Советские граждане на службе Рейха в Пруссии

Боевые действия на территории Восточной Пруссии, рассказы, исследования, фото

Re: Советские граждане на службе Рейха в Пруссии

Сообщение preussen » 01-06-2011 23:38:42

Пряжка РОА, найдена в области, более раннее её фото уже есть в теме. Нечасто встречается, хорошо что осталась в городе.
Вложения
IMG_2044.jpg
"Калининград - это продолжение города другими средствами" (Карл Шлёгель)
Аватара пользователя
preussen
Краевед
 
Сообщения: 1072
Зарегистрирован: 15-11-2005 12:28:59
Откуда: Koenigsberg


Re: Советские граждане на службе Рейха в Пруссии

Сообщение albert » 14-11-2011 17:22:25

Из свежевышедшего:
Мамулиа Г.Г. Грузинский легион вермахта. М., 2011, с.с. 175-176.
Вложения
IMG_0004.JPG
IMG_0001.JPG
albert
 

Re: Советские граждане на службе Рейха в Пруссии

Сообщение albert » 23-11-2011 19:16:26

Не совсем по теме, ибо вероятный автор текста - Антон Прокофьевич Яремчук - советским гражданином никогда не являлся. Офицер РИА, затем белогвардеец. В эмиграции жил в Болгарии и Франции. В период испанской гражданской войны - доброволец на стороне Франко, в 1942-43 - офицер-переводчик итальянского экспедиционного корпуса в России. Вернувшись в Италию в мае 1943 года, после антимуссолиниевского переворота уехал в Германию в попытке "поступления в русские национальные части".
Источник - сборник "Мемуары "власовцев"", М., 2011, с.с. 107-109.
Вложения
DSC_3191.JPG
DSC_3189.JPG
DSC_3186.JPG
DSC_3194.JPG
albert
 

Re: Советские граждане на службе Рейха в Пруссии

Сообщение gsm_689 » 08-04-2012 14:47:36

возможно куски этой статьи кто-то уже читал на вконтактике, но там неполная версия

К вопросу об участии коллаборационистских частей на территории Восточной Пруссии в 1944–1945 гг.
Владимир Беспалов
Статья была подготовлена для доклада на международном круглом столе «Коллаборационизм и предательство во Второй мировой войне. Власов и власовщина», состоявшемся 12 ноября 2009 года в Российском институте стратегических исследований (г. Москва)
Длительное время тема история функционирования в годы войны коллаборационистских соединений, сформированных из граждан Советского Союза различных национальностей, оставалась под негласным запретом. Широкий конгломерат данных соединений на протяжении десятилетий в советской литературе и кинофильмах именовался одним словом – «власовцы», тем самым сужая и уменьшая количественный и качественный состав этих частей, а также уменьшая и географический ареал их действий. В полной мере это касается и тех соединений, которые участвовали на территории нынешней Калининградской области.
В некоторых мемуарах бывших советских военнослужащих имеются упоминания о встречах в Восточной Пруссии с «власовцами», без конкретного их отождествления с тем или иным соединением советских коллаборационистов. Так командир 11-й отдельной армейской штрафной роты 11-й гв. армии В.И. Ханцевич вспоминает: «В середине января в районе Инстербурга наши передовые части натолкнулись на упорное сопротивление вражеских арьергардов, прикрывающих отход главных сил. Для взятия города была сформирована ударная группа, в которую входила и 11-я ОАШР. После артподготовки разместившаяся десантом на танках рота вместе с другими подразделениями пошла в атаку. За короткое время мы преодолели внешний пояс обороны, хотя не обошлось без потерь – несколько танков фольксштурмовцы подбили. Но как только танки и пехота ворвались в городок кавалерийского военного училища, издавна бывшего кузницей кадров для вермахта, из разрушенных зданий и сооружений стали выходить немцы с поднятыми руками, лопоча: «Гитлер капут». После боя привели пожилого солдата-немца, говорившего по-русски. Спросили: «Что ж вы сопротивлялись, если «Гитлер капут!». Он ответил: «Мы бы давно сдались, да ваши не пускают». Он имел в виду предателей-власовцев, которые использовались германским командованием в качестве заградительных отрядов. В тот раз потери роты были сравнительно небольшими: двое убитых и шестеро раненых» .
Богопольский Михаил Петрович, командир 2-го дивизиона 35 гв. артполка 1-й гв. сд 11-й гв. армии вспоминает: «Январь 1945-го года. Штурм города Веллау. После прорыва обороны немцев на реке Дайме наше продвижение шло успешно, но при подходе к крупному опорному пункту городу Веллау, оно приостановилось. Оборону противника держали не только регулярные полевые войска, но и много людей в гражданской одежде из числа местных жителей - бюргеров, бежавших из своих приграничных имений. Оборона полевая - траншеи полного профиля и ДЗОТы. Кроме немцев здесь оборонялось много "власовцев" из РОА. Эти предатели оборонялись особенно стойко, ибо их ждала расплата, "власовцев" не брали в плен, а расстреливали на месте...» .
Другой участник боёв в Восточной Пруссии В. Федин, танкист 10-го Днепровского танкового корпуса 5-й Гвардейской танковой армии описывая тяжёлые оборонительные бои против контратакующих в районе посёлка Дойчендорф (р-н Эльбинга) немецких частях в феврале 1945 г. также упоминает о встречах с «власовцами». Во время ночной передышки после кровопролитной танковой атаки, его экипаж танка Т-34, находясь в месте с пехотинцами в подвале одного из домов, «познакомился близко с сержантом - командиром отделения пулеметчиков. Он живо интересовался тем, как мы горели у них на глазах, нам были интересны подробности жизни пехотинцев-фронтовиков. Наш собеседник через каждый час ходил менять расчет пикета пулеметчиков, который был выставлен метрах в 200-х от приютившего нас подвала. После одного из таких выходов он вернулся в крайнем возбуждении без смененных пулеметчиков: он обнаружил их с отрезанными головами. Ближайший пикет, да и посты у сгоревшего дома слышали окрик того пикета - "стой, кто идет!?" - и какой-то спокойный ответ, все вроде бы было, как обычно... Так впервые я близко узнал о коварной подлости бывших наших, предателей, так называемых власовцев». В феврале-апреле 1945 года в Восточной Пруссии много пришлось наблюдать результаты подобных зверских случаев» .
О встрече с «власовцами» в Восточной Пруссии упоминает и бывший командир батареи звуковой разведки 794-го отдельного армейского разведывательного артиллерийского дивизиона (ОАРАД) 2-ого Белорусского фронта А.И. Солженицын. Он описывает встречу с ними в контексте своего сочинения «Архипелаг ГУЛАГ»: «В Восточной Пруссии в нескольких шагах от меня провели по обочине тройку пленных власовцев, а по шоссе как раз грохотала Т-тридцать четверка. Вдруг один из пленных вывернулся, прыгнул и ласточкой шлепнулся под танк. Танк увильнул, но все же раздавил его краем гусеницы. Раздавленный еще извивался, красная пена шла на губы. И можно было его понять! Солдатскую смерть он предпочитал повешению в застенке» .
Как известно, на территории бывшей Восточной Пруссии подразделения собственно Русской освободительной армии (РОА) генерала А. Власова не вели боевых действий. Наиболее боеспособными соединениями РОА были 1-я и 2-я дивизии генералов С. Буняченко и Г. Зверева, но они были сформированы в январе-феврале 1945 г. и вели боевые действия на р. Одер, против войск 1-го Белорусского фронта. Таким образом, физически они не могли оказаться в Восточной Пруссии, которая уже к концу января была прочно отрезана от Германии.
В то же время, единственным подразделением, которое затем стало относиться к структурам созданной в 1942 г. РОА была т.н. «Авиагруппа Хольтерс» (Fliegergruppe Holters), дислоцировавшаяся в Восточной Пруссии в окружённом лесами местечке Морицфельде. В этом месте располагался специальный концентрационный лагерь для военнопленных из ВВС, т.н. Stalag Luft VII / Moritzfelde bei Wehlau (Wehrkreis I) . Морицфельде ныне не существует (местность южнее леса Знаменского, 10 км юго-восточнее пос. Знаменск по просёлочной дороге пос. Знаменск – урочище Светаевка; прежнее административное подчинение: Landkreis Insterburg, Amtsbezirk Groβ-Eschenbruch). Бывшие жители окрестных деревень вспоминают, что после нападения на СССР в 1941 г. на близлежащих пастбищах для нужд Люфтваффе стали сооружать взлетно-посадочную полосу, которая стала затем относится к командованию авиационного района Инстербург 1-го авиаокруга Кёнигсберг (Flughafen-Bereichskommando Insterburg, Luftgau-Kommando I Königsberg). Однако полоса почти не использовалась. В аэродромных постройках барачного типа ютились пленные французы, поляки и русские. Пленные использовались на сельскохозяйственных работах вместо ушедших на фронт мужчин . Вскоре Морицфельде получил широкую известность среди многих пленённых советских лётчиков…
… Осенью 1943 г. подполковник люфтваффе Г. Хольтерс, начальник пункта обработки разведывательных данных "Восток" (Auswertestelle Ost, далее - AWSt./Ost) в штабе командования "Люфтваффе" [Oberkommando der Luftwaffe], занимавшийся анализом результатов допросов советских лётчиков, предложил сформировать из пленных, готовых воевать на стороне Германии, лётное подразделение. При этом он заручился полной поддержкой своей идеи со стороны бывшего полковника советской авиации и командующего до 1938 г. ВВС Сибирского Военного округа Виктора Мальцева, который к этому времени уже занимал видное место в формирующемся в Германии «власовском» движении. Дело не требовало отлагательств и, как отмечает крупнейший российский исследователь власовского движения С. Дробязко , в октябре того же года в Сувалках был создан специальный лагерь, где отобранные в других лагерях летчики, штурманы, механики и радисты проходили медицинское обследование, проверку профессиональной пригодности и психологические тесты. Признанные годными обучались на двухмесячных подготовительных курсах, после чего получали воинское звание, приносили присягу и переводились в состав авиагруппы Хольтерса в восточно-прусском местечке Морицфельде. Сам лагерь стал центром формирования будущих авиасоединений Русской освободительной армии генерала А. Власова. Но путь в этот лагерь у многих лётчиков был разный…
Обстоятельства того, каким образом советские лётчики попадали в Морицфельде можно найти в ряде мемуаров. Так Герой Советского Союза, заслуженный военный летчик СССР (Авиация Дальнего действия), генерал-полковник Василий Васильевич Решетников пишет: «В ту же апрельскую ночь (16 апреля 1943 г., - прим. авт.), только на траверзе Кенигсберга, был сбит безответной атакой … еще один наш экипаж — молодого, но крепкого и отважного боевого летчика Гавриила Лепехина. В его экипаже тоже не оказалось стрелка. Даже бывалого и осторожного радиста, делящего свое внимание между пулеметной турелью и радиостанцией, всегда подстерегает опасность пропустить внезапный удар воздушного противника. Под самолетом Лепехина была Восточная Пруссия — самая что ни на есть натуральная Германия. Горел левый мотор, оборвалась связь. Скольжением пламя сбить не удалось. Высота терялась стремительно. Командир подал команду на покидание самолета световым сигналом, нажав разом все три разноцветные кнопки. Чуть выждал, открыл фонарь и, резко толкнув штурвал от себя, вылетел из кабины. Унты … оказались не пристегнутыми и при раскрытии парашюта слетели. Самолет быстро достиг земли и вспыхнул ярким пламенем. Чтоб избежать возможного столкновения с немцами, привлеченными пожаром, Лепехин стал энергично скользить в сторону от него, но, упустив в темноте момент встречи с землей, не успел освободить стропы и приземлился с очень большой вертикальной скоростью. Очнулся на кровати весь разбитый и пронизанный нестерпимой болью. В комнате были военные немцы. К вечеру появился грузовичок, и солдаты, взвалив недвижимое тело в кузов, дотрясли его, испытывавшего при каждом толчке жестокие страдания, в лагерь Морицфельд. На допрос доставили волоком — стоять он не мог. Лепехин стал выдавать себя за воздушного стрелка, но в том же лагере уже сидел его стрелок-радист Михаил Буренок, а в руках у немцев моталось лепехинское удостоверение личности. Легенда не состоялась. Спустя месяц Лепехин стал на ноги, но передвигался с двумя палками. В лагере встречались знакомые лица…» .
Крайне любопытен состав заключённых лагеря, многие из которых позже стали служить в лётном подразделении РОА. По информации Хоффманна Й. , в их числе были такие командиры, как бывший начальник штаба ВВС Орловского военного округа, полковник А. Ф. Ванюшин, отличившийся на должности командующего авиацией 20-й армии в боях против немцев под Лепелем и Смоленском летом 1941 года; некий командир полка бомбардировщиков полковник П.; майор П. Суханов; капитан С. Артемьев; ставшие известными в годы войны в СССР Герои Советского Союза капитан С. Т. Бычков и старший лейтенант Б. Р. Антилевский, участник советско-финской войны, сбитый в августе 1943 г. под Ельней; капитан А. Меттль, служивший в авиации Черноморского флота; капитан И. Победоносцев.
Одним из участников эскадрильи был и герой челюскинской эпопеи подполковник Борис Абрамовича Пивенштейн, в 1934 году участвовавший на самолёте Р-5 в спасении экипажа парохода "Челюскин", зажатого во льдах Северного Ледовитого океана. В годы войны он командовал эскадрильей 504-й штурмового авиаполка 1-й гв. штурмовой авиадивизии и попал в плен, будучи сбитым в небе над Донбассом в апреле 1943 г. Как отмечает в своей книге Звягинцев В.Е., со ссылкой на архивные документы, «находясь в лагере военнопленных лётчиков в Морицфельде, Пивенштейн работал в отделе контрразведки "Восток", где занимался опросом советских лётчиков, попавших в плен к немцам, обрабатывал их в антисоветском духе и склонял к измене Родине» .
Стоит также отметить майора-орденоносца Серафиму Захаровну Ситник, начальника разведки 205-й истребительной дивизии. Ее самолет был сбит, и она раненой попала в немецкий плен. Мать и ребенок Ситник жили на оккупированной территории, и летчица не сомневалась, что они погибли. По словам, Й. Хоффмана, «какова же была ее радость, когда самолет пункта обработки разведданных "Восток" доставил ее близких в Морицфельде» .
В лагерь попали также три лётчика, которые сдружились уже в плену и, позже в 1944 г. угнавшие три самолёта Люфтваффе с аэродрома г. Лида в Белоруссии, и вернувшиеся в расположение советских частей: ст. лейтенант В.С. Москалец, лейтенант П.В. Чкуасели и мл. лейтенант А.С. Карапетян. В лагере оказался и французский лейтенант И. Маэ из авиаэскадрильи «Нормандия», подбитый в 1943 г. зенитной артиллерией при штурмовке неприятельского аэродрома около г. Спас-Демянск .
Быт в лагере описывается в воспоминаниях другого советского лётчика Бориса Владимировича Веселовского. На своём истребителе американского производства Р-40 «Warhawk» он был сбит в январе 1943 г. под Ленинградом. В апреле 1943 г. его перевели в Морицфельде: «Неожиданно меня … отправили в лагерь под Кенигсбергом. Ограждение лагеря было хилое: на тонких столбах в один ряд болталась колючая проволока. Ходившие вдоль нее два немецких солдата были калеки. Один хромал, у другого виднелся бинт из-под пилотки. Преодолеть такую ограду ничего не стоило. Внутри лагеря было несколько бараков, снаружи - штабной домик, караульное помещение и гараж. В штабе конвоиры передали меня администрации лагеря. В небольшом кабинете со мной разговаривали два ефрейтора на чистом русском языке. Один - Додонов, второй назвался Алексом. Немцы предложили им работать при штабе лагеря, и они согласились. В их обязанность входила регистрация прибывающих пленных, заполнение анкетных данных. Жили они в караульном помещении, но им разрешалось ночевать в штабе. Лагерь принадлежал авиационному военному ведомству, начальником лагеря был полковник авиации Холтерс. Около лагеря было небольшое ровное травяное поле. Сюда прилетал легкий самолет связи… В бараках размещалось около 150 военнопленных. Все они были авиаторы — летчики, штурманы, стрелки-радисты, бортмеханики. Жили в больших помещениях с рядами двухэтажных коек. Нельзя было понять, кто есть кто, — все переодеты. Загадочным был этот лагерь. Частенько в штаб вызывали кого-либо, и там подолгу велся с ним разговор. Несколько раз со мной беседовал полковник Холтерс. Не допрашивал, а именно беседовал. Некоторых пленных куда-то увозили. Через несколько дней они вновь появлялись. В лагере, в отдельном флигеле, жил пленный генерал авиации Александр Алексеевич Белишев. Его тоже подолгу не было видно. Додонов сообщил, что генерал был в Берлине. В лагере проводилась антисоветская агитация, были развешены соответствующие плакаты. Почти ежедневно Додонов приносил в лагерь газету РОА «За Родину», расхваливал «новый порядок» на территориях, оккупированных немцами. … Каждый день нас небольшими группами выводили под конвоем на разные хозяйственные работы в деревню. Мы копали огороды и чистили скотные дворы» .
Беседами Холтерс пытался склонить пленных лётчиков перейти на службу в формирующуюся эскадрилью. Тем не менее, не все пленные переходили на сторону немцев. Как следует из некоторых воспоминаний, в лагере был организован комитет по организации восстания и побега из него. В комитет входил Герой Советского Союза ст. лейтенант Г. Лепёхин, бывший командир эскадрильи 1-го гвардейского истребительного авиаполка 209-й истребительной дивизии Ленинградского фронта В.А. Коняхин, бывший командир авиаэскадрильи 21 авиаполка майор Г.С. Тонких, Б. Веселовский и др. Всего 11 человек. Общее руководство возлагалось на генерала М. Белешева. Планировалось уничтожить охрану, штаб, линии связи, захватить оружие и автомобили и двигаться на них в Литву или в Польшу, к партизанам. Однако восстание провалилось, а все участники были схвачены и разосланы по разным лагерям. Причиной провала восстания является скорее предательство генерала М. Белешева. Как вспоминает В. Решетников (по словам Г. Лепёхина) инициатива восстания исходила от самого генерала, а после провала, когда организаторы были схвачены и посажены в грузовик, на лагерной проходной М. Белешев «был высажен, а десять покатили дальше - в инстербургскую тюрьму». Следует также учесть, что после войны, когда генерал-майор М. Белешев не прошёл спецпроверку органами НКВД, на одном из допросов он заявил, что «на допросе в разведотделе Ставки германской армии он одобрил предложение немцев об использовании пленных советских летчиков для борьбы против Красной Армии, после чего был назначен немцами на должность коменданта лагеря военнопленных в городе Мариенфельд (имеется ввиду Морицфельд, лагеря Мариенфельд в III Рейхе не существовало, - прим. авт.), где содержались военнослужащие частей ВВС Красной Армии» .
Можно предположить, что со стороны генерала Белешева была осуществлена провокация, с целью выявления тех лётчиков, которые ни при каких условиях не перейдут на сторону РОА, что позволило зачистить лагерь от неблагонадёжных.
Таким образом, осенью 1943 г. ничто не мешало подполковнику Г. Хольтерсу, В. Мальцеву и присоединившемуся к ним русскому эмигранту М. Тарновскому заниматься формированием первого русского авиаподразделения. Исследователь власовского движения из ФРГ Й. Хоффманн отмечает, что целый ряд офицеров - от лейтенантов до полковников - заявили о своей готовности сотрудничать с авиагруппой Хольтерса. В их числе были такие офицеры, как генерал Белишев, полковник А. Ф. Ванюшин, некий командир полка бомбардировщиков полковник П., майор П. Суханов, капитан С. Артемьев, Герой Советского Союза капитан С. Т. Бычков, капитан А. Меттль, капитан И. Победоносцев, Герой Советского Союза старший лейтенант Б. Р. Антилевский, майор З. Ситник, ст. лейтенант В.С. Москалец, лейтенант П.В. Чкуасели, мл. лейтенант А.С. Карапетян и другие. Всего порядка 30 человек.
В ноябре - декабре 1943 г. в Морицфельде, при активном участии капитана С.Т. Бычкова и ст. лейтенанта Б.Р. Анилевского, была окончательно сформирована 1-я Восточной эскадрильи Люфтваффе (1. Ostfliegerstaffel), которая затем вошла в состав "Вспомогательной ночной штурмовой группы "Остланд"" (Erganzungsnachts-Schlachtgruppe Ostland). На вооружении 1-й Восточной эскадрильи было несколько трофейных машин разных типов (По-2 и Ут-2, а также переданные из летных школ Arado Ar 66 и Gotha Go 145).
В начале 1944 года бывшие советские летчики перебазировались из Морицфельде в Динабург (Даугавпилс), где были переподчинены непосредственно 3-й авиадивизии (3 Fliegerdivision). В марте 1944 года эскадрилью передали в подчинение 6-му Воздушному флоту (Luftflotte. 6) и перебросили в Лиду (Белоруссия). Отсюда летчики до июля совершили около 500 вылетов против партизан и именно отсюда Москалец, Чкуасели и Карапетян угнали немецкие самолёты в расположение советских войск. В июне 1944 г. эскадрилья была расформирована. Личный состав группы Г. Холтерса в дальнейшем послужил основой для создания Военно-воздушных сил Комитета освобождения народов России (КОНР), которыми командовал Мальцев. Непосредственное формирование первой в РОА 5-й истребительной эскадрильи 1-го авиаполка возглавил капитан С.Т. Бычков.
В свою очередь, лагерь продолжал работать до 1945 г. видимо выполняя функцию перевалочной базы для лётчиков, которые вступали в РОА. В январе 1945 г. район лагеря находился на линии наступления 11-й гв. армии генерала К. Галицкого (части 2 гв. Тацинского танкового корпуса и 247-го гв. стрелкового полка 84-й стрелковой дивизии) , которая вела боевые действия против частей 1-й пехотной дивизии и 349-й народно-гренадёрской дивизии. 23 января 1945 г. территория на которой находился лагерь Морицфельде была очищена от немецких войск. Упоминания ветеранами о встречах с власовцами в полосе наступления 11-й гв. армии (Ханцевич в Инстербурге, Богопольский в районе Велау) в принципе может косвенно подтвердить наличие именно персонала аэродрома в обороняющихся немецких частях.
Примечателен следующий факт: недалеко от современного посёлка Корнево (бывш. Цинтен) были найдены следующие находки, говорящие о том, что члены РОА участвовали в боевых действиях на территории Восточной Пруссии: кокарда РОА, несколько наград (т.н. Восточные звёзды). В этом районе держали оборону некоторые части раздробленной 1-й пехотной дивизии. Может быть, именно персонал Морицфельде, который должен был носить обмундирование РОА, отступил вместе с этой дивизией и воевал до полного уничтожения в котле под Хайлигенбайлем?
Но персонал аэродрома это небольшое количество людей, которые могли быть задействованы на участке между Инстербургом и Велау. Так кого же имели ввиду ветераны, говоря о власовцах, воевавших в других областях Восточной Пруссии? Скорее всего, речь шла о многочисленных служащих вспомогательных частей дивизий Вермахта. Как известно, с первого же дня войны многочисленные советские пленные, дезертиры, гражданское население предлагали немцам свою помощь во вспомогательных службах. Этих добровольцев немцы называли Hiwi (сокр. от нем. Hilfswillige- добровольный помощник), закрепившееся за ними до самого окончания войны. Существовало также ещё одно обозначение таких помощников – Freiwilliger (сокр. FRW) – доброволец. Добровольные помощники в тыловых службах служили в качестве шофёров, поваров, санитаров, конюхов, разнорабочих, освобождая немцев для службы на передовой, а в боевых подразделениях - в качестве подносчиков патронов, связных и сапёров.
К концу 1942 г. «хиви» составляли значительную часть действовавших на Восточном фронте немецких дивизий. Только в службе снабжения пехотной дивизии штатами было предусмотрено 700 «добровольных помощников». Кроме того, каждый пехотный полк формировал из военнопленных добровольцев одну саперную роту численностью 100 человек, включая 10 человек немецкого кадрового состава. Зачисленные в состав частей военнопленные заносились в списки, каждый из них получал полный паек немецкого солдата, а после двухмесячного испытания и официального зачисления в качестве «добровольца вспомогательной службы» - денежное содержание и дополнительное довольствие .
Со временем некоторые «хиви», первоначально зачисленные на вспомогательные должности, переводились в состав, создаваемых с 1942 г. при штабах дивизий, охранных команд и антипартизанских отрядов (т.н. ягд-команды), а те, которые входили в состав немецких боевых частей, получали оружие и участвовали в боевых действиях наравне с немецкими солдатами. В эти отряды набирались наиболее надёжные и хорошо подготовленные бойцы. И к концу 1942 года почти каждая из действовавших на Восточном фронте немецких дивизий имела 1-2 восточные роты, а корпус имел роту или батальон .
Что же касается штатной численности «хиви», то она увеличивалась при фактическом уменьшении штатов немецких дивизий. Штаты пехотной дивизии, установленные со 2 октября 1943 г., предусматривали наличие 2005 добровольцев на 10708 человек немецкого личного состава, что составляло около 15 % от общей численности.
На основании найденных на территории Калининградской области жетонов, можно сделать вывод о подразделениях, в состав которых входили советские коллаборационисты – это фактически все дивизии, участвовавшие в боях на территории Пруссии. Калининградскими поисковиками за последние несколько лет было найдено довольно большое количество личных жетонов этих помощников. В основном это служащие пекарен, снабженцы, ремонтники (см. приложение). Также встречаются довольно часто и жетоны, свидетельствующие о том, что их владельцы являлись служащими в штабных ротах разных полков (пехотных, артиллерийских, танковых), в ротах связи, автомобильных батальонах, сапёрных частях и т.д.
Наиболее интересные находки, проливающие свет на вопрос службы советских граждан в немецкой армии, могут дать жетоны, свидетельствующие о наличии в 4-й армии Вермахта отдельных т.н. «Восточных батальонов». Например, Четвертая рота 690 восточного батальона, личный номер 177 (4.(Ost) Kompanie / Nachschub-Bataillon 690).
Так называемые Оsttruppen являлись другой категорией добровольцев. Они объединялась в восточные батальоны (Ostbataillonen), входящие в состав немецкой армии. Первые батальоны были сформированы по личной инициативе немецких командиров. Основу восточных батальонов составляли граждане СССР нерусской национальности: украинцы, прибалты, кавказцы и казаки. Задачей восточных батальонов была охрана тыловых районов. Формировались также несколько азиатских и кавказских легионов (Ostlegionen).
На основе обнаруженных на территории Калининградской области жетонов личного состава самостоятельных национальных соединений, можно сделать вывод об участии в боях на территории Пруссии следующих частей - туркестанско-кавказский учебный запасной батальон, 402-й Туркестанский строительный батальон (более 10 жетонов), 645-й украинский батальон (найден жетон караульной роты), 828-й Волго-татарский легион (найден жетон 1-й роты), 690-й восточный вспомогательный (nachschub) батальон, 640-я восточная охранная рота, армейского подчинения (4-я армия), а также русское ремонтное подразделение 129-й пехотной дивизии (аналогичное подразделение входило и в состав других дивизий).
Подавляющая часть всех упомянутых восточных соединений, а также Hiwi, входившие в состав немецких подразделений, была уничтожена в февральских и мартовских боях 1945 г. в районе т.н. Хайльсбергского котла – многие жетоны найдены в районе совр. Багратионовска – Мамоново, а также в ходе апрельского наступления советских войск против частей армейской группы «Земланд» на Земландском полуострове (находки в районе пос. Шиповка, г. Светлый и Балтийск, Балтийская коса).
Безусловно, данная статья лишь предваряет начало изучения данного аспекта боевых действий в Восточной Пруссии в 1944 – 1945 гг. Необходимо детальное изучение российских архивов, в частности документов фильтрационных лагерей НКВД, исследование немецких документов, хранящихся в Федеральном военном архиве ФРГ (BA-MA) где содержаться фонды дивизий, участвовавших в боях на территории Восточной Пруссии. Значительный пласт этих документов хранится также в отделе трофейных фондов Национального управления архивов и документации США (NARA).
Рассмотрение этой малоизвестной страницы истории края может дать нам представление о трагических судьбах многих наших соотечественников, на морально-психологические качества которых со всей силой обрушилась военная катастрофа 1941-1945 гг.

полная пдф-версия с тремя бонусными приложениями :)
http://cs5491.userapi.com/u11780017/doc ... russii.pdf
Аватара пользователя
gsm_689
Рисователь полосок
 
Сообщения: 4340
Зарегистрирован: 21-07-2008 22:05:11
Откуда: Metgethen (поселок Александра Космодемьянского)

Пред.

Вернуться в Следы Второй Мировой войны

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 8



При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.

ООО "Портал" - создание и продвижение сайтов.