Южная деблокада Кенигсберга и бои в районе Хайде-Вальдбург

Боевые действия на территории Восточной Пруссии, рассказы, исследования, фото

Южная деблокада Кенигсберга и бои в районе Хайде-Вальдбург

Сообщение PRUSS » 17-11-2007 23:27:39

БОИ ЮЖНЕЕ КЁНИГСБЕРГА В РАЙОНЕ ПОС. ХАЙДЕ-ВАЛЬДБУРГ – ПОМЕСТЬЕ ВАЛЬДБУРГ В ПЕРИОД С 29 ЯНВАРЯ ПО 7 АПРЕЛЯ
1945 г.



автор - Владимир Беспалов, кандидат исторических наук, БФУ им. И. Канта.

Автор выражает благодарность д-ру Вернеру Бенеке, ассистенту кафедры средневековой и новой истории стран Восточной Европы Гёттингенского университета (ФРГ) за помощь в подборе материалов по данной теме.

Восточно-Прусская операция советских войск - одна из самых ярких страниц нашей истории, вызывающая неподдельный интерес как у краеведов, так и у людей, интересующихся военной историей. К сожалению, материалы по этой теме рассредоточены, а некоторые и вовсе недоступны для нашего читателя. До сих пор не существует единой комплексной работы по Восточно-Прусской операции. В данной статье, опираясь на различные источники (мемуары, устные воспоминания очевидцев, немецкие и советские материалы), автору хотелось бы описать трагические события боёв за пос. Прибрежный (Хайде-Вальдбург) - важный стратегический пункт обороны Кенигсберга. Так как эти события в должной мере не были освещены ранее, эта статья, надеюсь, будет представлять интерес для историков, краеведов и тех людей, которые помнят и уважают героическую историю советского народа.

Война докатилась до этих мест лютой зимой 1945 г. вследствие на­чавшегося 12-13 января стремительного наступления советских войск по всему советско-германскому фронту. За 16 дней наступления в Вос­точной Пруссии 3-й Белорусский фронт занял подавляющую часть тер­ритории этой провинции Германии и вплотную подошел к Кенигсбергу. Посёлок Хайде-Вальдбург (Heide-Waldburg), этот небольшой населен­ный пункт, обозначенный даже не на всех картах, играл ключевую роль в обороне города. Мимо него пролегала автомобильная магистраль. Сейчас это Мамоновское шоссе, а тогда - имперская дорога №1, которая вела в Эльбинг (Эльблонг), а оттуда в Берлин. При потере этой дороги и выходе наших войск к заливу в районе посёлка противник, находившийся в Кенигсберге и на Земландском полуострове (несколько армейских корпусов и части 3-й танковой армии), оказывался отрезанным от остальной части регулярных немецких войск группы армий «Север» (4-й армии), сосредото­ченных в районе Хайлигенбайля (Мамоново). Немецко-фашистское командова­ние опасалось прорыва наших войск к заливу.
К концу января 1945 г. войска 11-й гвардейской армии (командую­щий – генерал-полковник К.Н. Галицкий), при поддержке 2 гв. танкового корпуса, под командованием генерала Бурдейного, вышли к южной части Кенигсберга и намерева­лись, прорвавшись к заливу Фришес-Хафф и перерезав имперскую дорогу №1, отрезать город-крепость от 4-й армии, которая оказалась заблокированной к этому времени войсками 3-го и 2-го Белорусского фронтов в Хайльсбергском котле.
С этой целью генерал Галицкий приказал 36-му гвардейскому стрелковому корпусу (командующий - генерал-лейтенант П.К. Кошевой) к утру 30 января выйти на реку Фришинг (р. Голубая) и к заливу. Утром 29 января авангард корпуса - 26-я гвардейская Восточно-Сибирская, Городокская стрелковая дивизия генерал-майора Г.И. Чернова - ворвалась на станцию Зеепотен (пос. Голубево), перерезав железную дорогу Кёнигсберг – Коббельбуде - Эльбинг. Вскоре, не дав опомниться немцам, дивизия после скоротеч­ного боя захватила поместье Вальдбург и перерезала автостраду в районе современного поворота на Прибрежный. Немцы, поняв всю серьёз­ность положения и угрозу окончательного расчленения своей обороны, в срочном по­рядке подтянули части 31-го танкового полка 5-й танковой дивизии [Panzer-Regiment 31¸ 5. Panzer Division, под командованием майора Хоппе, и соединения 2-й парашютно-моторизованной дивизии «Герман Геринг» скорее всего части 3-го или 4-го мотопехотных полков (Fallschirm-Panzergrenadier-Regiment 3 «Hermann Göring» и Fallschirm-Panzergrenadier-Regiment 4 «Hermann Göring»), под командованием соответственно полковника Хайнриха Хайгля и майора Вернера Штауха.
Этими силами немцы начали активно контрата­ковать, стремясь ликвидировать прорыв 26-й дивизии. Однако сбить с занятых позиций гвардейские части не удалось. Дивизия отразила все контратаки в районе автострады. Генерал Чернов, прикрыв левый фланг своих войск 79-м гв. стрелковым Краснознамённым полком под командованием подполковника С.Е. Шёлкового, главными силами (75-й и 77-й гв. полки, командующие соответственно подполковник П.С. Планкин и подполковник Е.Ф. Лапчинский) нанёс удар со сторо­ны шоссе по Хайде-Вальдбургу, который обороняли два батальона пе­хоты (примерно 600 - 700 человек, скорее принадлежавших к одному из указанных выше полков из 2-й дивизии «Герман Геринг»), 12 танков (вероятно из 31-го танкового полка 5-й танковой дивизии), 5 самоходок (StuG III) и 4 броне­транспортёра (Sd.Kfz.251). После упорного боя, преодолев поле протяжённостью в 500 м перед посёлком, стрелковые полки 26-й дивизии выбили немцев из Хайде-Вальдбурга, тем самым, расчленив немецкую группировку, оборонявшую южное подбрюшье Кёнигсберга на две части.
Немецкая пехота отошла по льду залива Фришес-Хафф на противоположный берег, в район Науцвинкеля (западнее нынешнего пос. Прегольский), другие части 2-й дивизии «Герман Гериннг» - южнее Хайде-Вальдбурга в направлении на Бранденбург (пос. Ушаково) – Коббельбуде (пос. Светлоеж), а танки и самоходки 5-й танковой дивизии отошли северо-восточнее в направлении Кёнигсберга, но вполне возможно какое-то количество техники было подбито в ходе боя. Данных на этот счёт пока не найдено. Двадцать шестая дивизия сразу же закрепилась в посёлке и окре­стностях, организовав оборону фронтом на юго-запад (направлением на Бранденбург) в ожидании очередных контратак.
Произошло то, чего больше всего опаса­лось командование группы армий «Север» - Кенигсберг оказался отрезанным от 4-й армии. Отто Ляш писал: «В результате этого прорыва были раздроблены отходившие южнее Прегеля части Третьей танковой армии из корпусной группы Блаурокк. На пути отступления они были оттеснены к югу, в район Пройссиш-Эйлау — Цинтен и примкнули к Четвертой армии».
Герой Советского Союза маршал авиации Г. В. Зимин, командовавший тогда 240-й истребительной авиационной дивизии, вспоминал что «в этот день истребители дивизии сопроводили около двухсот штурмовиков и пикировщиков и выполнили 14 вылетов на воздушную разведку».
Советское командование понимало, что немцы могут нанести сильный контрудар по флангам 26-й дивизии, чтобы вернуть утерянные позиции. С целью предотвратить такое развитие событий, в ночь на 30 января 26-я дивизия тремя стрелковыми полками, без поддержки танков 2-го гв. танкового корпуса начала наступление на юг от Хайде-Вальдбурга, в сторону Бранденбурга вдоль шоссе. Гвардейцы встретили очень сильное сопротивление пехотных полков 2-й дивизии «Герман Геринг». Первая атака наших войск в час ночи южнее Хайде-Вальдбурга захлебнулась. Лишь к 7 часам утра 30 января 26-я диви­зия вышла широким фронтом к Бранденбургу и реке Фришинг (р. Прохладная) вдоль всего её северного берега. Однако дивизия не смогла овладеть железнодорожной станцией Коббельбуде (пос. Светлое) на северном берегу реки Фришинг. В районе её образовался плацдарм, на котором закрепились части 1-й пехотной восточнопрусской дивизии генерал-майора Ханса Шитнига.
Следует отметить, что командование 11-й гвардейской армии, к сожалению, тогда не располагало полной информацией о перегруппи­ровках немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии и практически не обеспечило диви­зию необходимым количеством танков и артиллерии. Авиаразведка в условиях плохой погоды не смогла выявить сосредотачивавшуюся в лесах южнее Бранденбурга немецкую технику. Командующий 11-й гв. армией генерал К. Галицкий отмечает, что к концу января наши войска понесли тяжёлые потери: 26-я дивизия насчитывала, например, всего около 4 тысяч человек. В стрелковых ротах было примерно по 30 человек, а потери в танках и самоходках 2 гв. танкового корпуса составили 80%. Оставшиеся машины требовали срочного ремонта. То небольшое количество артиллерии, которое находилось у 26-й дивизии (57-й артполк под командованием подполковника И.С. Бурденко), остро нуждалось в снарядах (в на­личии имелось менее четверти боекомплекта). Сами же сол­даты после десяти суток непрерывного наступления были настолько уставшими, что, как рассказывали очевидцы, засыпали прямо во время боя.
Тем временем немецкое командование группы армий «Север» бешеными темпами вело подготовку к нанесению контрудара по про­рвавшимся советским частям. В районе южнее Бранденбурга в ночь на 30 ян­варя немцы сосредоточили свежие, переброшенные из района Мазурских озёр, силы: 562-ю пехотную дивизию (около 10 тысяч человек) и танковую дивизию «Великая Германия» под командованием генерал-майора Лоренца (примерно 15 тысяч человек, около 100 танков и самоходок). По замыслу гитлеровского командования, эти части должны были нанести удар вдоль шоссе от Бранденбурга на север к Кенигсбергу. Навстречу им из Кенигсберга должна была наступать ещё одна сильная группировка: части 56-й и 549-й пехотных дивизий, части 5-й танковой дивизии (двух батальонный 31 танковый полк майора Хоппе, включавший в себя с ноября 1944 г. также остатки 103-й танковой бригады и остатки 2103-го панцергренадёрского батальона. Танковый полк дивизии имел батальон, насчитывавший около 40 танков Pz. IV и батальон 20 – 30 шт. Pz. V «Panther») и 502-й (511-й) отдельный батальон тяжёлых танков (укомплектованный в основном Pz. VI «Tiger» - около 15 штук). В наступлении участвовала также приданная 5-й танковой дивизии 232-я бригада штурмовых орудий (не менее 40 шт. StuG III). Всего со стороны Кёнигсберга наступало, таким образом, более 100 бронеединиц.
В частях прорыва немцам удалось создать более чем четырёхкратное превосходство в пехоте и подавляющее в танках. К тому же атакующим на руку оказалось то, что наше командование допустило ряд ошибок в организации обороны. Оно не придало значения мысу Вангиттер-Хакен северо-западнее Хайде-Вальдбурга и льду на заливе, по которому немцы могли легко перебрасывать свою пехоту. Таким образом, Хайде-Вальдбург не был защищен нашими войсками со стороны залива. Беспокоящими маневрами занимался противник и в районе плацдарма в Коббельбуде.
К утру 30 января Хайде-Вальдбург являлся уже тылом 26-й дивизии, так как основные её силы были южнее, у реки Фришинг. Немцы, учи­тывая это, рано утром этого же дня, ещё затемно воспользовались силь­нейшей метелью, и перешли залив по льду. Двумя ба­тальонами пехоты из 2-й дивизии «Герман Геринг» (теми, что обороняли посёлок днём 29 января) ударили из района мыса Вангиттер-Хакен по деревушке Вангитт (пос. Рыб­ное) и заняли её. Затем овладели высотой 9,4 (западнее Хайде-Вальд­бурга, в районе современных очистных сооружений), откуда могли кон­тролировать всю прилегающую местность. Против этой прорвавшейся группировки немцев был направлен 1-й батальон 77-го полка подполковника Е.Ф. Лапчинского 26-й ди­визии, который сразу же, нарвавшись на превосходящие силы противника, попал в тяжёлое положение и понёс большие потери.
Вскоре немцы перешли в запланированное наступление: южная группировка наступала из района Бранденбурга, а северная - из Кальгена (пос. Шоссейный - южная часть города). Общее количество наступавших танков и самоходок с севера и юга составляло не менее 200 единиц. Этому предшествовала мощная 40-минут­ная артподготовка. В воздухе кружили «мессершмидты» группами по 6 и 18 самолётов, расстреливая грузовики, которые подвозили снаряды. Севернее Хайде-Вальдбурга атаки танков были относительно успешно отбиты артиллерией 11-й гвардей­ской стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Н.Г. Цы­ганова. Более того, части дивизии выбили немцев из деревни Вартен (напротив современного поворота с мамоновского шоссе в яхт-клуб «Дельфин»), заняли поселок Вундлакен и лесок южнее на 1 км от Вундлакена и восточнее 1 км Вартена. В этом районе 40-й гв. полк полковника С.А. Скрынникова развернулся фронтом на юго-запад (в сторону Вальдбурга) для прикрытия тылов и взаимодействия с 26-й гв. дивизией, которая южнее вскоре оказалась в тяжелейшем положении, фактически попав в ловушку.
В 10 час. 30 мин. в направлении на посёлок Хайде-Вальдбург – поместье Вальдбург, форсировав реку Фришинг в районе Коббельбуде, а также перейдя по железному мосту в Бранденбурге, начала наступление мощная танковая и моторизованная группировка. Костяк наступления составлял танковый полк «Великая Германия» (Panzer-Regiment «Grossßdeutschland») состоящий из двух батальонов: 1-й батальон (коман­дующий - подполковник Поль) состоял из трёх рот (в каждой около 17 машин) и был укомплектован примерно 50-60 шт. Pz. V «Panther», 3-й батальон (с ноября 1944 г. - тяжёлый танковый батальон «Великая Германия» (командующий - капитан Х. Бок)) – 15 - 20 шт. Pz. VI «Tiger». Командовал полком опытнейший командир – полковник Бруно Каль, воевавший с 1939 г. и награждённый ещё в 1943 г. Рыцарским Крестом (8 февраля 1943 г.) и Дубовыми листьями к нему (8 августа 1943 г.) В наступлении вместе с танковым полком участвовало ещё какое-то количество штурмовых орудий, вероятно входивших в состав полка самоходной артиллерии (вероятно до 20 шт. StuG III). Таким образом, всего в наступлении южной группировки участвовало около 100 единиц бронетехники. В наступлении участвовали также пехотные части: гренадёрский мотопехотный полк «Великая Германия» (Panzer-Grenadier Regiment «Großdeutschland») на бронетранспортёрах, которым также командовал опытный командир, участник боёв в Сталинграде, ветеран дивизии, полковник Вольфганг Хееземанн и части 562-й пехотной дивизии. Участие в наступлении других соединений 2-й дивизии «Герман Геринг», кроме тех, что наступали по льду через залив, под вопросом, т.к. они были сильно потрёпаны в предыдущих боях и, скорее всего, отведены в тыл. Эти части скорее были направлены под Кройцбург (пос. Садовое), для усиления 547 пехотной дивизии. Однако в коллективном труде «История Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.» указывается, что «Геринги» участвовали (издатели имели ввиду, наверное, те части, которые ударили со стороны залива). Наступление поддерживала дивизионная артиллерия (Panzer-Artillerie-Regiment Großdeutschland), на вооружении которой стояли 105-мм легкие полевые гаубицы обр.18 (10,5-cm le.F.H.18).и 150-мм тяжёлые полевые гаубицы (s. F.H. 18), а также батарея шестиствольных реактивных минометов (6 шт.). В артподготовке участвовал, вероятно, и артиллерийский полк 562 пехотной дивизии (Artillerie-Regiment 1562). Общее количество орудий, ведших огонь по советским позициям, неизвестно, но, зная примерное количество, полагавшееся пехотной дивизии и танковой дивизии «Великая Германия», можно предположить, что около 50 – 60 гаубичных стволов. Вполне возможно, что огонь по 26 дивизии вели и полагавшиеся по штату «Великой Германии» самоходно-артиллерийские установки: две батареи (12 шт.) 105-мм гаубиц «Wespe» и батарея (6 шт.) 150-мм гаубиц «Hummel».
В первой половине дня армада немецких танков, после первой неудачной фронтальной атаки, в которой участвовали лишь мотопехотные полки, сокрушила передовые части 26-й гв. дивизии и к полудню дошла до района 2-3 км южнее Хайде-Вальдбурга. Немцам удалось в ходе боя обнаружить слабые места 26-й дивизии (скорее всего на стыках полков) и нанести туда удары. У дивизии вышли из строя почти все радиостанции, и управление боем в итоге нарушилось. Дело осложняло также то, что в тыл дивизии прорвалось два батальона немецкой пехоты, перешедших через залив. Первый батальон 77-го полка, направленный против этих сил, был почти уничтожен. На подмогу к нему подошел 2-й батальон того же полка, но и он не смог остановить действия немцев. Ослабленный боем 77-й полк 26-й дивизии отошел, а немцы отбили у него Хайде-Вальдбург и, заняв окрестные поселки (например, Пиннау – по другую сторону от шоссе, напротив современного дачного посёлка «Мечта»), пошли дальше по тылам дивизии, фактически отрезав её от остальных частей 11-й гвардейской армии. В тяжёлом бою был тяжело ранен командир дивизии генерал Чернов. Вскоре командование армии потеряло связь с 26-й дивизией, и никто в штабе армии не знал, что там происходит.
Командарм генерал К. Галицкий пишет: «О положении 26-й дивизии нам доложил командир 11-й дивизии генерал Н. Г. Цыганов. Он сообщил, что дивизия отходит, что в ее тылы со стороны залива прорвался неприятельский отряд, точных данных о котором он не имеет. С небольшой группой офицеров я немедленно выехал в штаб 36-го гвардейского стрелкового корпуса. Погода совсем испортилась, опять начался буран, при почти нулевой видимости наши "виллисы" с трудом пробирались по снегу. Начальник штаба генерал Семенов доложил по радио, что на участке 8-го и 16-го корпусов атаки немцев отражены, их напор ослабевает. Это немного успокаивало, но на душе все же было тревожно. В штабе корпуса, разобравшись в обстановке, я утвердил решение генерала Кошевого восстановить положение на участке 26-й дивизии и закрыть разрыв между ней и 84-й дивизией, введя в бой 18-ю дивизию в направлении Зеепотен - Бранденбург, хотя это был последний резерв армии. Здесь же, узнав о ранении генерала Чернова, я тут же назначил командиром дивизии полковника С. И. Портнова - начальника отдела боевой подготовки армии. Нанеся обстановку на его карту и на ней же написав предписание о его назначении, я срочно отправил его в дивизию».
Приняв командование дивизией полковник С.И. Портнов сразу же попытался организовать противотанковую оборону в районе севернее деревень Покарбен и Хонигбаум (2,5 км юго-западнее пос. Прибрежного или 1,5 км юго-западнее дачного общества «Мечта»), выдвинув в боевые порядки пехоты противотанковую артиллерию. Танки были остановлены, но не на долго. Вскоре немцы, сосредоточив вдоль шоссе 50 танков полка «Великая Германия» и два полка пехоты, в 16 часов вновь перешли в наступление. Для 26-й дивизии создалось предельно опасное положение - угроза полного ок­ружения и уничтожения. Артиллерия дивизии расстреляла уже все сна­ряды, сдерживать танки было нечем. Солдаты проявляли мужество, пытаясь сдержать танки и пехоту немцев. Вспыхивали рукопаш­ные схватки, солдаты гибли под танками. Юго-западнее Хайде-Вальдбурга расчеты пяти орудий 57-го гв. артиллерийского полка подполковника И.С. Бурденко, израсходовав все сна­ряды, вступили в бой с танками и пехотой, имея лишь гранаты и автоматы. Подбив несколько танков и израсходовав все гранаты, они были раздавле­ны на огневых позициях вместе со своими орудиями.
В ожесточенном бою с танками и мотопехотой противника новый комдив полковник Портнов был также тяжело ранен, и командование принял начштаба 26-й дивизии полковник И.И. Зоткин. Чтобы остановить немецкие танки, в спешном порядке на дорогу Хайде-Вальдбург - Зеепотен юго-восточнее поместья Вальдбург был направлен артиллерийский резерв армии: 46-я истребительно-противотанковая бригада полковника П.И. Лизюкова.
Погода оставалась очень плохой, продолжался сильнейший буран. Чтобы успеть выйти к прорывающимся танкам, орудия приходилось тащить на руках, преодолевая сугробы. В этом месте шло более 40 тяжёлых танков (Pz. V «Panther» и Pz. VI «Tiger») из батальонов Поля и Бока, а также штурмовые орудия. Артиллеристы, сходу заняв позиции почти на голой местности, подбили сразу несколько танков и самоходок. Танки остановились, перегруппировались и снова пошли в наступление. Лизюков приказал подпустить их ближе и расстреливать в упор. Концентрированный огонь танковых и штурмовых орудий наносил бригаде, которая, скорее всего, даже не успела вырыть капонирчики для орудий, большие потери. В двух батареях, например, были убиты все офицеры. Ожесточённый бой длился до самого вечера 30 января. Подожжённые фашист­ские танки, словно огромные факелы, горели, освещая всю округу и помогая прицеливаться артиллеристам. Однако прорваться на этом участке им не удавалось.
Атаки танков продолжались. Бой на этом направлении вступил в критическую фазу. Находясь в расположении штаба 26-й дивизии, и увидев отступавших пехотинцев, П.И. Лизюков с автоматом в руках бросился навстречу бойцам, остановил их и, организовав оборону, сам лёг за пулемёт, открыв огонь по пехоте противника. Учитывая большие потери в офицерском составе бригады, комбриг, вместо того, чтобы вернуться на командный пункт встал к одному из орудий, где был убит командир расчёта. Вместе с наводчиком Котенко и комсоргом бригады Петропавловским он начал вести огонь по танкам. Орудию Лизюкова удалось подбить ещё один танк. Время от времени комбриг ложился за пулемёт и пытался отсечь пехоту противника. Несмотря на огонь бригады, немецкая техника постепенно подходила к огневым позициям артиллеристов. В итоге одному из танков удалось прорваться на огневые и с близкой дистанции расстрелять орудие, возле которого находился комбриг…
Только в бою с брига­дой Лизюкова немцы потеряли 20 танков (из них безвозвратно - несколько Pz. VI «Тигр»), т.е. четвёртую часть всего танкового полка «Великая Германия». Однако немецкие танки, не сумев прорвать оборону на этом участке, смогли прорваться дальше, лишь обойдя поместье Вальдбург стороной, западнее. Танковое наступление в сторону Кёнигсберга продолжилось. Небольшое количество танков из состава 2 гв. танкового корпуса также не смогли задержать продвижение противника.
Немцы вскоре всё-таки отбили и поместье Вальдбург, откуда ушли оставшиеся в живых советские артиллеристы бригады Лизюкова и пехота. Только к концу дня после ввода в бой резерва 36-го корпуса 18-й ди­визии (под командованием генерал-майора Г.И. Карижского) наступле­ние немцев стало захлёбываться. Но, всё же, окончательно прорвав оборону 26-й дивизии, противник смог продвинуться вдоль автотрассы Кёнигсберг – Эльбинг на северо-восток и в 19 часов пробить себе коридор шириной 1,5 - 2 км между заливом и посёлками Маулен (севернее современного асфальтного завода) и Вартен (восточнее современного яхт-клуба), а затем соединиться с кёнигсбергской группировкой. После этого атаки немцев полностью прекратились.
Ночью всю округу озаряли пожары: горели танки и посёлки. Итог этого страшного дня был тяжёлым для советских войск. Немцы сумели восстановить связь с Кенигсбергом, нашим частям в ночь на 31 января, после полуночи пришлось окончательно отступить к Зеепотену, то есть на позиции, которые занимали ещё утром 29 января. Таким образом, коридор, который пробили немцы, увеличился в ширину до 5 км. Обескровленную 26-ю дивизию полностью вывели во второй эшелон. За этот день она потеряла убитыми и ранеными 800 человек. Почти полностью была уничтожена вся дивизионная артиллерия. Командиру 46-й иптаб полковнику Лизюкову Петру Ильичу указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 г. «за исключительно умелое управление частями бригады, личную храбрость и геройство, в результате чего противнику нанесены большие потери» было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Его могила находится ныне в пос. Ушаково.
Но и немецкие соединения были сильно обескровлены, а их ударная танковая группировка почти разбита. Потери в танках и самоходках (возвратные и безвозвратные) за 12 часов боя составили более 30 - 40% от начального состава (т.е. всего более 30 машин, из них безвозвратно 5-6 «Тигров»). Для полноценно укомплектованного танкового полка дивизии «Вели­кая Германия» во многом этот бой в таком составе был последним. Полк как оперативная единица перестал существовать, а с 1 февраля он был преобразован в ударную танковую группу дивизии «Великая Германия», с уже гораздо меньшим количеством танков. К 1 февраля в тяжелом танковом батальоне на ходу осталось только 4 «Тигра», а 7 шт. «Тигров» находилось в ремонте, будучи подбитыми в ходе прорыва. Командир 3-го тяжёлого танкового батальона полка «Великая Германия» хауптман Ханс Бок, за осуществление этого прорыва к Кёнигсбергу и за предыдущие бои, 5 февраля был награжден Рыцарским Крестом и присвоением звания майор. В наградном листе Бока указывается, правда, что его подразделение уничтожило 68 советских танков и 86 орудий. Однако вряд ли вообще такое количество танков могло быть у тех бригад 2-го гв. танкового корпуса Бурдейного, которые ещё до этого боя потеряли в ходе наступления около 80 % своего состава. Более правдоподобной выглядит оперативная сводка Верховного командования Вермахта за этот день, в которой упоминается, что в ходе наступления дивизии «Великая Германия» южнее Кёнигсберга было подбито 26 советских танков.
На следующий день (31 января) происходила перегруппировка час­тей 11-й гвардейской армии и закрепление оборонительных позиций 36-го гв. стрелкового корпуса у Зеепотена. Немецкое командование также перегруппировывало силы. На этот участок, для усиления обороны, из города перебрасывались дополнительные подразделения вермахта и фольксштурма. В обороне находились уже не только части «Великой Германии», но и крепостные соединения. Через образовавшийся прорыв в Кёнигсберг перебрасывались из района Хайльсбергского котла необходимые для усиления обороны города части. Так на южную окраину Кёнигсберга в район пос. Шоссейный из-под Цинтена, для усиления частей 56-й и 549-й пехотных дивизий была переброшена 627-я удар­ная саперная бригада (в составе двух штурмовых батальонов) под командованием подполковника Карла Херцога. В Кёнигсберг по частям стала переправляться 1-я пехотная восточнопрусская дивизия. Техника, подбитая 30 января, транспортировалась в город и ремонтировалась в мастерских. Задачу немцам облегчало то, что поле боя осталось за ними.
С 1 февраля ожесточённая борьба за овладение автострадой и выход к заливу вновь возобновилась. Против 18-й дивизии, заменившей двадцать шестую, в на­ступление перешли два полка 562-й пехотной дивизии немцев, а также 73-й отдельный крепостной батальон. Последовало несколько ожесточённых атак. Лишь с наступлением темноты немцы прекратили активные дей­ствия. Но утром 2 февраля снова пошли в наступление. Бои раз­горелись с невиданной силой и жестокостью. Часто бои перетекали в рукопашные схватки на наших позициях.
3 февра­ля части 31-й и 11-й дивизий (под командованием соответственно гене­рал-майора И.Д. Бурмакова и генерал-майора Н.Г. Цыганова), поддер­жанные танками 2-го гвардейского танкового корпуса и 43-й тяжёлой танковой бригадой (машины ИС-2) под командованием полковника Г.А. Тимченко, севернее Хайде-Вальдбурга в районе современного яхт-клуба вновь вырвались к заливу, перерезав автостраду. Через некоторое время 83-я гвардейская дивизия (командуюший - генерал-майор А.Г. Маслов) отбила у немцев поместье Вальдбург и перерезало шоссе в районе современного поворота на Прибрежный. Дивизия «Великая Германия» нанесла ряд контрударов, но они были отбиты и дивизия вновь овладела Хайде-Вальдбургом. Однако расширить прорыв не удалось. Вновь усилившиеся немецкие контратаки заставили вести 83-ю дивизию оборонительные бои. Удержать Хайде-Вальдбург в итоге не удалось, и наши войска вскоре были опять выбиты из посёлка. В этом бою погиб Герой Советского Союза В.И. Круглов, похороненный ныне в братской могиле в посёлке Прибрежном. В тот день в ходе контратак танковый полк «Великая Германия» вновь понёс сильные потери: около 20 танков и са­моходок. Также другие части этой элитной немецкой дивизии потеряли 5 бронетранспортеров, 27 орудий и миномётов. Комдив 240-й авиадивизии Зимин отмечает, что «в феврале погода оставалась неустойчивой. По-прежнему было много нелетных и ограниченно летных дней … наша авиация использовала любую возможность для боевых вылетов. Бывало, погода улучшалась всего на два-три часа, и тогда в это «окно» устремлялись десятки и сотни самолетов. 3 февраля, например, наша дивизия прикрывала 192 штурмовика и 54 бомбардировщика, причем «илы» и «пешки» действовали мелкими группами. Я в этот день дважды вылетал на сопровождение Ил-2 и позже, докладывая обстановку непосредственно командующему воздушной армией, подчеркнул, что в таких сложных метеоусловиях летчики действуют на пределе своих возможностей и что вылетать на боевые задания могут только самые опытные и самые подготовленные экипажи».
Между тем, немецкое командование решило вновь нанести мощный концентрированный танковый удар по советским частям с севера из города и с юга и повторить успех, которого оно добилось 30 января. В истории «Танковой дивизии «Великая Германия» отмечается, что 4 февраля в неё, от командования группы армий «Север», по­ступил приказ начать наступление двумя полками с линии Ной-Кольбникен (2 км южнее поместья Вальдбург) - Вальдбург - Маулен - Вартен с целью возврата железной дороги Кенигсберг – Коббельбуде - Эльбинг, которую не удалось отбить у советских частей 30 января. Эта операция была названа «Pistolen-Wäldchen», и её исполнение было возложено на мотопехотный полк «Великая Германия» Вольфганга Хееземана и танковый полк Бруно Каля, который, как было сказано выше, был переформирован в ударную танковую группу, состоящую из двух подразделений: «тигрового», под командованием Бока и «пантерного», под командованием Поля. Из района Кёнигсберга также должна была наступать ещё одна группировка: части 5-й танковой дивизии (до 40 танков и самоходок), 975-й гренадёрский полк (командующий полковник Хельмут Касснер) 367 пехотной дивизии, 171-й гренадерский полк (командующий - подполковник Ригер) и 627-я удар­ная саперная бригада Карла Херцога.
5 февраля после артподготовки началось немецкое наступление. Части 5-й танковой дивизии, 975-й гренадёрский полк, 171-й гренадерский полк и 627-я удар­ная саперная бригада сильней­шим ударом из Кёнигсберга вдоль шоссе по северному флангу 11-й гв. армии отбросили 31-ю и 11-ю дивизии в районе современного яхт-клуба от залива и от шоссе. Заняли Вартен. В этом бою попал в окружение батальон 33-го полка. Комбат капитан Н.П. Капустин и замполит Д.Ж. Хасаншин организовали круговую оборону. Немцы попытались раздавить позиции батальона танками, но все атаки были отбиты. Вы­брав удобный момент, батальон стремительным ударом прорвался из окружения. В бою было подбито 5 танков и 2 бронетранспортёра про­тивника.
В этом бою отличился также 1-й дивизион 30-го артполка майора В.П. Семенко. Немцы крупными силами окружили командный пункт дивизиона, располо­жившийся в подвалах (там находилось около 50 человек), и потребова­ли сдачи в плен. Бойцы отклонили требование. Немцы начали стрелять по окнам, бросали туда гранаты, выкуривали дымом наших солдат, ко­торые отбивали одну атаку за другой. Вскоре прекратилась связь с пол­ком - у радиостанции сели батареи. Тогда солдаты собрали батарейки от ручных фонариков и соединили их в одну. Сдерживать атаки немцев стало уже невозможно, были убитые, более 25 тяжелораненых, которых под непрерывным огнём перевязывала санинструктор В.В. Бурцева. У рации заканчивались и самодельные батареи. Бой длился уже 10 часов. Тогда командир дивизиона майор Н.А. Полевничий связался с полком и вызвал огонь на себя. Мощный залп «катюш» и тяжелых орудий сме­шал немецкую пехоту с землёй. Противник отошёл, потеряв несколько десятков чело­век. Вскоре подошла советская пехота и освободила солдат. В бою особо отличились комбат - старший лейтенант Е.И. Сыроватский и командир отделения разведки - старший сержант Тищенко.
Сильные бои развернулись и на южном фланге 11-й гв. армии восточнее Хайде-Вальдбурга и южнее имения Вальдбург на участке обороны 52-го гв. артполка подполковника Н.А. Казачека из состава 18 гв. дивизии. В этом бою отличился расчет сержанта Александра Логинова. Артиллеристы выдержали четыре атаки гренадёров и танков «Гроссдойчланда». Началась пятая. На расчёт двигалось десять танков и штурмовых орудий. Артиллеристы подпустили ближе вражеские машины. Наводчик Б. Лабцов ударил по головному танку и разворотил ему бензобак. Машина вспыхнула факелом. Тогда танки двинулись в обход. В какой-то момент атаки они подставили боковую, наиболее уязвимую броню танков. Лабцов использовал этот момент и подбил еще машину. Немецкие танкисты также открыли огонь по позициям. Лабцов осколком снаряда был ранен, но остался у пушки и продолжал вести огонь.
Расчеты противотанковых орудий сержантов Ивана Попрыкина и Николая Викторова из 58-го гвардейского полка подполковника В.Г. Кривича также оказали серьёзное сопротивление. Пехота на бронетранспортёрах почти вплотную подошли к орудию сержанта Н.И. Викторова. Но огнём осколочных снарядов они были остановлены. Расчет попытался сменить огневую позицию, но не успел. По нему вновь открыли огонь. Несколько человек были ранены. Немцы пошли в атаку, намереваясь взять в плен израненный расчет. Викторов сам заряжал орудие и вел огонь, что позволило ему отбить и эту атаку.
Утром 6 февраля противник открыл шквальный огонь и вновь атаковал силами танкового полка «Великая Германия» первый батальон 58-го полка и третий батальон 51-го полка подполковника С.Е. Павлова в направлении Ной-Кольбникен (южнее Вальдбурга). Впереди шли «тигры» тяжёлого танкового батальона «Великая Германия». Командир орудия сержант А.Б. Логинов сам встал на место наводчика. Бронебойные снаряды не пробили броню, немецкие машины приближались и вели прицельный огонь по огневым позициям артиллеристов. Логинов послал в «Тигра» подкалиберный снаряд, который сумел остановить танк. Затем сержант накрыл пехоту осколочным снарядом. С фланга начало вести огонь штурмовое орудие StuG III. Логинов сумел с первого снаряда подбить и самоходку. Вскоре танки начали отходить. При отходе было подбито ещё два танка.
Всего за два дня расчет А.Б. Логинова подбил шесть танков «пантера» и «тигр» и штурмовое орудие StuG III. За этот бой Александру Борисовичу Логинову позже было присвоено звание Героя Советского Союза, а все бойцы расчета награждены орденом Красного Знамени.
Таким образом, из-за сильной обороны наших войск в течение 5-6 февраля немецкое наступление полностью сорвалось. Только два батальона мотопехотного полка «Великая Германия» - 1-й (командующий – капитан Отто Пфау) и 2-й (командующий - капитан Маккерт) - смогли про­двинуться южнее Вальдбурга вдоль дороги на Зеепотен, но, попав под сильный миномётный и артиллерийский огонь, завязали бой на достигнутых рубежах. Немецкие части понесли серьёзные потери в командном составе. Командир мотопехотного полка «Великая Германия» (Panzer-Grenadier Regiment «Großdeutschland»), полковник В. Хееземанн, погиб 6 февраля от прямого попадания снаряда в своём блиндаже на командном пункте. 17 февраля он был посмертно награждён Рыцарским Крестом. Командование полком перенял майор Крюцман. Также в ходе боёв 5 февраля (и в день собственного награждения Рыцарским Крестом и присвоения нового звания) был тяжело ранен командующий батальоном тяжёлых танков «Великая Германия» капитан Ханс Бок, отправленный затем в тыл в лазарет. Командование сильно потрёпанным батальоном «Тигров» принял лейтенант Лейсинг. Также за эти бои, командующий 975-го гренадёрского полка 367 пехотной дивизии полковник Хельмут Касснер был представлен к награде.
Зимин пишет: «С 6 по 10 февраля, когда шли эти бои за магистраль, авиация не действовала. Только во второй половине дня 11 февраля мы сопроводили 14 мелких групп Ил-2 - всего 83 самолета - и при проводке штурмовиков провели два воздушных боя. В одном из них гвардии младший лейтенант Н. И. Тёпин поджег один «фокке-вульф» и второй подбил».
В ходе недельных боёв, сумев выбить наши войска с позиций на реке Фришинг в районе Бранденбурга и немного отбросить от автострады Кёнигсберг - Эльбинг, немцы решили прочно закрепиться. Постоянные контратаки советских войск отбивала немецкая артиллерия, танки и самоходки «Великой Германии» и 5-й танковой дивизии. Шестого февраля, когда немцы ещё не успели закончить свои наступательные операции на южном фланге 11-й гв. армии, по­сле тяжелого боя 16-я гвардейская дивизия (командующий - генерал-майор Н.А. Пропин) и 18-я дивизия на широком фронте сумели вновь овладеть авто­страдой в районе современных Голубых озёр (в то время двух крупных карьеров ещё не было). Но дойти до залива и окончательно перерезать сухопутную связь Кенигсберга и 4-й немецкой армии в районе Хайлигенбайля не смогли. Всего 600 метров оставалось до Фришес-Хаффа, однако немцы усилили контратаки танками и остановили советское наступление. Гитлер понимая, что сил у обороняющихся войск мало, как вспоминает Ляш, лично отклонил все попытки прорыва в Кенигсберг с юга и приказал сохранить силы, довольствуясь той полоской суши, которая ещё удержива­лась вдоль залива.
В ночь с 6 на 7 февраля немецкие саперы из 627-й штурмовой-сапёрной бригады (Heeres-Sturm-Pionier Brigade 627) подполковника Карла Херцога с трудом проложили по берегу залива дорогу, соединяющую Кёнигсберг с остальными частями. Она пролегала мимо современной спасательной станции на так называемом «Детском пляже», затем мимо современного форелевого хозяйства и яхт-клуба. По этой дороге можно было передвигаться только ночью, так как днем она очень хорошо просматривалась и находилась под непрерывным миномётным огнём со­ветских войск. Советские войска уже не предпринимали попыток перерезать эту полоску суши, опасаясь новых контрнаступлений и повторения судьбы 26-й дивизии. Но ещё до 12 февраля ожесточённые бои за Вальдбург и Хайде-Вальдбург, по несколько раз переходившие из рук в руки, продолжались. Пятая танковая дивизия немцев постоянно била со стороны Кенигсберга вдоль шоссе, пытаясь отрезать и окружить наши части. Танковый полк «Великая Германия» пытался ударами с юга в сторону Кёнигсберга расширить полосу вдоль залива. Иногда им удавалось вновь отбить дорогу и держать её некоторое время открытой, но затем они опять отступали. Немцы сумели восполнять ежедневные потери в танках, организовав немедленный ремонт машин в кёнигсбергских мастерских.
Ляш писал: «Все предложения как со стороны крепости Кёнигсберг, так и со стороны Четвертой армии — расширить полосу связи и тем самым обеспечить Четвертой армии отход к Кёнигсбергу — были отклонены Гитлером. После эвакуации беженцев из Хайлигенбайльского котла, которая закончилась к концу февраля, такая операция при одновременной уступке района Браунсберга могла быть успешной. Вывести Четвертую армию можно было бы по берегу залива этой вынужденной дорогой, труднопроходимой и пригодной только в темноте. Дорога эта была источником вечных забот, удивительно то, что русские не приложили серьезных усилий с целью дойти до залива и полностью перерезать связь. Вероятно, они опасались, что такая попытка могла бы вызвать контрнаступление, типа клещей».
К середине февраля, когда немецкое командование стало готовить операцию «Западный ветер» (Метгетенский прорыв), активная фаза боёв южнее Кёнигсберга и в районе Хайде-Вальдбурга прекратились. Наши обескров­ленные войска, отбив все контратаки гитлеровцев, окончательно закре­пились на широком участке шоссе, и все дальнейшие попытки немцев взять его под свой контроль ни к чему не привели. Советские части так и не могли выйти к заливу и выбить немцев из Хайде-Вальдбурга. Что­бы по шоссе не могла пройти немецкая техника, в районе современных Голубых озёр и асфальтного завода в ночь с 14 на 15 февраля 44-й штурмовой инженерно-сапёрный батальон 11-й гв. армии произвёл подрыв автотрассы тяжёлыми фугасами в пяти местах.
С середины февраля по 13 марта 1945 г. шли изнуряющие мелкие позиционные бои. Как рассказывают ветераны, особенно большие по­тери наши солдаты несли от немецких снайперов, которые всегда били точно, даже ночью. По траншеям и ходам сообщения и днём и ночью ходили согнувшись. Этот участок немцы держали под непрерывным огнем. С северного берега залива била береговая артиллерия. С южной окраины Кенигсберга, с расстояния 6-7 километров - крепостные батареи.
В районе имения Вальдбург постоянно шли ожесточённые бои. Гренадёры мотопехотного полка «Великая Германия» удерживали замок Вальдбург, ключевой пункт обороны немцев. Очень часто он переходил из рук руки. Случалось, что в самом здании на верхних этажах находилась немецкая пехота, на нижних – советская, и наоборот.
Двадцать второго февраля 1945 г. молодой пулемётчик 250-го гвардей­ского стрелкового полка 83-й гвардейской дивизии рядовой Сергей Вирко совершил героический подвиг. Прикрывая свою группу от губительного огня немецкого пулеметчика, стрелявшего из подвала замка Вальдбурга, подполз к ог­невой точке противника и метнул гранату. Несколько немцев было убито, но остальные с флангов заметили его и стали стрелять в бойца. Рядовой подполз ещё ближе и бросил ещё одну гранату, но она не причинила вреда вра­гу. Тогда раненый Вирко навалился на амбразуру, закрыв собой ствол пулемета. Солдат погиб от тяжёлых огнестрельных ранений.

Тринадцатого марта начался заключительный этап уничтожения 4-й немецкой армии в районе Бальги. С этой целью 36-й гвардейский стрелковый корпус 11-й гв. армии перешёл в наступление к заливу и вдоль шоссе в сторону Бранденбурга. Атаки советских войск отбивали гренадёры мотопехотного полка дивизии «Великая Германия», а также 31 единица бронетехники танкового полка «Великая Германия» (батальон подполковника Поля имел 10 «Пантер» и 5 самоходок StuG III, тяжёлый танковый батальон лейтенанта Лейсинга – 6 «Тигров» и 10 шт. StuG III) и ряд других её соединений. С воздуха части противника прикрывала авиация известной немецкой 51-й эскадрильи «Мельдерс».
В этот день произошёл второй случай, когда советский боец закрыл своим телом амбразуру. Между имением Вальдбург и автострадой, в районе современных дач проходила оборонительная линия немцев. Огонь из долговременной земляной огневой точки (ДЗОТа) прижал нашу пехоту к земле. Гвардии сержант Пётр Дмитриевич Артюхов, командир отделения 51-го гвардейского стрелкового полка 18-й гвардейской дивизии повторил подвиг Сергея Вирко, закрыв своим телом амбразуру. Посмертно его наградили орденом Отечественной войны II степени.
Вскоре войска 16-й гвардейской дивизии овладели посёлком Хайде-Вальдбург и окончательно перерезали автостраду, выйдя к заливу. Дивизия организовала оборону фронтом на север, в сторону Кёнигсберга. Остальные части 36-го корпуса лишь 17 марта овладели Бранденбургом. Кёнигсберг был, в конце концов, полностью блокирован с юга. Ещё через двенадцать дней группировка немцев в районе Хайлигенбайля – Бальги была уничтожена. Танковая дивизия «Великая Германия», постоянно досаждавшая левому флангу 11-й гв. армии, растеряв в боях всю матчасть и полностью потеряв всю технику, была уничтожена.
Но линия фронта ещё проходила по северо-восточной окраине Хайде-Вальдбурга, в районе современной спасательной станции, так называе­мого «детского пляжа». В посёлке, на передовой закрепился огнемёт­ный батальон и рота курсантов. В поместье Вальдбург расположился медсанбат 16-й гвардейской стрелковой дивизии.
Днём 6 апреля 1945 г. после мощнейшей артподготовки с рубежа Хайде-Вальдбург воины 16-й дивизии пошли на штурм Кенигсберга, взламывая оборону пехотного полка 367-й пехотной дивизии немцев (командую­щий - генерал-лейтенант Хеенле). В районе современных карьеров севернее Прибрежного и современного Форелевого хозяйства были окружены части этого пехотного полка, которые были уничтожены днём 7 апреля. Бои в окрестностях посёлка Прибрежный закончились. Подбитая сго­ревшая техника (советская и немецкая) напоминала о тех боях ещё три года. Только весной 1948 г. её стали убирать, отправляя на металлолом.
PRUSS
Интересующийся
 
Сообщения: 248
Зарегистрирован: 18-11-2005 17:41:22


Сообщение PRUSS » 17-11-2007 23:34:22

Данная статья - результат изучения боёв в районе посёлка Прибрежного, где живет автор. Статья основана на наших советских источнниках (мемуары и пр.), а также на немецких (2 книги по Истории Гроссдйчланда, ещё ряд книг по немецкой технике и пр.). Изначальный её вариант был опубликован в 2001 г. в одном из региональных сборников (находится в областной библиотеке).

По просьбе автора вам представлен окончательный, дополненный вариант статьи.

Ваше мнение?
PRUSS
Интересующийся
 
Сообщения: 248
Зарегистрирован: 18-11-2005 17:41:22

Сообщение logo » 18-11-2007 15:18:36

Да, Костя, статья хорошая....на неё можно опираться дальше.

Кстати, родственники одного из участников этой битвы - Ю.Гамберга живут в Эстонии, недавно документы этого героя представляли на одном из военно - исторических форумах, вот отрывок из статьи с описанием подвига:

"Чтобы остановить танки, в спешном порядке на дорогу Хайде-Вальдбург – Зеепотен южнее поместья Вальдбург была направлена 46-я истребительно-противотанковая бригада полковника П.И. Лизюкова.
Погода стояла очень плохая, был сильнейший буран. Чтобы успеть выйти к проры-вающимся танкам, орудия приходилось тащить на руках, преодолевая сугробы. В этом месте шло более 40 тяжёлых танков.
Артиллеристы подбили сразу несколько танков и самоходок. Танки остановились, перегруппировались и снова пошли в наступление.
Лизюков приказал подпустить их ближе и расстреливать в упор. Бригада понесла большие потери. В двух батареях, например, были убиты все офицеры. Ожесточённый бой длился до самого вечера 30 января. Подожжённые фашистские танки, словно огромные факелы, горели, освещая всю округу и помогая прицеливаться артиллеристам.
Комбриг Лизюков перебрался сам к одному из орудий. Вместе с наводчиком Котенко и комсоргом бригады Петропавловским он начал бить по танкам. Один из «тигров» в упор расстрелял его орудие. Посмертно Лизюкову было присвоено звание Героя Советского Союза".

Так вот она 46-я истрибительно-противотанковая артилерийская Ленинградская бригада,Ю.Гамберг заменил погибшего Лизюкова!
На фото: Ю.Гамберг....
Изображение
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5523
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

Сообщение logo » 18-11-2007 15:28:17

А это наградной на орден А.Невского за эти бои......
Изображение
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5523
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

Сообщение PRUSS » 18-11-2007 20:02:31

Саша, вам, тебе и Владимиру (автору данной статьи) просто необходимо сотрудничать. Ботаники всех стран - соединяйтесь! Ребята, хорошо, что вы есть, вы нужны нам! :)
PRUSS
Интересующийся
 
Сообщения: 248
Зарегистрирован: 18-11-2005 17:41:22

Сообщение Frey Fox » 18-11-2007 23:41:52

Вот еще о боях южнее крепости.

ОДНОПОЛЧАНЕ Валерий КИСЕЛЕВ
http://kisvalera.narod.ru/books/odnopol ... va_19.html
Аватара пользователя
Frey Fox
Исследователь
 
Сообщения: 773
Зарегистрирован: 21-11-2006 08:17:43
Откуда: Камчатка

Сообщение Питух » 22-11-2007 14:54:16

Довольно детальное изложение боёв, которое в пух и прах разбивает песни коменданта крепости Кёнигсберг об отсутствии техники, боеприпасов и людей. Всё это было у него под боком, но уничтоженно в тяжёлых боях под городом, а боеприпасы расстрелянны. Статья великолепная и дёт много информации для размышлений и анализа. Кстате здесь ответы по вопросам участия "тигров" в обороне города. Факт, что они были -если ремонтировались, не важно в составе подразделения или разрозненно. Мощь этих машин огромна и ущерб тоже. Жаль, что у нас празднуют дни городов немецких основанных на их истории забывая о тех кто своими жизнями добыл всё это. Спасибо автору статьи это память тем кто участвовал в этих боях
Действуй строго по закону - то, бишь действуй втихаря
Аватара пользователя
Питух
Читатель
 
Сообщения: 129
Зарегистрирован: 07-06-2007 08:21:23
Откуда: Калининград

Re: БОИ ЮЖНЕЕ КЁНИГСБЕРГА

Сообщение gsm_689 » 28-04-2012 10:04:40

понекропостим тута :mrgreen:

Приказ о начале наступления немецких войск (т.н. "южной группировки"), с перечислением основных участников и назначенных целей
1945-01-30_23.jpg

что интересно, это один из последних приказов генерала Фридриха Хоссбаха в должности командующего 4-й армией.
И в начале 562-ю народно-гренадерскую дивизию обозвали "пехотной" (I.D. - Infanterie division), торопились видать :)
Аватара пользователя
gsm_689
Рисователь полосок
 
Сообщения: 4338
Зарегистрирован: 21-07-2008 22:05:11
Откуда: Metgethen (поселок Александра Космодемьянского)

Re: Южная деблокада Кенигсберга и бои в районе Хайде-Вальдбу

Сообщение gsm_689 » 01-02-2013 10:37:42

еще немного некропостинга :D
На этот раз про основного участника с немецкой стороны - дивизию "Великая Германия"
Подготовлено Володей Беспаловым на основе материалов по 4-й армии (NARA T312 Roll 261, 262)

Наличие бронетехники в частях дивизии «Великая Германия» в ходе боёв юго-западнее Кёнигсберга
GD_1.png
GD_2.png

С 14 по 27 января дивизия, отступая из района плацдарма на реке Нарев, вела арьергардные бои. Фактически, пройдя всю территорию Восточной Пруссии с юга на северо-запад, дивизия с 27 января прекратила боевые действия и, частично на поездах (бронетехника), частично пешим ходом (пехота и артиллерия), начала совершать марш в район Бранденбурга к реке Фришинг. Т.о. образом данные за 26/27.01.1945 г. можно считать исходными для выводов о численности бронетехники, участвовавших в ходе контрнаступления 30/31 января 1945 г.

Примечания:
1) 302-й танковый батальон (дистанционного управления) - Panzerabteilung (Fkl) 302 – включал в себя по штату 4 роты, на вооружении которых находились 3 шт. средних танков Pz. IV, 40 шт. САУ Stug 40 Ausf. G, 144 шт. дистанционно-управляемых по радио машин типа Borgward-IV (B-IV; Sd.Kfz.301), в советских документах именуемых телетанкетками, которые представляли собой гусеничную машину малых габаритов, управляемую по радио из обычного танка (Т-III, T-IV и др.) и несущую на борту сбрасываемый контейнер с зарядом взрывчатого вещества. Машина предназначалась для взрывных работ, а также разведки местности и противника. В конце декабря 1944 г. 302-й батальон влился в состав дивизии «Великая Германия». Командир батальона – майор Замель (Major Sahmel)

2) В составе 302-го танкового батальона по состоянию на 5 декабря 1944 года находилось 38 StuG, 15 января 1945 года – 28 StuG, 15 марта – 3 StuG.

3) Вызывает вопрос наличие такого большого количества средних танков Pz.IV, соответствующего фактически численности обычного танкового батальона. По штату в 302-м батальоне находилось всего три танка этой модели. Тем не менее, Х.-И. Юнг в работе «Panzerregiment Grossdeutschland im Einsatz» отмечает, что в состав 302-го батальона входило 30 танков управления (Lenkpanzer), каковыми обычно являлись средние Pz. IV. По всей вероятности эти танки могли быть приданы батальону в ноябре-декабре 1944 года, когда тот находился на переформировании в Млаве. Отсутствие упоминания об этих танках в дальнейших донесениях – либо следствие уничтожения их советской противотанковой артиллерией в ходе отражения контрудара немцев в районе Хайде-Вальдбурга 30/31 января 1945 г., либо подрыв этой бронетехники самими немцами в силу отсутствия для них запчастей и топлива, о чём упоминают немецкие авторы.

4) На вооружении 218-й роты штурмовых танков особого назначения (Sturmpanzer-Kompanie z.b.V. 218) самоходно-артиллерийская установка класса штурмовых орудий Sturmpanzer IV «Brummbär». Осенью 1944 г. ротой командовал капитан Келлманн (Hauptmann Kellmann). Рота в январе 1945 года вошла в состав дивизии «Великая Германия» в составе 302-го танкового батальона (дистанционного управления).

5) По данным донесения о тактической структуре 4-й армии по состоянию на 03.02.1945 г. в состав частей Pz.Gren. Div. «Grossdeutschland», действовавших юго-западнее Кёнигсберга в полосе 11-й гв. армии, входили:
• I./Pz.G.R. “GD”
• II./Pz.G.R. “GD”
• I./Pz.Fus.R. “GD”
• II./Pz.Fus.R. “GD”
• Ausb. Schule (1 Kp.)
• Begl.Kp. “GD”
• Pz.A.A. “GD”
• Pz.Rgt. “GD” (1 T-IV, 11 T-V, 2 T-VI, 3 StuG.)
• He.Flak.Rgt. “GD” (15 Flak 8,8)
• A.R. “GD” (4 leFH Sf “Wespe”, 9 sFH Sf. “Hummel”, 12 le FH mot, 5 sFH mot, 3 10 cm Kanone)

В оперативном подчинении Pz.Gren. Div. «Grossdeutschland» входили также:
• He.Art.Abt. 816 (4 21cm Mrs.),
• StuG.Br. 203,
• Pz.Abt. 302 (7 StuG.),
• St.Pz.Kp. 218 (4 Pz. IV)

Необходим также отметить, что в приведённых таблицах по данным после январской статистики можно наблюдать отсутствие статистики о 302-м танковом батальоне и о 218-й роте штурмовых танков особого назначения. Stu.Pz.IV «Brummbär» исчезли вообще. Тем не менее, StuGи из этого батальона включены в данный список. Видно что, 13 StuG из 302 батальона, находящиеся в ремонте, перекочевали в общий список. Скорее всего, данные по302-му батальону и 218 роте особым образом не отмечались, а числились в общем количестве бронетехники. Можно также допустить, что действительно всю бронетехнику этих частей повыбивали наши противотанкисты, и в первую очередь, средние Pz. IV, или же немцы частично сами её повзрывали. В любом случае, налицо существенное количественное уменьшение бронетехники. И заслуга в этом, в первую очередь, полковника Лизюкова и его артиллеристов, павших, раненых и выживших.



И про животрепещущий вопрос - про немецкие потери

Потери личного состава дивизии «Великая Германия» в ходе боёв юго-западнее Кёнигсберга
GD_3.png

Т.о. общее количество потерь в один из самых трудных для дивизии периодов боёв за Бранденбургский коридор юго-западнее Кёнигсберга составляет (без учёта потерь рядового и унтер-офицерского состава за 30 января) составило 1169 человек. Из них безвозвратных – 297 человек (убитых – 196, пропавших - 101) и 872 раненых.
Количество потерь в ходе контрнаступления дивизии 30 января при наличии имеющихся материалов можно высчитать лишь приблизительно арифметически, т.к. имеются данные об общих потерях дивизии с 15 января по 7 февраля: убитых – 568, раненых – 3047, пропавших без вести – 279. Всего – 3894. С 15 по 20 января дивизия потеряла 186 человек убитыми (в т.ч. 8 офицеров), раненых – 1008 (в т.ч. 44 офицера). Высчитать данные за 20 - 30 января можно путём вычета из общей суммы потерь данные за 15-20 января и за 31 (включая офицеров за 30 января) – 06 февраля. Получается цифра по убитым 182 человек, по раненым - 1160 человек. По пропавшим без вести можно сказать лишь то, что с 15 по 30 января их число составило 178 человек.
Учитывая, что с 20 по 29 января включительно дивизия не вела серьёзных боёв (а с 27 января практически прекратила боевые действия), можно предположить, что большая часть из этих погибших пришлась именно на 30 января, когда пехота и бронетехника «Великой Германии» вынуждена была преодолевать сопротивление частей 26-й гв. сд, 18 гв. сд, 11-й гв. сд и 46-й иптабр, а также других частей 11-й гв. армии.
Аватара пользователя
gsm_689
Рисователь полосок
 
Сообщения: 4338
Зарегистрирован: 21-07-2008 22:05:11
Откуда: Metgethen (поселок Александра Космодемьянского)

Re: Южная деблокада Кенигсберга и бои в районе Хайде-Вальдбу

Сообщение logo » 01-02-2013 11:57:26

Очень информативно и понятно!
Интересное соотношение убито/ранено, немцы примерно 1:5.
Красная армия в наступательных операциях примерно 1:3.
Про танкетки интересно, еще бы об их боевом применении в этом районе узнать.
Володе Беспалову (и Василию) огромное спасибо!
Аватара пользователя
logo
Архивариус
 
Сообщения: 5523
Зарегистрирован: 07-09-2004 05:00:00
Откуда: НН

Re: Южная деблокада Кенигсберга и бои в районе Хайде-Вальдбу

Сообщение gsm_689 » 01-02-2013 12:09:52

logo писал(а):Интересное соотношение убито/ранено
по остальным дивизиям 4-й армии аналогичная инфа имеется, но пока в обработке 8)
Аватара пользователя
gsm_689
Рисователь полосок
 
Сообщения: 4338
Зарегистрирован: 21-07-2008 22:05:11
Откуда: Metgethen (поселок Александра Космодемьянского)


Вернуться в Следы Второй Мировой войны

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 8



При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.

ООО "Портал" - создание и продвижение сайтов.