашки, дым которых заполнил ров и ослепил амбразуры огневых сооружений форта. Одновременно был открыт минометный обстрел сооружений форта, а огнеметы стали производить огнеметание по амбразурам головного капонира. Саперы подвесили штурмовые веревочные лестницы. Под прикрытием дыма и пулеметного огня в ров по лестницам спустились стрелковые подразделения и команда подрывников штурмовой группы. Прорвавшись к форту, стрелковые подразделения штурмовых групп блокировали выходы из форта и забросали окна первого этажа правого крыла казармы гранатами. Саперы-штурмовики взрывным способом проделали два проема в перекрытиях оголовков складов, через которые внутрь подземных помещений ворвались автоматчики. Сознавая бессмысленность дальнейшего сопротивления, гарнизон форта сдался. Было взято в плен 150 солдат и офицеров, в том числе комендант форта. Кроме этого, было захвачено шесть 53-мм орудий, 38 пулеметов, 100 винтовок, 4 батальонных миномета, склад с месячным запасом продовольствия, горючего и боеприпасов.

Особо упорная борьба развернулась за железобетонные убежища, расположенные вдоль окружной шоссейной дороги и уцелевшие после артиллерийской и авиационной обработки. Засевшие в них гарнизоны противника яростно оборонялись. Артиллерия сопровождения пехоты не могла своим огнем пробить стены убежищ, а артиллерия большей мощности не могла вести огонь из-за вероятности поражения своих войск. Было решено взорвать убежища зарядами ВВ. Для решения этой задачи использовались саперы-штурмовики. Под прикрытием огня всех видов оружия штурмовики подползали к убежищам с зарядами ВВ и производили взрывы. Гарнизоны в большинстве случаев уничтожались силой взрыва, а оставшиеся – огнем пехоты или сдавались в плен. Так, для подрыва железобетонного убежища в районе Паршау потребовался заряд в 800 кг ВВ. Гарнизон в количестве 120 человек после взрыва сдался в плен. Убежище в районе артиллерийского полигона было подорвано вместе с его гарнизоном.

В районе 207-го квартала противник огнем из церкви сдерживал наступление наших частей. Саперный взвод 9-й шисбр получил задачу подорвать ее. Под прикрытием огня штурмовой группы и дымовых завес команда подрывников под руководством старшего лейтенанта Королева подтащила к церкви 300 кг ВВ. Взрывом часть южного фасада церкви была разрушена. Противник, отошедший после взрыва в северную часть церкви, пехотными подразделениями, проникшими через пролом, был выбит из нее.

Группа немцев, засевшая в подвале одного из зданий, простреливала улицу. Младший сержант Питейкин, рядовые Горленский и Лебедев, ползком подобравшись к подвалу, зарядом ВВ подорвали металлическую дверь. Ворвавшись в подвал, саперы-штурмовики захватили 8 пленных, 3 ручных пулемета и 5 автоматов.

"Штурмовые бригады Красной Армии в бою"

Сапер-штурмовик Никитин при сопровождении самоходной установки, действовавшей в составе штурмовой группы, в районе Понарт заметил на улице струйку дыма. Спрыгнув с самоходки, Никитин обнаружил замаскированный фугас весом 100 кг, установленный немцами. Никитин перерезал дымящийся бикфордов шнур и обезвредил фугас. Самоходные орудия без потерь и задержки продолжали путь.

В ночь с 6 на 7 апреля 1945 г. подразделение старшего лейтенанта Кириллова получило задачу блокировать бункер в районе Нойфорверка. Атаковав бункер, пехота вынудила противника укрыться в казематах. Несмотря на сильный обстрел со стороны соседних огневых точек противника, саперы-штурмовики уложили на перекрытия бункера заряд в 500 кг ВВ и подорвали его. Но этого оказалось недостаточно, заряд не пробил железобетонного перекрытия. В образовавшуюся воронку был заложен второй заряд весом 300 кг. Вторым взрывом перекрытие было пробито. После короткого боя гарнизон бункера сдался в плен.

Опыт штурма г. Кенигсберга показал, что принятая организация взвода саперов-штурмовиков в составе штурмовой группы с ее тактическими приемами, вооружением и снаряжением полностью себя оправдала. Выдержала экзамен и система снабжения инженерных штурмовых действий подвижными складами имущества.

Об эффективности действий подразделений шисбр красноречиво говорят показатели, которые не являются полными[265].

Так, саперы-штурмовики, действовавшие в полосе фронта 11-й гвардейской армии, блокировали 3 форта, взорвали 9 железобетонных убежищ и 20 дотов, подорвали 510 огневых точек, находящихся в зданиях, устроили подрывным способом 198 проемов в зданиях и 42 прохода в баррикадах. Огнеметчики подожгли 105 укрепленных домов. Всего уничтожено более 2000 солдат и офицеров противника и свыше 1500 – взято в плен.

Штурм такого мощного укрепленного города, как Кенигсберг, можно назвать скоротечным. Продолжая наращивать удары, 7 апреля войска фронта разгромили последние резервы противника, с севера завязали бои в городе, а с юга вышли к реке Прегель и форсировали ее.

8 апреля войска 11-й гвардейской армии и 13-го гвардейского стрелкового корпуса 43-й армии соединились в районе Амалиенау, отрезав части противника от моря.

Мощный редут Восточной Пруссии, ее политический и экономический центр, база вековой немецкой экспансии на восток, родина философа Эммануила Канта, стратегически важный узел обороны, крепость, удовлетворяющая требованиям долговременной обороны, имевшая гарнизон в 150000 человек, под ударами наших войск пала. В 21 час. 30 мин 9 апреля 1945 г. остатки немецкого гарнизона вместе с его штабом прекратили сопротивление и сложили оружие.

С уважением Виктор.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 25-05-2012 04:58:39

Здравствуйте !

Предлагаю информацию по структуре и штатам ШИСБР

Создание бригад и совершенствование их организации: 1943–1945 гг.
К началу второго периода войны в действующей армии имелось 962 инженерных (саперных) и 75 понтонно-мостовых батальонов, 2 понтонно-мостовых полка, 110 отдельных рот и 15 отдельных отрядов различного назначения. Продолжалось формирование инженерных бригад различного назначения, к началу периода их было 37, в том числе 2 понтонно-мостовых. Увеличение числа инженерных частей и соединений, их сосредоточение в полосе действий ударных группировок позволили значительно улучшить усиление ими фронтов и армий.

Тем не менее в ходе наступления для выполнения всех инженерных мероприятий наличных сил и средств обычно не хватало. Уже под Сталинградом увеличился расход личного состава для обеспечения прорыва усилившейся обороны противника: ведения инженерной разведки, создания большого количества групп разграждения и групп сопровождения танков НПП и артиллерии, а также участия в штурме долговременных сооружений и сильно укрепленных позиций.

Наступательные операции Красной Армии, а также практика прорыва заблаговременно укрепленных позиций противника выявили потребность в специально подготовленных, качественно новых и мощных инженерных соединениях наступательного типа, способных обеспечить в инженерном отношении прорыв и штурм укреплений противника[54].

Учитывая это, а также общую тенденцию развития обороны немецко-фашистских войск, Ставка ВГК приняла решение о формировании штурмовых инженерно-саперных бригад.

Штурмовые инженерно-саперные бригады (шисбр) резерва Главного Командования (РГК) начали формироваться весной 1943 г. Бригады предполагалось использовать на наиболее важных оперативных направлениях, особенно там, где у противника имелись мощное фортификационное оборудование местности и минные заграждения, а также при штурме сильно укрепленных населенных пунктов.

В этой связи главной задачей бригады при прорыве обороны противника должно было стать разрушение и уничтожение тяжелых долговременных оборонительных сооружений и препятствий в полосе наступления общевойскового соединения (или объединения), которому бригада будет придаваться на период проведения операции.

Формирование шисбр, как и все важное, началось с доклада Верховному Главнокомандующему, его решения и личных указаний. Исполняя указания И.В. Сталина, начальник инженерных войск Красной Армии М.П. Воробьев 18 мая 1943 г. представил начальнику Генерального штаба A.M. Василевскому свои предложения о формировании в Московском военном округе пятнадцати ударных инженерно-саперных бригад РГК[55]. Именно ударных и пока еще не штурмовых!

Закон военного времени суров и неумолим — оперативность и четкость просто крайне необходимы и есть слагаемые успеха любого дела. И уже 19 мая начальник инженерных войск представляет заместителю начальника Генштаба А.И. Антонову проект директивы о создании бригад. Их формирование предлагается осуществить за счет сокращений и расформирования частей инженерных войск. Это было сделано не только из соображений экономии и бережливости. Отнюдь, численность инженерных войск и количество частей пока не соответствовали сложности и объемам решаемых инженерных задач. Просто жестко действовал приказ, устанавливающий лимит численности родов войск. Чуть ниже мы убедимся в этом более наглядно.

Справка по штату ударной инженерно-саперной бригады предусматривала управление бригады, роту управления, легкопереправочный парк, отдельную моторизованную инженерно-разведывательную роту, пять отдельных инженерно-саперных батальонов. Общую численность бригады предлагалось установить в 2231 человек. Из стрелкового вооружения для всего строевого состава вместо винтовок предусматривались автоматы, по две ручные и противотанковые гранаты, на взвод два ручных пулемета и стальные нагрудники из расчета на один взвод в каждой роте.

И вот 21 мая издается директива о формировании пятнадцати штурмовых инженерно-саперных бригад[56]. Изменение в название бригады внес начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза A.M. Василевский, что в большей степени соответствовало их предназначению.

На формирование шисбр обращались 64-я комсомольская, 53-я, 54-я, 55-я, 58-я, 61-я, 65-я, 66-я, 67-я (в проекте директивы ошибочно указана 57-я исбр), 68-я, 69-я, 70-я, 71-я и 72-я инженерно-саперные бригады РГК, а также 3-я инженерно-минная бригада РГК. Формирование и комплектование личным составом, транспортом и вооружением всех пятнадцати бригад указывалось завершить к 30 мая с докладом об исполнении 5 июня.

8 июня М.П. Воробьев докладывал начальнику Генерального штаба ход формирования пятнадцати бригад надень, определенный директивой. 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 9-я, 10-я, 11-я, 14-я шисбр были представлены как готовые и укомплектованы: личным составом — на 89 %, вооружением — на 72 %, автотранспортом — на 31 %, тракторами — на 8 %, мотоциклами — на 11 %, лошадьми — на 90 %, рациями — на 63 %, инженерным имуществом — на 100 %. О готовности 7-й, 8-й, 12-й, 13-й бригад не докладывалось, а уровень их укомплектованности по абсолютному большинству показателей был значительно ниже других[57]. 1-я комсомольская и 15-я шисбр находились в пути следования в район дислокации.

Начальник инженерных войск просил срочно обеспечить все бригады автотранспортом, тракторами, мотоциклами, рациями и укомплектовать подразделения связи специалистами.

Тем не менее, несмотря на важность и крайнюю необходимость таких инженерных соединений, большинство бригад при убытии на фронт так и не получили полный комплект по всем показателям. Особенно по средствам связи и автотранспорту.

Процесс формирования шисбр продолжался, и 12 июля 1943 г. издается еще одна директива о создании 16-й, 17-й и 18-й шисбр пятибатальонного состава и численностью 2227 каждая[58]. На их комплектование обращались 15-я, 16-я и 56-я инженерно-саперные бригады РГК. Переформирование и укомплектование всех трех бригад предписывалось завершить к 22 июля. Начальникам центральных управлений Наркомата обороны ставилась задача обеспечить формируемые бригады имуществом, транспортом и вооружением до табельной потребности.

Количество бригад предполагалось довести до двадцати, и начальник инженерных войск Красной Армии обратился с предложением о создании 1-й гвардейской и 19-й шисбр за счет расформирования 1-й гвардейской бригады минеров РГК и четырех армейских моторизованных инженерных батальонов. Это предложение неожиданно не получило адекватного понимания.

Появляется справка за подписью начальника организационно-учетного управления[59]. В целом не возражая против создания бригад, он подчеркивает, что оргмероприятия вызовут превышение лимита численности инженерных войск на 1842 человека — уж не такая большая цифра! Причем как основной аргумент приводится постановление Государственного Комитета Обороны № 3621. Обосновывается, со ссылкой на приказ Ставки ВГК от 2 июля 1943 г., нецелесообразность формирования бригад за счет названных частей. Тем не менее по личной договоренности между М.П. Воробьевым и А.И. Антоновым 24 июля издается директива о формировании 1-й гвардейской и 19-й шисбр с обращением на их комплектование вышеперечисленных частей[60]. Директива предписывала завершить формирование 1-й гвардейской шисбр к 5 августа, а 19-й — к 15 августа с докладом об исполнении 20 августа 1943 г.

Личная договоренность сделала свое дело, и в который раз субъективный фактор личностных отношений оказался выше принятых ранее решений. Хотя в данной ситуации это было оправданно.

Таким образом, организационно завершился этап формирования 20 штурмовых инженерно-саперных бригад РГК.

В мае 1944 г. 6-я, 7-я, 8-я и 18-я шисбр реорганизованы в инженерно-саперные бригады, и в дальнейшем до окончания войны количество шисбр не меняется[61].

Наступательные фронтовые операции Красной Армии выявили необходимость в инженерных соединениях, способных не только обеспечить штурмовые действия, но также совершать быстрый маневр для обеспечения наступающих частей Красной Армии и отражения контрударов моторизованных и танковых соединений противника[62].

В этой связи начальник инженерных войск докладывает Сталину о необходимости сформировать семь моторизованных штурмовых инженерных бригад — по одной бригаде в 1-м, 2-м и 3-м Украинских, 1-м и 2-м Белорусских, 1-м Прибалтийском фронтах и в резерве Ставки[63]. Их формирование предлагалось осуществить за счет инженерных бригад специального назначения и моторизованных инженерных батальонов.

Но маршал инженерных войск М.П. Воробьев получает указание Верховного о сформировании в резерве Ставки ВГК не семи, а пяти моторизованных штурмовых инженерно-саперных бригад (мшисбр) с обращением на их формирование двух инженерных бригад специального назначения и двадцати инженерных батальонов[64]. Причем для мшисбр утверждается не предложенная ее организация, а по существу штат шисбр (см. Приложения 3 и 4). Отличие заключалось лишь в численности батальонов — в шисбр они были больше, — а также в количестве автомашин по штату.

6 апреля 1944 г. издается директива о создании 2-й гв., 20-й и 21-й мшисбр пятибатальонного состава общей численностью 1810 человек каждая[65]. Организационно формирование 20-й и 21-й мшисбр осуществлялось за счет 12 армейских инженерных батальонов и управлений 1-й и 5-й тыловых бригад разграждения с их ротами управления. На формирование 2-й гв. Новгородской мшисбр обращалась 2-я гвардейская инженерная Новгородская бригада специального назначения.

В мае в 4-м Украинском фронте создаются 22-я и 23-я мшисбр[66]. На их формирование направлялись 43-я инженерная бригада специального назначения, три армейских инженерных батальона и два гвардейских батальона минеров (см. Приложение 5).

Бригады комплектовались тщательно отобранным личным составом. При этом учитывались степень подготовки, возраст, состояние и физическое развитие. Так, например, при комплектовании 19-й шисбр в запасные части, отделы кадров МВО и инженерных войск были отправлены как непригодные к службе в шисбр 468 человек из 2903, направленных на комплектование бригады[67].

Одновременно с формированием бригад, их комплектованием личным составом, техникой и вооружением интенсивно шел процесс боевой подготовки шисбр. При этом учитывался опыт войны и прошлых лет.

Инженерные войска основательно, по-настоящему переставали быть «тыловым войском». Виной тому была большая и жестокая война. Печального опыта войны с Финляндией явно не хватало. Тезис, декларированный в 1940 г. маршалом С.К. Тимошенко, начал настоятельно осуществляться самой жизнью. «Война моторов» с большим успехом могла быть названа «войной инженерной мысли»…

Штаб инженерных войск Красной Армии разработал программы обучения и подготовки личного состава шисбр.

По всем темам боевой подготовки рядового состава предусматривалось 666 учебных часов[68]. Почти третья часть, 207 часов, отводилась на заграждения и подрывные работы. Это было крайне важно и необходимо для будущих саперов-штурмовиков. Личный состав формируемых бригад только частично ранее сталкивался на фронте с минно-заградительными работами и инженерным обеспечением преодоления заграждений противника. Большинство имело отрывочные представления по этому вопросу.

За отведенное время личный состав должен был полностью овладеть механическим, огневым и электрическими способами взрывания. Предусматривалась отработка приемов подрыва дотов, дзотов, зданий, мостов, материальной части и вооружения. Особое внимание уделялось освоению приемов инженерной разведки и технике устройства проходов в заграждениях противника.

Обязательным было изучение и практическое освоение приемов установки полевых фугасов, вязки зарядов и их расчет. Составной частью программы являлось изучение и техника установки противопехотных и противотанковых мин как противника, так и отечественного производства, а также устройство и установка мин-сюрпризов, МЗД, дорожных мин.

Программой определялось практическое проведение занятий на соответствующем тактическом фоне и в условиях, приближенных к боевой обстановке.

Курс подготовки бригад предусматривал изучение переправ, военных мостов и дорог. На изучение и практическое освоение этих вопросов отводилось 84 учебных часа. Причем с обязательным учетом особенностей применения шисбр.

202 часа выделялось на проведение занятий по тактико-специальной и тактической подготовке. Ставилась задача за отведенное время практически подготовить сапера-штурмовика. А вернее сказать, дать начальную инженерно-штурмовую подготовку личному составу шисбр. На специально оборудованных укрепленных районах предусматривалась практическая отработка действий инженерно-саперных подразделений в составе штурмовых групп, групп разграждения и разведки. Планировалось проведение тактических учений с возможным привлечением других родов войск. Особое внимание уделялось инженерному обеспечению наступления танков и штурму огневых точек противника под их прикрытием.

Кроме вышеназванного, курс обучения личного состава бригады предусматривал политическую, строевую, физическую и химическую подготовку, топографию и полевую фортификацию.

Для отдельной моторизованной инженерно-разведывательной роты была своя программа обучения с конечной целью подготовить квалифицированных специалистов, способных выполнять ответственные задачи инженерной разведки, вести инженерно-штурмовые действия в сложных условиях боевой обстановки. Это было крайне необходимо, так как специалистов инженерной разведки централизованно не готовили.

Программа предусматривала проведение занятий по организации инженерной разведки укрепленных районов противника, выявлению системы и планов построения его обороны, готовила саперов-разведчиков действовать в отдельных случаях как группы разграждения или штурма.

Выявление огневых точек противника, разведка их системы, уточнение типа, назначения и характера, а также обнаружение всех видов инженерных заграждений в полосе предполья и на переднем крае обороны противника занимало особое место в программе боевой подготовки личного состава роты.

Предписывалась обязательная и подробная отработка вопросов организации и проведения ночного поиска.

Знания, полученные разведчиками на плановых занятиях, подлежали закреплению и проверке на тактических учениях, где подразделениям роты ставились специальные задачи.

Офицерский состав бригад имел свою программу боевой подготовки, рассчитанную на 439 учебных часов. Более четвертой части времени отводилось тактико-специальной и тактической подготовке. В общей сумме 117 часов занимали топография, штабная служба, связь, служба тыла, автодело и обзорные занятия по другим родам войск. Ставилась задача отработать практические навыки управления подразделениями, взаимодействия между ними и другими родами войск.

Николай Никифоров

Штурмовые бригады Красной Армии в бою


Продолжение следует

С уважением Виктор
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 25-05-2012 05:03:39

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Недостаток специалистов связи, о чем говорилось выше, поставил бригады в условия самостоятельной подготовки радистов и телефонистов. С помощью штаба инженерных войск эта задача была частично решена. Помимо изучения материальной части радиостанций типа 12 РП и РБ, основное внимание уделялось ежедневной тренировке по развертыванию станции, быстрому выходу на связь со своим корреспондентом, его распознавание по работе радиста и тону радиостанции.
В целях подготовки высококвалифицированного сержантского состава в некоторых бригадах создавались учебные роты[69]. Такая форма обучения позволяла иметь более качественный состав командиров, от уровня подготовки и практических навыков которых в полной мере зависел успех выполнения задач инженерного обеспечения штурма.

В целом наступательные операции Красной Армии потребовали создания и наличия штурмовых инженерно-саперных бригад, имеющих необходимое вооружение, оснащенных технически и укомплектованных специально подготовленным и обученным личным составом[70]. Их создание явилось логическим следствием наступательных действий и было необходимо для инженерного обеспечения прорыва сильно укрепленных позиций и заранее подготовленных полос обороны противника, как правило, на направлении главного удара армии или фронта.

В дальнейшем быстрый темп проводимых наступательных операций нашел свое отражение в организации моторизованных штурмовых инженерно-саперных бригад, вооруженных современными средствами инженерной техники[71].

Организация же шисбр в ходе войны хотя и кардинально не перестраивалась, но все же претерпела в определенной степени важные изменения, обусловленные прежде всего комплексностью инженерных задач обеспечения штурма и необходимостью увеличения боевых возможностей бригад.

Штат штурмовой инженерно-саперной бригады РГК был утвержден начальником Генерального штаба Маршалом Советского Союза A.M. Василевским. Он включал: управление бригады, отдельную роту управления, пять отдельных штурмовых инженерно-саперных батальонов, одну отдельную моторизованную инженерно-разведывательную роту и отдельный легкопереправочный парк (см. Приложение 3).

Первоначальная штатная численность штурмовой инженерно-саперной бригады составляла 2226 человек. В литературе и архивных источниках показываются разные цифры о штатной численности бригады — 2227 человек[72], 2230 (офицеров — 192, сержантов — 341, рядовых — 1697)[73], 2231 человек[74]. Последняя численность встречается чаще, так как взята из справки по штату бригады, приложенной к решению о создании шисбр. Разница в несколько человек непринципиальна. Тем не менее в ходе войны был установлен жесткий лимит численности видов и родов Вооруженных Сил, который в основном соблюдался, но иногда становился предметом разногласий. Как, например, было при создании 1-й гвардейской и 19-й бригад.

Это расчетное число, получившееся в результате сложения штатной численности всех наименований частей, вошедших в первоначальный состав бригады. Из общего числа в бригаде предусматривалось 192 офицера, 340 сержантов, 1694 рядовых.

Управление шисбр содержалось по штату 012/88[75]. Оно включало в себя командование бригады, ее штаб, политический отдел, начальников служб, интендантский отдел и финансовое отделение. Штаб бригады состоял из отделений: оперативно-разведывательного, заграждений и технического, строевого, секретного. В управлении бригады по штату содержались начальники химической службы, связи, бригадный врач, ветеринарный врач бригады.

Интендантский отдел имел в своем составе службы инженерно-технического, обозно-вещевого и продовольственного снабжения.

Больших изменений в штате управления бригады за период войны не произошло. И тем не менее в пределах штатной численности происходило укрепление управления.

Так, в феврале 1944 г. в штат включена должность заместителя начальника штаба и вместо бригадного интенданта введена должность заместителя командира бригады по тылу — начальника интендантского отдела. В декабре этого же года в политические отделы всех бригад включена должность помощника начальника политотдела по комсомольской работе.

К июлю 1944 г. в штат управления 1, 2, 4-й и 10-й шисбр была введена должность заместителя командира бригады по технической части и создана техническая часть и артиллерийское снабжение.

По штату в управлении бригады предусматривалось 38 военнослужащих, в том числе 33 офицера, 4 сержанта, 1 рядовой, а также 8 вольнонаемных. Для 1, 2, 4, 10-й шисбр — 46 военнослужащих и 8 вольнонаемных.

Отдельная рота управления бригады содержалась по штату 012/89 и имела управление, взвод связи, два автотракторных взвода, ремонтный и комендантский взводы, хозяйственное отделение[76]. По штату в роте управления предусматривалось 93 человека, из них офицеров — 7, сержантов — 14, рядовых — 72. Для 1, 2, 4-й и 10-й шисбр штатная численность определялась в 91 человек, в том числе офицеров — 7, сержантов — 21, рядовых — 63. На вооружении в роте были винтовки, карабины и пистолеты. Материальная часть и транспорт определялись согласно задачам бригады и при полном комплекте удовлетворяли необходимости их оперативного решения. Предусматривалось 3 легковых автомобиля, 24 грузовых, 1 специальный, 4 трактора, радиостанция РБ с повышенной антенной. Специфика решаемых бригадами задач и, как следствие, необходимость оперативной связи для организации управления остро поставили проблему обеспечения средствами связи. В мае 1944 г. в штат роты управления включается еще одна радиостанция РБ и во взводе связи вводится второе радиоотделение. Кроме того, в штат включается радиостанция РСБ и для обеспечения ее работы предусматривается 5 специалистов во главе с офицером и специальный автомобиль.

Для 1, 2, 4-й и 10-й шисбр с 1 июля 1944 г. в роте управления предусматривается склад боеприпасов, технического имущества и запчастей.

Штат 013/90 отдельного легкопереправочного парка НЛП первоначально определял для его содержания 33 человека[77]. В марте 1944 г. была введена офицерская должность заместителя командира парка по техчасти и 3 автомеханика. Других изменений до конца войны в штате парка не было.

Содержание отдельной моторизованной инженерно-разведывательной роты бригады определялось штатом 012/126[78]. В структуре роты предусматривалось командование, взводы саперов-мотоциклистов, собак-миноискателей, моторизованный взвод саперов и хозяйственное отделение. Штатная численность роты составляла 102 человека, из которых 6 офицеров, 13 сержантов и 83 рядовых. Рота имела на вооружении пистолеты-пулеметы и гранаты, в том числе третья часть — противотанковые.

Кроме того, в роте предусматривались две радиостанции РБ, 6 грузовых и 2 легковые машины, 7 мотоциклов с коляской и 24 собаки-миноискателя. Оснащение роты позволяло решать самые разнообразные задачи инженерной разведки.

Проведенные войсковые испытания собак-миноискателей показали их безотказную работу на боевых минных полях, что вызвало необходимость иметь на вооружении специальные подразделения собак-миноискателей. В этой связи состоялся приказ народного комиссара обороны, определяющий дальнейшее усиление средств по разминированию и преодолению минных полей.

Эта тенденция продолжала развиваться, и 15 октября 1943 г. издается директива по штурмовым инженерно-саперным бригадам[79]. Директивой определялось к 1 ноября 1943 г. сформировать по штату 012/110 в составе каждой шисбр отдельную роту собак-миноискателей. Штат устанавливал численность личного состава роты в 90 человек. На формирование рот обращались взводы собак-миноискателей отдельной моторизованной инженерно-разведывательной роты с их исключением из штата 012/126. Здесь же предписывалось соответствующим начальникам произвести доукомплектование рот личным составом, собаками-миноискателями и прочим положенным довольствием и имуществом согласно штату.

Штатом 012/110 организация роты предусматривала командование, три взвода собак-миноискателей, пункт медицинской помощи, ветеринарно-фельдшерский пункт и хозяйственное отделение[80]. В роте полагалось иметь 8 офицеров, 14 сержантов, 68 рядовых и 3 грузовых автомобиля.

И все же в силу специфики задач шисбр — именно оперативное и непосредственное инженерное обеспечение штурмовых действий, — роты собак-миноискателей не нашли в бригадах широкого и эффективного применения. В этой связи весной 1944 г. их исключают из состава шисбр и обращают на формирование 8 батальонов собак-миноискателей.

Решать задачи инженерного обеспечения штурмовых действий бригадам приходилось, как правило, в условиях сильно укрепленной местности или населенных пунктов. Следовательно, плотность огня, разнообразие средств огневого поражения на участке действия бригады были гораздо выше, чем на других участках фронта. Кроме того, само понятие штурма предполагает плотное и непосредственное соприкосновение с противником. В силу этого, несмотря на защитные средства, бригады несли довольно большие потери, много было легкораненых.

Вскоре опыт боевого использования штурмовых инженерно-саперных бригад показал, что отсутствие в их составе специального медико-санитарного подразделения (роты — взвода) отрицательно сказывается на своевременном оказании медицинской помощи раненым офицерам и бойцам бригад.

11 октября 1943 г. издается директива о формировании в составе каждой бригады отдельного медико-санитарного взвода по штату 012/152[81]. В свою очередь, это позволило также организовать лечение легкораненых, не отправляя их в тыл, в армейские и фронтовые госпитали, которые, как правило, после излечения в бригады не возвращались. Наличие медико-санитарных взводов и их плодотворная деятельность позволили сохранить бригадам подготовленные и квалифицированные кадры.

Медико-санитарные взводы создавались без увеличения штатной численности бригад за счет исключения повозочных отделений питания штурмовых инженерно-саперных батальонов. Организация отдельного медико-санитарного взвода шисбр предусматривала командование, медицинское и транспортное отделения[82]. По штату во взводе определялось 15 человек, из них 6 офицеров, 3 сержанта, 6 рядовых. Из транспорта на взвод полагалось 2 санитарных автомобиля и 1 грузовой. В июне 1944 года в штат взвода была включена еще одна офицерская должность — врача. Это было вызвано интенсивным участием шисбр в наступательных операциях и большими потерями бригад. На всех видах обеспечения взвод состоял при отдельной роте управления бригады. Взвод развертывал 10 госпитальных коек для временного содержания раненых, и при нем разрешалось содержать команду выздоравливающих в количестве 25 человек.

Основной единицей бригады был отдельный штурмовой инженерно-саперный батальон (ошисб). Его содержание определялось штатом 012/127, утвержденным Маршалом Советского Союза A.M. Василевским 31 мая 1943 года[83].

Организация батальона включала в себя управление батальона, взвод управления, три штурмовые инженерно-саперные роты и подразделения обеспечения. Первоначальная штатная численность батальона составляла 392 человека, из них 29 офицеров, 61 сержант и 302 рядовых.

Из вооружения в батальоне предусматривалось 20 пулеметов ДП, 313 пистолетов-пулеметов, 626 ручных гранат и столько же противотанковых, 125 стальных нагрудников из расчета на одну роту в каждом батальоне. В мае 1944 г. в каждый батальон на вооружение поступили 9 противотанковых ружей, для каждого взвода по одному.

Боевое использование стальных нагрудников выявило ряд недостатков, значительно снижающих возможности их применения. Изготовление нагрудников только трех размеров затрудняло их подгонку по росту. Они стесняли движение и вызывали потертости. Особенно много потертостей создавало жесткое плечо нагрудника. Плохое качество лямок и крючков затрудняло надевание и снятие нагрудника, особенно при ранениях. При движении панцирь сползал влево. При этом полотняные лямки, скрепляющие нижнюю и верхнюю части нагрудника, легко перетирались, нижняя часть нагрудника отрывалась и терялась. Высоко загнутый борт плеча мешал поворачивать голову и при переползании загребал землю. Применение нагрудника в бою показало, что он стеснял движения, утомлял штурмовиков и не защищал там, где сапер выполнял свою работу лежа или переползая (все виды минирования и разминирования, устройство проходов в инженерных заграждениях). Попытки использовать нагрудник для защиты спины в этих случаях оказались неудачными. Имелись случаи пробивания нагрудников пулеметными и автоматными пулями. Начальник штаба инженерных войск 3-го Украинского фронта предлагал улучшить конструкцию нагрудника, усилить его прочность без увеличения веса, а также заменить крючки карабинами, а полотняные лямки — кожаными. В дальнейшем было произведено некоторое усовершенствование нагрудника.

Материальная часть и транспорт батальона предусматривали 2 радиостанции РБ, 1 легковую машину, 1 «Пикап», 4 грузовых автомобиля, 15 парных повозок, 4 двуколки (3 хозяйственные и 1 санитарная). Кроме того, в батальоне имелась 41 обозная лошадь.

Управление батальона состояло из командования, штаба, партполитаппарата, хозяйственной части. Командование представляло собой командира батальона, заместителя по политической части, заместителя и помощника по МТО — он же начальник хозяйственной части. Штаб включал начальника штаба, его помощника, начальника химической службы и старшего писаря. Партполитаппарат состоял из парторга и комсорга первичных партийной и комсомольской организаций.

Хозяйственная часть возглавлялась начальником (он же помощник командира батальона по МТО) и состояла из начальников — артиллерийского и технического снабжения, интендантского снабжения, финансового довольствия (он же казначей) и двух старших писарей. Всего в управлении по штату определялось 15 человек. Взвод управления по штату имел командира, два отделения разведки и два отделения связи и состоял из 18 человек. Затем в силу оргштатных мероприятий во взводе осталось 17 человек.

Три штурмовых инженерно-саперных роты состояли из девяти штурмовых инженерно-саперных взводов и трех отделений питания. В девяти взводах по штату предусматривалось 297 человек, в отделениях питания — 15 человек. Всего в трех ротах по штату было 321 человек.

Подразделения обеспечения состояли из пункта медицинской помощи (врач батальона, фельдшер, 3 санитарных инструктора, повозочный), ветеринарно-фельдшерского пункта (ветеринарный фельдшер и кузнец), мастерской и склада технического и боевого питания (начальник мастерской, оружейный мастер, слесарь, кузнец, зав. складом, шесть повозных, автомеханик), хозяйственного взвода (командир, каптенармусы продовольственного и обозно-вещевого снабжения, 4 шофера, старший повар, два портных — один старший, два сапожника — один старший, три повозных). Всего в подразделениях обеспечения по штату состояло 35 человек.

Всего по штату в батальоне было 388 человек, в том числе 29 офицеров (без изменений), 91 сержант (увеличение на 30 человек), 268 рядовых (уменьшение на 34 человека).

Штатная численность каждого батальона уменьшилась на 4 человека, направленных в основном на формирование отдельных медико-санитарных взводов. Увеличение сержантского состава объясняется прежде всего введением должностей заместителей командиров отделений — наводчиков в штурмовых инженерно-саперных взводах и отделениях разведки взвода управления, а также автомеханика в мастерской и складе технического и боевого питания.

Штурмовые инженерно-саперные батальоны несли основную нагрузку по выполнению боевых задач, возложенных на бригаду. Именно личный состав батальонов выполнял задачи инженерного обеспечения штурма при прорыве сильно укрепленных позиций и населенных пунктов противника. Их центральной задачей являлось разрушение и преодоление тяжелых долговременных оборонительных сооружений и препятствий в полосе наступления общевойскового боевого порядка. Это наиболее специфичная форма боевых действий саперов-штурмовиков, унаследовавшая в себе классические примеры прошлого русских саперов. Причем при штурме саперы не только обеспечивают его, но и участвуют в нем.

Содержанием инженерных штурмовых действий батальонов являлось:

• штурм подрывными средствами дотов, дзотов, крабов, строений, приспособленных к обороне, и танков, используемых как неподвижные огневые точки;

• разминирование проходов и местности;

• преодоление естественных и искусственных препятствий;

• маневр заграждениями в процессе блокирования атакуемых объектов.

Для некоторого сравнения и анализа приведем штат 012/109 инженерно-саперного батальона инженерно-саперной бригады РГК, утвержденный в мае 1943 г. Маршалом Советского Союза A.M. Василевским[84].

Организация батальона идентична штурмовому, но есть различия, на которых следует остановиться для более полного понимания особенностей штурмового инженерно-саперного батальона.

В управлении инженерно-саперного батальона нет партполитаппарата, в штабе не предусмотрен помощник начальника штаба, в хозяйственной части предусмотрен один старший писарь. Во взводе управления — одно отделение разведки. Но самая большая разница в количестве личного состава в ротах и взводах. По штату в девяти инженерно-саперных взводах предусматривалось 225 человек (в шисбр — 297). А в трех ротах 249 человек (в шисбр — 321). Всего в инженерно-саперном батальоне по штату предусматривалось 305 человек (в ошисб —388).

Штатное вооружение инженерно-саперного батальона состояло из пулеметов, винтовок и карабинов. Слабее выглядели материальная часть и транспорт.

Следовательно, отдельный штурмовой инженерно-саперный батальон по количеству личного состава, своей ударной мощи, вооружению и материальной части значительно превосходил инженерно-саперный батальон, что вполне соответствовало решаемым задачам инженерного обеспечения штурма.

Всего же в бригаде из вооружения по штату предусматривалось 244 винтовки, 1684 пистолета-пулемета, 104 ручных пулемета. Из автотранспорта бригаде полагалось иметь по штату 8 легковых автомобилей, 64 грузовых и 53 специальных автомобиля, а также 8 тракторов и 7 мотоциклов с коляской. Штат бригады предусматривал 205 обозных лошадей, 13 раций, 17 кухонь и различное инженерное оборудование[85].

Штурмовая инженерно-саперная бригада представляла собой мощное специальное войсковое соединение, способное выполнять самые различные задачи инженерного обеспечения штурмовых действий, а также непосредственно участвовать в их осуществлении.

Боевые действия штурмовых инженерно-саперных бригад показали, что находящегося в надежном укрытии противника бывает трудно уничтожить пулей или снарядом, не удается применить и взрывчатое вещество. Но это успешно может сделать огнеметная струя. Иногда инженерные сооружения противника необходимо поджечь.

Нередко штурмовые группы, инженерные подразделения и саперы, производящие разграждения, встречаются с контратаками танков, которые развиваются быстро и стремительно. Это не позволяет прикрыться минами или другими заграждениями. На помощь штурмовым группам нередко приходили огнеметчики, с успехом отражающие контратаки.

Боевые примеры действий штурмовых групп и отрядов показали, что огнемет по сути является их неотъемлемым средством борьбы. Практически в любых условиях при выполнении боевых задач огнемет оказывал большую поддержку штурмовым подразделениям.

Для усиления штурмовой мощи путем применения ранцевых огнеметов в состав штурмовой инженерно-саперной бригады был включен отдельный батальон ранцевых огнеметов (обро). Содержание обро определялось штатом 012/195[86]. Он состоял из двух огнеметных рот и автотранспортной роты.

Штатная численность боевого состава отдельного батальона ранцевых огнеметов составляла 288 человек, из которых 11 офицеров, 38 сержантов и 239 рядовых. Организация батальона подобна другим батальонам и за период боевых действий каких-либо кардинальных изменений не претерпела. Но огнеметчики имели свои узкие, специфические задачи, характерные для этих подразделений и выполняемые только ими.

На вооружении в батальоне имелись пистолеты-пулеметы, но основным оружием бойцов были ранцевые огнеметы РОКС-3. Практика применения огнеметных батальонов показала, что ранцевые огнеметы довольно грозное оружие, действующее на противника как в огневом, так и в моральном отношении. Огнеметы, применяемые в ходе наступления, сыграли немаловажную роль при блокировке и уничтожении отдельных долговременных огневых точек, опорных пунктов и гарнизонов противника, что сделало их полноправным видом оружия среди других. Тактико-технические характеристики РОКСов определяли их как оружие ближнего наступательного боя. Но оказалось, что при хорошо продуманной обороне, особенно на сильно пересеченной местности, огнеметы можно успешно использовать в дефиле, на прикрытии дорог, охране мостов, в засаде, прикрытии флангов и, что очень важно для штурмовых групп, — при отражении контратак противника.

Эффективное применение огнеметчики нашли в составе штурмовых групп или отрядов. Как правило, в боях за укрепленный населенный пункт роксисты могли быть использованы в целом не больше отделения. Взвод или рота огнеметчиков на практике не нашли применения. Но случаи такие были и показали всю нецелесообразность и неэффективность такого использования. Большая насыщенность роксистов приводила к тому, что общевойсковые командиры прямых задач по их предназначению не ставили, а пытались использовать как стрелков, что приводило в конечном результате к большим необоснованным потерям огнеметчиков. При отражении контратак танков и пехоты противника, особенно в узких местах (дефиле), огнеметчики могли быть использованы и целым взводом.

Включение огнеметчиков в штурмовые группы определяло их действия. Они могли действовать в блокировочной или огневой подгруппах или же в подгруппе подрыва. Но если же наличие огнеметных средств позволяло, то огнеметчики действовали сразу в трех или двух подгруппах. Иногда огнеметчики образовывали самостоятельную огнеметную подгруппу, что определялось характером укреплений и сооружений противника. В этом случае огнеметная подгруппа действовала вместе с подгруппой подрыва, блокируя цель огнем до уничтожения ее саперами.

В блокировочной подгруппе огнеметчики выдвигались к атакуемому объекту одновременно со стрелками, используя для этого дымовую завесу и мертвые пространства. Приблизившись на дистанцию струи огнемета, они со стороны основной амбразуры поражали противника огнем, давая саперам возможность атаковать объект для подрыва.

В подгруппе подрыва огнеметчики перемещались совместно с саперами. Это относилось к укрепленным строениям, имеющим свойство воспламеняться. Огнеметчики совершали поджог, а саперы затем подрывали объект штурма.

В огневой подгруппе огнеметчики вместе со стрелками выдвигаются под прикрытием дымовой завесы к моменту подрыва укрепленной точки и занимают оборону в направлении ожидаемой контратаки противника. Здесь особенно было важно выбрать танкоопасное направление и занять малозаметные позиции.

Поскольку огнеметчики практически не действовали самостоятельно, то в их деятельности важную роль играли вопросы взаимодействия. Смысл взаимодействия в данном случае заключался в быстром оказании помощи каждой подгруппой. Практика показала, что для установления взаимодействия с другими подгруппами (родами войск) огнеметчикам должны быть обязательно известны:

• задачи подразделения или групп, с которыми они совместно действуют;

• сам порядок взаимодействия, т. е. кто, какую задачу, как и в какое время выполняет;

• какая и кем оказывается помощь огнеметчикам, кому и когда они должны оказывать содействие;

• общие сигналы для штурмовой группы и отдельные для огнеметчиков;

• порядок действия огнеметчиков после выполнения задачи.

Материально-техническое обеспечение огнеметного батальона в бою имело решающее значение. При обменном пункте шисбр организуется батальонная база, где размещались хозяйственная и техническая части батальона, через которые производится снабжение всеми видами довольствия.

В период проведения наступательной операции на расстоянии 3–5 км от батальонной базы развертывались ротные базы, где находились помощник командира роты по технической части, старшина роты, фельдшер и писарь. Здесь имелись кухня, необходимое количество огневой смеси, боеприпасов и транспорта, организовывался ротный медицинский пост.

На расстоянии 1–2 км от ротных баз организовывались взводные пункты боевого питания. Иногда, если возможно, они создавались при пунктах боевого питания штурмовых инженерно-саперных батальонов. На взводных пунктах находился помощник командира взвода и компрессорщик, здесь имелись автомашина, необходимое количество баллонов, огневой смеси и боеприпасов. От взводных пунктов боевого питания выделялись пункты перезарядки для отделений и групп огнеметчиков.

При ведении боевых действий поднос огневой смеси, баллонов с сжатым воздухом, гранат и патронов осуществлялся свободными огнеметчиками и резервом.

Опыт боевых действий показал на необходимость дальнейших изменений организации батальона.

Исходя из практики констатировалось, что структура батальона в своем начальном звене нуждается в существенных изменениях. Огнеметное отделение по штату состояло из 9 рядовых, командира отделения и шофера и было достаточно крупной единицей как начальная боевая ячейка. В силу особенностей применения отделение не действовало как боевая единица, а разделялось на боевые расчеты — звенья в 2–3 огнеметчика, действующие в составе штурмовых групп или стрелковых взводов. При таком дроблении командир отделения был не в состоянии управлять боевым расчетом, организовать взаимодействие в бою, обеспечить боеприпасами, горючей смесью, воздухом, контролировать выполнение боевой задачи и командовать отделением в бою, в силу того, что боевые расчеты (звенья) находятся в разных подразделениях на расстоянии 200–300 м и имеют разные задачи. Из этого следует, что первоначальной боевой единицей батальона, решающей задачи обеспечения штурма, являлось звено огнеметчиков, а не отделение.

Предлагался следующий боевой расчет огнеметчиков: звено должно состоять из 3 человек — двух огнеметчиков (2 РОКСа) и старшего группы. Три расчета — 6 огнеметчиков, 3 старших группы и командир 3 расчетов — командир отделения составляет отделение ранцевых огнеметов.

В этой связи на старшего звена огнеметчиков предполагалось возложить следующие обязанности:

• получить задачу от своего командира отделения и командира штурмовой группы и обеспечить ее уяснение расчетом;

• лично командовать действием расчета в бою как самостоятельной подгруппой;

• самому показать цель огнеметания, избрать пути подхода к цели, огнем из автомата и гранатами прикрывать выдвижение огнеметчиков к цели и принимать все сигналы и команды командира штурмовой группы;

• вынос с поля боя раненых и материальной части;

• содержать в полной боевой готовности материальную часть, огневую смесь, личное оружие.

Таким образом, на старшего звена возлагается ряд ответственных обязанностей, которые в бою не в состоянии лично обеспечить командир отделения.

Принятие такой схемы организации первоначальной единицы батальона логически изменяло практически всю организацию батальона. Батальон должен иметь в своем составе не две, а три роты, так как количество РОКСов в отделении сокращалось на 33 % — то есть отделение имело 9 огнеметов, а при новой организации будет иметь 6 огнеметов.

Батальон имел на вооружении 240 огнеметов, а при такой организации будет иметь 160 огнеметов, что на треть уменьшает огневую мощь батальона. Следовательно, необходима организация третьей роты, что повлечет за собой увеличение штатной численности, транспорта, другого вооружения батальона. При формировании батальона трехротного состава с учетом специфики решаемых задач и довольно большого радиуса действия предлагалось ввести должность заместителя командира батальона по строевой части.

По штату батальон имел отделение разведки в количестве 3 человек, что затрудняло решение задач непрерывного ведения разведки и наблюдение за противником в масштабе батальона. Предлагалось довести штатное количество разведчиков до 8–10 человек, что давало бы возможность подробнее и регулярнее изучать противника, иметь о нем более точные сведения для правильной расстановки сил и средств батальона.

Для улучшения управления, повышения оперативности предполагалось увеличить отделение связи до 12 человек. А для удобства действий и повышения маневренности огнеметчика высказывалась необходимость замены ППШ на ППС, иметь на вооружении дополнительно 1–2 гранаты и 2–3 термитных шара. Поскольку старший звена по предложению не должен был иметь огнемета, то высказывалась мысль вооружить его фаустпатронами. Кроме того, предлагалось увеличить медицинский состав батальона — ввести в каждый взвод по одному санитару, так как фельдшер в период боевых действий находился на КП роты и был не в состоянии оказать первую помощь.

Все эти предложения не нашли, в силу различных причин, своей реализации. К тому же материальная часть, вооружение, боеприпасы в целом отвечали требованиям современного наступательного боя и позволяли отдельному батальону ранцевых огнеметов решать задачи обеспечения штурма.

Боевые действия штурмовых инженерно-саперных бригад требовали повышения маневренности, отвечающей темпам наступления стрелковых и других родов войск. В этой связи для их усиления формируется 5 инженерно-танковых (40, 119, 148, 166-й и 253-й) и 5 огнеметных танковых (47, 510, 513, 516-й и 517-й) полков[87].

Инженерно-танковый полк содержался по штату 010/472[88]. Его организация включала в себя управление полка, взвод управления, 3 инженерно-танковые роты, взвод автоматчиков, взвод саперов-разведчиков, роту обеспечения, пункт медицинской помощи. В полку предусматривалось 272 человека, из них 56 офицеров, 119 сержантов, 97 рядовых. Материальной частью в полку предусматривалось 22 танка Т-34, 18 минных тралов ПТ-3, радиостанция РБ с повышенной антенной. Из стрелкового оружия штатом предусматривались 77 ППШ. Полк имел большое насыщение автомобильным транспортом. Штатом определялось иметь 62 автомашины, из них 2 легковые, 55 грузовых, одна санитарная, 2 походные мастерские, одна походная зарядная станция и один кран. Кроме автомобилей, штатом предусматривалось 4 мотоцикла, один из которых с коляской.

Управление полка состояло из командования, штаба, партийно-политического аппарата, технической части и хозяйственного снабжения. Численность управления определялась в 21 человек.

Командование состояло из командира полка, заместителей по политической и специальной части, помощников по технической и хозяйственной части.

Штаб полка имел начальника, его помощника, начальников инженерной и химической служб, начальника связи, заведующего делопроизводством и старшего писаря.

Партийно-политический аппарат состоял из парторга и комсорга полка.

Техническая часть имела начальника (он же помощник командира полка по техчасти), его помощников — по ремонту и снабжению БТ имуществом, артиллерийскому снабжению, снабжению ГСМ и заведующего делопроизводством.

Хозяйственное снабжение возглавлял начальник (он же помощник командира полка по хозчасти), который имел помощника. Кроме того, имелся начальник финансовой части (он же казначей) и старший писарь.

Взвод управления состоял из танка командования, радиоотделения, автомотоциклетного отделения. Штатная численность взвода управления составляла 13 человек.

Инженерно-танковая рота (в полку их было 3) имела в своем составе два танковых взвода. По штату в роте был командир роты, заместитель командира роты по технической части, старший моторист-регулировщик, старший механик-водитель, старший радиотелеграфист и командир башни. У командира роты был танк Т-34 с радиостанцией. Во взводе, кроме командира, предусматривалось два командира танка, три старших механика-водителя, один старший радиотелеграфист (он же пулеметчик), три командира башни, два пулеметчика. Во взводе предусматривались три танка с тралом, в танке командира взвода предусматривалась еще радиостанция.

По штату в роте предусматривалось 30 человек и 7 танков Т-34, из которых 4 имели минный трал, 2 — минный трал и радиостанцию и один оборудовался только радиостанцией.

Из штатного количества танков в полку 12 оборудовались только тралом, 6 — тралом и радиостанцией и 4 — только радиостанцией.

Всего в трех ротах по штату состояло 90 человек и 21 танк Т-34.

Взвод автоматчиков имел по штату 24 человека и состоял из 3 отделений. Личный состав взвода распределялся следующим образом: командир взвода, его помощник, 3 командира отделения и 3 их заместителя, 15 автоматчиков и один шофер. Во взводе имелся один грузовой автомобиль.

Саперный взвод состоял из 3 отделений, 26 человек личного состава и обеспечивался грузовым автомобилем. Кроме командира взвода и 3 командиров отделения, имелось 21 сапер-разведчик и один шофер.

Рота обеспечения имела в своем составе ремонтный взвод, взвод подвоза боеприпасов и ГСМ, взвод подвоза тралов и запчастей, хозяйственный взвод. Штатная численность роты составляла 92 человека.

Ремонтный взвод состоял из двух отделений — по ремонту боевых и колесных машин и по ремонту артиллерийского и стрелкового вооружения, — и имел по штату 25 человек самых разных специальностей.

В составе отделения по ремонту боевых и колесных машин был командир отделения — техник-лейтенант по ремонту боевых машин, техник-лейтенант по ремонту колесных машин, два старших бригадира, два слесаря-монтажника, два механика-регулировщика, вулканизаторщик, радиомастер, электрогазосварщик, токарь, старший электрик-аккумуляторщик, шофер-слесарь, шофер-электрик, крановщик. В этом отделении по штату имелись две походные мастерские, автомобильный кран, походная зарядная станция.

Отделением по ремонту артиллерийского и стрелкового вооружения командовал техник-лейтенант. В его составе были мастер-оружейник, мастер-оптик, химический мастер, шофер-слесарь, предусматривался грузовой автомобиль.

Во взводе подвоза боеприпасов и ГСМ имелся 1 боекомплект и ГСМ на 2 заправки. Для выполнения задач взвод имел 30 человек и большое насыщение автомобильной техникой — штатом предусматривался 21 автомобиль, специально оборудованный для подвоза ГСМ и боеприпасов.

Взвод подвоза тралов и запчастей содержался по штату в количестве 27 человек, из которых около 90 % были шоферами. Во взводе имелись автомобили, оборудованные под перевозку тралов, запасных частей, инженерного имущества, взрывчатых веществ, запасных частей к тралам.

Хозяйственный взвод имел по штату всего 7 человек, автокухню-прицеп и грузовой автомобиль под перевозку продуктов и пищеварного котла.

В пункте медицинской помощи предусматривался фельдшер, 2 санитарных инструктора, 2 санитара, шофер — всего 6 человек, — и один санитарный автомобиль.

Целесообразно остановиться более подробно на использовании танков для выполнения различных инженерных задач, особенно по обеспечению штурмовых действий. Следует заметить, что универсального саперного танка инженерные войска до войны не имели и во время Великой Отечественной не получили. Тем не менее такой опыт в других армиях имелся[89].

Танки, приспособленные для решения инженерно-саперных задач, появились в английской армии еще в Первую мировую войну, они предназначались и могли:

• нести на себе и укладывать под огнем мосты через препятствия, шириной до 8 м;

• специальным тяжелым катком, толкаемым танком перед собой, уничтожать мины;

• проделывать проходы в проволочных заграждениях при помощи специальных крюков;

• отрывать окопы при помощи специального плуга, а также производить другие инженерные работы под огнем противника.

Во Вторую мировую войну саперные танки нашли широкое применение в английской и американской армиях. В частности, американцы применяли саперные танки, специально оборудованные на базе обычных средних танков типа М4. В конструкцию корпуса этого танка вносились некоторые изменения — с обеих сторон танка для облегчения входа и выхода команды было сделано по одному боковому люку.

К саперному танку был сделан ряд приспособлений: танковый бульдозер, 20-зарядная реактивная метательная установка, подрывное приспособление «Змея», специальные прицепные салазки, которые при наезде на противотанковую мину не вызывают взрыва. В состав экипажа саперного танка входят 4 сапера и 2 водителя.

Саперный танк мог выполнять самые разнообразные инженерные задачи, особенно по обеспечению штурмовых действий. К примеру, проделывание проходов в стенах или баррикадах. Для этого танк подходит к препятствию, трое саперов выходят через люк из танка и, будучи защищены с одной стороны корпусом танка, закладывают заряды, возвращаются в танк, отъезжают на расстояние около 30 м и производят взрыв электрическим или механическим способом. При совместных действиях двух саперных танков саперы с обеих сторон защищены их корпусами от флангового огня. В этом случае закладка заряда в 1000 кг производится в течение 30 минут.

Саперные танки в этих армиях сыграли большую роль как средство инженерной борьбы и значительно повысили безопасность саперов при выполнении боевых задач на поле боя под огнем противника.

Инженерно-танковый полк не обладал такими многоцелевыми возможностями и предназначался в основном для разминирования и уничтожения минных полей. Его организация имела отличия от организации танкового полка, содержащегося по штату 010/507[90].

Танковый полк состоял из управления, роты управления (в инженерном — взвод) численностью 90 человек, 4 танковых рот (в инженерном — 3), роты автоматчиков (вместо взвода) численностью 73 человека, взвода ПТР, ремонтного взвода, автотранспортного взвода, хозяйственного отделения и пункта медицинской помощи.

По штату в танковом полку предусматривалось 383 человека, в том числе 67 офицеров, 151 сержант, 165 рядовых. Это на 111 человек больше, чем в инженерном, из них офицеров — на 11 человек, сержантов — на 32 человека, рядовых — на 68 человек. Причем основная разница в численности падает не на основные подразделения. В 4 ротах танкового полка по штату полагалось 92 человека, а в 3 ротах инженерного — 90. Следовательно, разница в 109 человек приходится на подразделения управления и обеспечения.

Материальной частью в танковом полку предусматривались 21 средний танк (в инженерном — 22), 3 бронемашины БА-64, 2 пулемета ДП, 6 противотанковых ружей, 2 радиостанции РБ (1 — с повышенной антенной), 1 зарядный агрегат.

Транспорт танковый полк имел практически такой же, как инженерный, только грузовых машин у него было меньше.

Следовательно, особенности инженерно-танкового полка были обусловлены выполнением возложенных на него задач. Но по сравнению с танковым он имел недостаточно мощные подразделения управления и обеспечения. В боевых условиях это сказывалось отрицательно. К тому же инженерно-танковые полки нередко использовались как линейные.

Инженерные танковые полки несли большие потери, утрачивали материальную часть (как танки, так и тралы). Новую получали в недостаточном количестве, а собственных возможностей для восстановления боевой мощи полку не хватало.

Огнеметные танковые полки содержались по штату 010/463[91]. Их организация не имела больших отличий, кроме тех, которые обусловлены выполнением задач. Базовым танком был избран танк Т-34. Всего в полку предусматривался 21 танк, в том числе 18 огнеметных.

Практика показала целесообразность и необходимость использования огнеметных танков на направлении главного удара[92]. Для эффективного использования огнеметных танковых полков проводились совместные занятия и учения. Это было крайне необходимо и важно прежде всего для пехоты, входящей в состав штурмовых групп. Пехотинцы увидели, что может сделать огонь, как действует танк в зависимости от объекта атаки, как маневрирует. Но, самое главное, смогли привыкнуть к огню танков и внести коррективы в свои действия. После поджога цели танк отходил для атаки новых объектов, а пехотинцы должны были без промедления двигаться вперед для уничтожения живой силы, а не отходить вместе с танком. С другой стороны, в ходе занятий танкисты научились действовать в составе штурмовых групп, в боевых порядках пехоты.

Как и инженерно-танковые, огнеметные танковые полки не избежали случаев использования их как линейных. К примеру, в результате больших потерь и непоступления новой материальной части 513-й огнеметный танковый полк с выходом на границу Восточной Пруссии перестал существовать как огнеметный.

Николай Никифоров

Штурмовые бригады Красной Армии в бою


Окончание следует.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 25-05-2012 05:07:30

ОКОНЧАНИЕ

Были случаи, когда огнеметные танковые полки придавались для ведения боя одной армии, а бригада была в оперативном подчинении другой, на расстоянии от полка по фронту от 100 и более километров. Такое положение лишало возможности штаб бригады установить контроль за действиями полка и влиять на ход выполнения им боевых задач. А командование полка в свою очередь было вынуждено искать себе хозяина поближе. В результате такой оторванности иногда полк приходилось разыскивать через штаб фронта, который в период операции перебрасывал полк из одной армии в другую.
В ходе боев опытным путем были установлены нормативы по использованию огнеметных танковых полков[93]:

— после напряженного боя в течение 2 суток полк необходимо выводить из боя на 5 суток для отдыха и приведения материальной части в порядок;

— для дозаправки огнесмесью, на которую уходит 5,5–6 часов времени, танки следует выводить из боя в укрытие. В этот период осуществляется дозаправка топливом и пополнение боеприпасами;

— при напряженных действиях полка в бою одной заправкой обеспечивается 1–1,5 часа боя;

— при преследовании противника суточный переход танков составлял от 50 до 100 км.

В ходе боев танк Т-34 как огнеметный показал себя с лучшей стороны, а огнемет как оружие оправдал себя.

Вместе с тем боевые действия выявили ряд недостатков в применении огнеметов:

• так как огнеметом невозможно вести прицельного огня, то приходилось целиться всем танкам, что приводило к бесцельным выстрелам, потере времени, лишнему расходу огнесмеси (например — очень трудно попасть в амбразуру или пробоину);

• в результате неполного сгорания смеси после нескольких выстрелов бывали случаи ее возгорания у сопла и заслонки. Это угрожало возгоранием танку, и для тушения смеси необходимо было выходить из танка;

• огонь из огнемета вел механик-водитель, что отвлекало его от наблюдения и вождения. Танк терял скорость движения и становился более уязвимым.

Необходимо было изменить конструкцию установки огнемета в танке и сделать его огонь прицельным. Увеличение расстояния, с которого можно поражать цель, имеет огромное значение и сделало бы огнеметный танк еще более мощным оружием штурма.

Состав смеси требовал усовершенствования и полного ее сгорания. А в экипаже танка целесообразно было ввести стрелка-огнеметчика, освободив, естественно, от этого механика-водителя.

Однако в ходе войны эти проблемы не нашли своей реализации.

Несмотря на недостатки, огнеметный танковый полк как по организации, так и по вооружению показал себя мощным средством обеспечения успеха штурма. Особенно в крупных боевых операциях в составе штурмовых групп и тесном взаимодействии с саперами и пехотой.

Других принципиальных изменений в организации бригад до окончания войны не было.

В целом анализ организационной структуры шисбр позволяет сделать следующее заключение.

Организация штурмовых инженерно-саперных бригад явилась важным результатом поиска новых форм деятельности инженерных войск по обеспечению штурмовых действий в период наступательных операций Красной Армии. В результате проведенных мероприятий была найдена наиболее оптимальная форма деятельности инженерных войск, отвечавшая требованиям выполнения задач инженерного обеспечения штурма.

Структура шисбр имела четко выраженный наступательный характер. Численность пяти отдельных штурмовых инженерно-саперных батальонов, предназначенных для выполнения основных задач инженерного обеспечения и штурма, составляла 88 процентов от штатного состава бригады. Батальоны имели на вооружении в общем количестве 1565 ППШ, 100 пулеметов ДП, 3130 ручных гранат и столько же противотанковых, 625 стальных нагрудников и 45 противотанковых ружей, принятых на вооружение в мае 1944 г. Применение стальных нагрудников было новшеством. Ткани «кевлар» еще не было, и тем не менее не совсем удобные стальные нагрудники спасли жизнь многим саперам-штурмовикам.

Организация отдельной моторизованной инженерно-разведывательной роты, ее вооружение и техническое оснащение отвечали требованиям ведения инженерной разведки в условиях наступательной операции. Рота также могла самостоятельно обеспечить в инженерном отношении действия нескольких штурмовых групп.

Но для инженерного обеспечения штурма даже в крупных наступательных операциях бригада не использовалась как единый организм для выполнения какой-либо одной задачи. За исключением случаев использования бригады в роли стрелковых частей или вспомогательных. Ее ударная мощь распределялась пропорционально по отдельным штурмовым инженерно-саперным батальонам. А на другие структурные звенья бригады возлагалась организация управления, разведки в полосе действия бригады, связи, обеспечения, учебы и подготовки к операции.

Штурмовой инженерно-саперный батальон нес основную нагрузку при выполнении задач инженерного обеспечения штурма в полосе наступления стрелковой дивизии или корпуса. Имея главную задачу — разрушение и преодоление тяжелых долговременных оборонительных сооружений и препятствий, а также штурм сильно укрепленных населенных пунктов, батальон (как и вся бригада в целом) по существу стал преемником лучших традиций русских саперов и охотников. Ударная, огневая и инженерно-штурмовая мощь батальона превосходила обычный инженерно-саперный батальон инженерно-саперной бригады РГК и в целом отвечала требованиям инженерного обеспечения штурмовых действий в период проведения наступательных операций.

Универсальность и комплексность состава штурмовых групп, их тактика наступательного боя, в первую очередь — штурм, поставили в один ряд с другими видами оружия ранцевые огнеметы. Огнеметчики стали необходимой составной частью штурмовых групп (или отрядов) и действовали в тесном взаимодействии с саперами-штурмовиками. Причем в зависимости от задач и характера оборонительных сооружений первыми начинали штурмовые действия или саперы или огнеметчики.

Следовательно, наличие отдельных батальонов ранцевых огнеметов в составе штурмовых инженерно-саперных бригад было логически закономерным.

Вместе с тем применение огнеметных подразделений целиком в составе штурмовых групп при блокировке и уничтожении долговременных огневых точек, опорных пунктов и гарнизонов, а также при отражении контратак и штурме укрепленных населенных пунктов затрудняло управление огнеметчиками даже со стороны командиров отделений.

В целом организация батальона ранцевых огнеметов, их вооружение и материальная часть соответствовали требованиям и практическим задачам обеспечения штурмовых действий частей Красной Армии.

Создание инженерно-танковых и огнеметных танковых полков было обусловлено высокими темпами и большим размахом наступления советских войск, а также необходимостью в этой связи дальнейшего повышения маневренности инженерных войск.

Сложность и объемы инженерных задач по обеспечению штурмовых действий постоянно возрастали и требовали интенсивного и большого насыщения материальной части бригад необходимой инженерной техникой, вплоть до создания специальных инженерных частей, каковыми являлись инженерно-танковые и огнеметные танковые полки.

Однако специального саперного танка в инженерных войсках Красной Армии во время войны не было, но их потребность покрывалась за счет созданных инженерно-танковых и огнеметных танковых полков. В составе экипажей танков саперов не было, и они выполняли узкие задачи инженерного обеспечения. К сожалению, танковые полки нередко использовались как линейные. При этом полки несли большие потери и зачастую не могли выполнять инженерные задачи.

Организация полков была идентичной линейному. Основные отличия заключались в наличии табельного специального инженерного оборудования в этих полках и маломощных, по сравнению с линейными, подразделений обеспечения.

Создание и содержание инженерно-танковых и огнеметных танковых полков в составе бригад было принципиально новым в организации инженерных войск и принесло ощутимые результаты при выполнении бригадами задач инженерного обеспечения штурмовых действий частей Красной Армии на направлениях главных ударов в условиях высоких темпов общего наступления.

Таким образом, в период 1943–1945 гг. организация штурмовых инженерно-саперных бригад совершенствовалась как по пути количественного увеличения частей и подразделений в их составе, так и по пути качественного улучшения средств обеспечения и ведения штурмовых действий.

Следует отметить, что в то же время, в мае 1944 г. создаются моторизованные инженерные бригады (мибр) в составе фронтов. Это повышало надежность инженерного обеспечения фронтовых наступательных операций, придавало фронтам относительную самостоятельность в инженерном отношении — каждая мибр состояла из управления со штабом, отдельной роты управления, 3 моторизованных инженерных батальонов, батальона электрозаграждений, роты специального минирования и подразделений обеспечения. Бригады предполагалось использовать централизованно, по плану и в интересах фронта, без подчинения армиям.

Николай Никифоров

Штурмовые бригады Красной Армии в бою


С уважением Виктор
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Николай Трегуб » 01-08-2012 11:19:22

Сразу после войны было создано подразделение по разминированию водных акваторий Балтики.
В/Часть находилась в Пайзе - Комсомольское, номер не знаю. С 1947 по 1963 частью командовал
кап.пер.ранга Литяго А.И. Разминировано за эти годы 3784 донные и плавучие мины на Балтике:Вентспилс, Рига, Memel, Pillau, Danzig, Schweinemunde, Rostok.
Улов второй слева майор Потапов.JPG

На фото донные магнитно-акустические мины из пролива в районе Мемеля-Клайпеды.
Грамм добычи - годы труда! Пару раз кнопку нажал вся спина в мыле.
Аватара пользователя
Николай Трегуб
Интересующийся
 
Сообщения: 279
Зарегистрирован: 31-01-2011 13:18:51
Откуда: Кёниг

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 28-10-2013 18:53:02

Несколько фото относящихся к 2 Гв.МШИСБр.

Фото №3 крайний справа Федутинов М.
– Федутинов Михаил ….
– бывший водитель в годы войны
в 42 ОМИБ.В июне1942г.Соколов Г.Т,при переводе в 11ИСБр взял его с собой.
Родился в 1918г. в г. Москва,в РККА с 1939г. ,награжден
медаль " ЗА ОТВАГУ " приказ № 040/Н от 6.11.1944 г.
2 Гв.МИШСБр
орден " КРАСНАЯ ЗВЕЗДА № приказ № 013/Н от 11.7.1944г.
11 ИСБр
Вложения
1 %284%29.jpg
будущий командир 2Гв.МШИСБр п\полковник Соколов Г.Т.
май 1943г.
1 %284%29.jpg (35.79 КБ) Просмотров: 21862
7.jpg
Командир 2 Гв.МШИСБр ген Соколов Г.Т.Службу в рядах СА
окончил комендантом г.САМАРА. ФОТО 1980г.
7.jpg (35.23 КБ) Просмотров: 21862
IMG_86261-2.jpg
Встреча ветеранов. Москва 1980г.
IMG_86261-2.jpg (20.7 КБ) Просмотров: 21862
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 29-10-2013 12:55:06

Хахол писал(а):Несколько фото относящихся к 2 Гв.МШИСБр.

Фото №3 крайний справа Федутинов М.
– Федутинов Михаил ….
– бывший водитель в годы войны
в 42 ОМИБ.В июне1942г.Соколов Г.Т,при переводе в 11ИСБр взял его с собой.
Родился в 1918г. в г. Москва,в РККА с 1939г. ,награжден
медаль " ЗА ОТВАГУ " приказ № 040/Н от 6.11.1944 г.
2 Гв.МИШСБр
орден " КРАСНАЯ ЗВЕЗДА № приказ № 013/Н от 11.7.1944г.
11 ИСБр


Уточнение
Крайний СЛЕВА,а не справа.
Приношу извинения за неточность

С уважением Виктор.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение topor&payse » 29-10-2013 19:35:00

Добрый вечер.
Николай Трегуб писал(а):Сразу после войны было создано подразделение по разминированию водных акваторий Балтики.
В/Часть находилась в Пайзе - Комсомольское, номер не знаю. С 1947 по 1963 частью командовал
кап.пер.ранга Литяго А.И. Разминировано за эти годы 3784 донные и плавучие мины на Балтике:Вентспилс, Рига, Memel, Pillau, Danzig, Schweinemunde, Rostok.

Далее минно-торпедным арсеналом ( в.ч. 31364) командовал капитан 1 ранга Иван Васильевич Власов (1920-2003 г.г.). В войну был начальником цеха на военном заводе в Нижнем Тагиле, фронт отказали. Затем закончил Бакинское военно-морское училище.
власов и.jpg


На основном поле фото, он на открытие памятной плиты в честь названия улицы в г. Светлом, старшему лейтенанту Яльцеву Василию Степановичу командиру 487 отдельного дисциплинарного батальона КБФ, погибшему при штурме косы Балтийская (Фрише Нерунг). На фото справа он с женой.
С уважением
" Ложь - это часть войны".
Милтон Бирден.
Аватара пользователя
topor&payse
Читатель
 
Сообщения: 108
Зарегистрирован: 28-03-2011 15:29:44

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Михаил 22 » 30-10-2013 18:13:25

Николай Трегуб писал(а): старшему лейтенанту Яльцеву Василию Степановичу командиру 487 отдельного дисциплинарного батальона КБФ, погибшему при штурме косы Балтийская (Фрише Нерунг). На фото справа он с женой.
С уважением

командиром 487 одб БФ был п/п-к А.О.Лейбович
Михаил 22
Интересующийся
 
Сообщения: 290
Зарегистрирован: 01-05-2009 11:30:34

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 30-10-2013 19:49:14

Здравствуйте !
topor&payse писал(а):Добрый вечер.
Николай Трегуб писал(а):
На основном поле фото, он на открытие памятной плиты в честь названия улицы в г. Светлом, старшему лейтенанту Яльцеву Василию Степановичу командиру 487 отдельного дисциплинарного батальона КБФ, погибшему при штурме косы Балтийская (Фрише Нерунг). На фото справа он с женой.
С уважением


Здесь опечатка.
Яльцев В.С. был командиром роты 487 ОДБ КБФ

С уважением Виктор
Вложения
fullimage.jpg
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Fuchsberg (Семеново)

Сообщение Хахол » 17-11-2013 13:16:45

24 сентября 1945г. 6 Гв.Мото-Инженерный Городокский Краснознаменный
батальон составом трех инженерных рот приступил к сплошному разминированию
местности в районе ШТАЙНБЕК -ФУКСБЕРГ-ГРОСС ЛИНДЕНАУ .За период с
24 по 28.09.1945г.батальоном выполнено.
1.Проверено от мин и боеприпасов площади------------------------------------143 кв.км.
2.Обнаружено и уничтожено подрывом:
а.артснарядов различных калибров --------------------------------------------2887 шт.
б.артмин-----------------------------------------------------------------------------1265 шт.
в.авиабомб весом 250кг.----------------------------------------------------------40шт
г. гранат разных---------------------------------------------------------------------98 шт.
д фаустпатроноф--------------------------------------------------------------------141 шт.

Штаб батальона расположен ФУКСБЕРГ ,22 км.юго-зап КЕНИГСБЕРГА
Карта 1: 100 000 лист карты № 34-54.

ЦАМО. Фонд 30408 дело № 79 Стр 210.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение topor&payse » 25-11-2013 20:04:11

Николай Трегуб писал(а):Николай Трегуб » 01-08-2012 12:19:22
Сразу после войны было создано подразделение по разминированию водных акваторий Балтики.
В/Часть находилась в Пайзе - Комсомольское, номер не знаю. С 1947 по 1963 частью командовал
кап.пер.ранга Литяго А.И. Разминировано за эти годы 3784 донные и плавучие мины на Балтике:Вентспилс, Рига, Memel, Pillau, Danzig, Schweinemunde, Rostok.


На фото донные магнитно-акустические мины из пролива в районе Мемеля-Клайпеды.

Доброго здравия.

Уточните пожалуйста – «Литяго», в ОБД «Подвиг народа» нет ссылок на эту фамилию, может ошибка ?
Уточняю – капитан 1 ранга И.В.Власов был командиром в.ч. 31364 с 15.01.1965 г. по 1976 г..
Изображение
Известное фото Пиллау.
Изображение

Изображение

На 2 последних фото - «гравицапа» (назовём образно так сей предмет), неужели это из «хозяйства» Литяго ? В диаметре около 40 см, длина метра три, «балда» прикручивалась и резьба заливалась свинцом, на «шкворне» следов винта не видно, внутри бетон или песок , может … ?
С уважением.
" Ложь - это часть войны".
Милтон Бирден.
Аватара пользователя
topor&payse
Читатель
 
Сообщения: 108
Зарегистрирован: 28-03-2011 15:29:44

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение uran238 » 25-11-2013 22:28:41

Вопрос немного не по теме, но по содержанию сообщения - а что мешает "заливать" фотографии сразу на форум? :?
Не знаем как - смотрим тут
«Не согласен - критикуй, критикуешь - предлагай, предлагаешь - делай, делаешь - отвечай!» Сергей Павлович Королёв.
Аватара пользователя
uran238
физик-ядерщик
 
Сообщения: 7652
Зарегистрирован: 14-03-2005 10:52:54
Откуда: Калининград

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Николай Трегуб » 10-12-2013 10:58:09

Уточните пожалуйста – «Литяго»

148754_334422519962998_2073840645_n.jpg
Здесь есть и в газетах "Красная звезда"(?) и "Советский флот" за март 1958г. Литяго Анатолий Иванович.
Грамм добычи - годы труда! Пару раз кнопку нажал вся спина в мыле.
Аватара пользователя
Николай Трегуб
Интересующийся
 
Сообщения: 279
Зарегистрирован: 31-01-2011 13:18:51
Откуда: Кёниг

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Борис Баншац » 25-06-2014 09:24:06

2 августа 1942 г. на Волховский фронт была перебазирована оперативная группа электроторпед, включенная в состав 5-го электромеханического батальона 39 -й инженерной бригады специального назначения. Ищу информацию об использовании электроторпед конструкции Казанцева под Севастополем, на Крымском и Волховском фронтах.
Борис Баншац
 
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 25-06-2014 08:51:44

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение gsm_689 » 25-06-2014 12:12:34

Вы немного ошиблись форумом, такие темы здесь точно не рассматриваются
Аватара пользователя
gsm_689
Рисователь полосок
 
Сообщения: 4328
Зарегистрирован: 21-07-2008 22:05:11
Откуда: Metgethen (поселок Александра Космодемьянского)

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение topor&payse » 08-07-2014 23:30:00

Доброго здоровья.
Спасибо Николай за инф., постараюсь найти и прочитать книгу!

Борис, если я правильно понял, Вас интересует использование электроторпед на сухопутном фронте, привожу наградной периода блокирования полуострова Пайзе в начале февраля 45 года:
цим 28 2 45 19сапб (76-39 куприянв.jpg


Видиттен- посёлок Ижевское, западней находится Циммербуде (г. Светлый), западней которого и сам минно-торпедный арсенал, но тут минировали немцы и торпеды немецкие.
К сему Виталий.
" Ложь - это часть войны".
Милтон Бирден.
Аватара пользователя
topor&payse
Читатель
 
Сообщения: 108
Зарегистрирован: 28-03-2011 15:29:44

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Борис Баншац » 09-07-2014 06:28:14

Спасибо. Меня интересуют советские сухопутные торпеды конструкции Казанцева (применялись в Севастополе, Керчи. на Волховском фронте при прорыве блокады.
Борис Баншац
 
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 25-06-2014 08:51:44

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение МёбиуС » 09-07-2014 07:07:09

Борис Баншац писал(а):Спасибо. Меня интересуют советские сухопутные торпеды конструкции Казанцева (применялись в Севастополе, Керчи. на Волховском фронте при прорыве блокады.

Вам выше ответили уже - вы форумом ошиблись.
У нас тут сугубо Восточно-прусская операция рассматривается, не Севастополь, Керчь, Волховский фронт.
пыщ-пыщ трололо, я тут быдло и фуйло!
Аватара пользователя
МёбиуС
Дитя Роминты
 
Сообщения: 6210
Зарегистрирован: 17-03-2006 13:33:04
Откуда: Gumbinnen, Ostpreussen

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 09-07-2014 12:08:05

Здравствуте !

Работая с вновь полученными документами по 5 гв.МИБр ведущей боевые действия в Восточной
Пруссии с 10 по 20 февраля 1945 г в р-не г.МЕДЕНАУ на карте не могу найти населенные пункты:
Господский двор Варенген
господский двор Меденау
господский двор Клайн Меденау
господский двор Крагау
(Наименование нас.пунктов такое в журнале боевых действий)
Знатоков прошу указать № карты генштаба по Восточной Пруссии,
где искать вышеизложенные населенны пункты.
Я поиск вел по картам
№-34-42(Кенигсберг)
№34-41 (Фишхаузен)

С уважением Виктор.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Frey Fox » 09-07-2014 23:54:51

Насчет генштабовских карт не в курсе, но есть вот такая схемка, из "Отчета о боевых действиях 9-й ШИСБР". Отмечен г. дв. Меденау.
Дата апрельская. Может поможет?
Вложения
567d-1.jpg
月月火水木金金
Аватара пользователя
Frey Fox
Исследователь
 
Сообщения: 773
Зарегистрирован: 21-11-2006 08:17:43
Откуда: Камчатка

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 10-07-2014 05:41:35

Здравствуйте !

Frey Fox писал(а):Насчет генштабовских карт не в курсе, но есть вот такая схемка, из "Отчета о боевых действиях 9-й ШИСБР". Отмечен г. дв. Меденау.
Дата апрельская. Может поможет?


Спасибо за информацию.Немного не то,но возможно поможет найти на картах
населенные пункты изложенные в предыдущем посту.
Очень тяжело ориентируюсь по населенным Пунктам Восточной Пруссии.

С уважением к ВАМ Виктор.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Frey Fox » 10-07-2014 06:42:29

Вот, держите еще.

Все населенные пункты, упомянутые вами, указаны на этой карте.
Качество правда не особо, но рассмотреть можно.

Для привязки - Меденау это совр. Логвино.
Г. дв. Меденау как раз между Меденау и Шудиттеном, ближе к Шудиттену.

http://greif.uni-greifswald.de/geogreif ... edenau.jpg

С уважением.
月月火水木金金
Аватара пользователя
Frey Fox
Исследователь
 
Сообщения: 773
Зарегистрирован: 21-11-2006 08:17:43
Откуда: Камчатка

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 10-07-2014 08:43:05

Frey Fox писал(а):Вот, держите еще.

Все населенные пункты, упомянутые вами, указаны на этой карте.
Качество правда не особо, но рассмотреть можно.

Для привязки - Меденау это совр. Логвино.
Г. дв. Меденау как раз между Меденау и Шудиттеном, ближе к Шудиттену.

http://greif.uni-greifswald.de/geogreif ... edenau.jpg

С уважением.


Примите мою глубокую благодарность за предоставленную информацию.
Теперь картинка прорысовывается.

С уважением Виктор
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение DiVo » 10-07-2014 13:25:39

Хахол писал(а):... на карте не могу найти населенные пункты ...


Не там ищите)) С картой все верно, № 34-41.
Постоянно пополняющийся перечень первичных захоронений, он же - искомый вами список населенных пунктов. Названия указаны, в основном, так, как они приведены на картах ГШ РККА. Для подавляющего большинства объектов приведены координаты (в основном, понятно, приблизительные) и схемы.
Закон суров, но он - закон!
Аватара пользователя
DiVo
Интересующийся
 
Сообщения: 247
Зарегистрирован: 20-06-2012 20:13:08

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 10-07-2014 13:44:08

DiVo писал(а):
Хахол писал(а):... на карте не могу найти населенные пункты ...


Не там ищите)) С картой все верно, № 34-41.
Постоянно пополняющийся перечень первичных захоронений, он же - искомый вами список населенных пунктов. Названия указаны, в основном, так, как они приведены на картах ГШ РККА. Для подавляющего большинства объектов приведены координаты (в основном, понятно, приблизительные) и схемы.


Спасибо. Особая благодарность за указанный № карты.

С уважением.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение topor&payse » 11-07-2014 23:18:22

Хахол писал(а):Здравствуте !
... карты генштаба по Восточной Пруссии,
где искать
С уважением Виктор.

Доброго здоровья.
В ОБД "Подвиг народа", в разделе " География войны", наберите "кенигсберг", и качайте 08.41 г. и 01.05.45 г.; возможно, по этим картам и писали боевые донесения.
К сему Виталий.
" Ложь - это часть войны".
Милтон Бирден.
Аватара пользователя
topor&payse
Читатель
 
Сообщения: 108
Зарегистрирован: 28-03-2011 15:29:44

Re: Инженерно-саперные бригады в Восточной Пруссии

Сообщение Хахол » 12-07-2014 04:32:06

Утро Доброе !

topor&payse писал(а):
Хахол писал(а):Здравствуте !
... карты генштаба по Восточной Пруссии,
где искать
С уважением Виктор.

Доброго здоровья.
В ОБД "Подвиг народа", в разделе " География войны", наберите "кенигсберг", и качайте 08.41 г. и 01.05.45 г.; возможно, по этим картам и писали боевые донесения.
К сему Виталий.


Огромное спасибо. Нашел.

С уважением к ВАМ Виктор.
Аватара пользователя
Хахол
Исследователь
 
Сообщения: 608
Зарегистрирован: 19-02-2012 11:45:07
Откуда: украина

Пред.След.

Вернуться в Следы Второй Мировой войны

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2



При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.

ООО "Портал" - создание и продвижение сайтов.